ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Отдохни! - Дэвис толкнул раненого бойца к стене, а сам резко развернулся, выхватывая ручную пушку.

  Там, за спинами зараженных людей, маячила фигура нового скарабея. Судя по всему, тварь не собиралась приближаться. Действительно, зачем? Свою функцию по обнаружению противника она выполняет на отлично.

  Рэйф задержал дыхание, полуприкрыл глаза, мягко надавил на спусковой крючок ручной пушки, а потом резко отбросил ее в сторону, снова перехватив снайперскую винтовку. Стальная сеть унеслась прочь. Сейчас Клайв и сам был этой сетью, летел вместе с ней, подправляя траекторию. Внезапное сопротивление обожгло сознание, выбросило в реальный мир. Рэйф тяжело дышал. Он чувствовал себя так, словно в академии пробежал выпускной кросс по трассе с повышенной гравитацией.

  Оставалось надеяться, что на этот раз ничто не помешает сети достигнуть цели. Но какова же сила того, кто его блокировал! Феноменально!

  От нацеленного в голову удара какой-то корявой дубиной, Клайв увернулся, отскочил назад. Зараженные приблизились вплотную. Они надвигались, не обращая внимания на хлещущий по ним шквал огня. Рэйфы не оставили своего лидера, а рассредоточились по разным сторонам туннеля и открыли стрельбу. Методично, без эмоций, как в тире. Глухие хлопки тонули в грохоте заваливающихся тел.

  Самое поганое в убийстве зараженных - тех, с кем еще недавно мог сидеть за одним столом, - в том, что перед смертью их разум вырывается из-под контроля Улья. В глазах появляется осмысленность: страх, облегчение, боль, надежда... целый коктейль чувств. Этот момент длится всего несколько секунд, но и их достаточно, чтобы ощутить все отчаяние, терзающее несчастных. Это и убийство, и освобождение. И к этому надо привыкать.

  Внезапно напор зараженных стих. Они все еще продолжали идти, но уже не столь активно. Скорее по инерции, подталкиваемые задними рядами.

  Дэвис подал знак прекратить стрельбу, опустил забрало. И вовремя: ожил компьютер, на внутренней стороне шлема вновь зажглась карта местности, заработал радар.

  - Лидер, как слышно?! Что у вас там?!

  Судя по обеспокоенности в голосе, вызывали уже давно.

  - Это лидер! - отозвался Клайв. - Все в порядке. Я надеюсь... - он позволил себе шумно выдохнуть. - Как у вас?

  - Небольшое волнение скарабеев. Сейчас все успокоилось. Плохой сон им приснился, что ли.

  Дэвис улыбнулся. Он знал, о каком сне говорит боец. Объяснение вновь заработавшей аппаратуре может быть только одно - объект, ради которого они все сюда пришли, нейтрализован.

  - Мы скоро будем, готовьте упаковку. Стоп, у нас один раненый, пусть кто-нибудь спустится помочь ему.

  Он отстегнул от пояса гранату, аккуратно, с навесом бросил ее в группу толкающихся на месте зараженных. Снова треск, голубые всполохи. Сразу порядка десяти подконтрольных скарабеям человек упали на пол. Одни из них еще продолжали биться в конвульсиях, другие - лежали неподвижно.

  - Ты остаешься, - Клайв посмотрел на раненого бойца. - Прикроешь если что. Мы недолго.

  Расчистка туннеля заняла не более минуты. Несколько гранат вывели из строя большую часть зараженных. Официально считалось, что шок от электрического разряда - наиболее рациональный способ выведения из строя группы противников: минимум шума и разрушений, максимум эффекта. Дэвис готов был согласиться с официальной доктриной только в отношении скарабеев, в отношении же подконтрольных им людей более гуманным считал убийство. Если человека нельзя вылечить, если он представляет опасность для вчерашних товарищей, то зачем давать ему шанс выполнить поручение Улья? Тем более, среди ученых, вплотную занимавшихся исследованием феномена заражения, ходила версия, будто контролируемый человек все равно осознает себя, а значит - мучается.

  Тем не менее, сейчас Рэйф выбрал официальный способ, как наиболее быстрый. Он ступал по еще живым телам, но не испытывал каких-либо терзаний совести. Все они давно погребены под спудом тренировочных программ, часами психологических тренингов, а главное - реальными заданиями.

  Объект миссии они обнаружили в нескольких метрах от входа в тоннель. По-видимому, тварь как раз спускалась с потолочных перекрытий, когда ее настигла электрошоковая сеть. Тонкая, схожая с паутиной, она окутала массивное тело, лишив его возможности двигаться, а встроенный электрогенератор выдал несколько мощных разрядов.

  Клайв осмотрел тело странного скарабея. За всю свою карьеру он никогда не видел подобного мутанта. Такого проще и рациональнее убить, чем тащить в лабораторию.

  - Ладно, хватай его. Только осторожно.

  У выхода их ждали. К моменту, когда впереди замаячил проем ворот, Дэвис успел порядком взмокнуть. Туша действительно оказалась тяжелая. Зато теперь можно почти расслабиться. За оставшиеся семь минут, пока действует камуфляж, они легко успеют выбраться из чаши.

  Ящик оказался точь-в-точь под размер скарабея, словно в штабе заранее знали его габариты. Или действительно знали?

  - Отходим, - проговорил Клайв.

  Он сам успел сделать всего несколько шагов, когда услышал звук хлесткого удара, и идущий в десяти шагах боец вскрикнул, выгнулся, а потом его тело резко взметнулось над землей.

  - Хвощ! - раздалось в наушниках.

  - Бегом! - крикнул Дэвис.

  Ну что за невезение?! Откуда он взялся? Неужели среагировал на всеобщее беспокойство и притащился откуда-то с периферии? По сути, хвощ, или, как правильно его называли 'Flexibile Lancea' - Гибкое копье, - даже не был зверем. Ученые обычно сравнивали его с подобием сооружения - одним из многочисленных органов колонии. Представить только - оборонительное сооружение, которое способно самостоятельно выкапываться и передвигаться. Но что самое неприятное: тварь также обладает эмпатией. А атакует длинным, эластичным щупальцем с огромным когтем на конце.

  Теперь оставалось полагаться на скорость собственных ног и точность засевших на краю чаши стрелков.

  Снова звук, словно ударили плетью по уже рассеченной плоти, с чавкающим звуком. И еще один Рэйф отлетает в сторону, насаженный на костяной коготь, словно на шампур. Вот оно, настоящее веселье, тут уже все привычно. Вполне обычные твари. Больше не спят, прозрели и двигаются гораздо быстрее человека. Выход один - отстреливаться и ни на мгновение не сбавлять скорость. Хвощ не может одновременно атаковать и преследовать, а чтобы выкопаться, ему нужно время.

  В стороне с земли поднялась стая кайтенов - раздутые, покрытые огромными зелеными гнойниками, бестии отдаленно напоминали костяных гончей, если бы тела тех имели чуть больше плоти, начали гнить и при этом вспучились от накопленных внутри газов. Сами не атакуют, умирают быстро - все бы хорошо, если бы не начинка из сильнейшей кислоты, способная насквозь прожечь броню осадного танка. Твари рванули наперерез бойцам, несущим ящик. Плохо, очень плохо! Таких нельзя подпускать близко!

  - Кайтены! Слева! - прорычал Клайв в эфир, открывая огонь.

  Двух тварей тут же срезало. Они зарылись мордами в землю, взорвались, разметав вокруг себя зловонные лужи зеленоватой субстанции. Вслед за ними последовала еще одна бестия.

  Еще немного - и зона контроля хвоща будет преодолена.

  Клайв убил еще одного кайтена, с мрачной удовлетворенностью отметил последнюю тварь, прицелился. Он заметил, как в ногу бойца, толкающего ящик сзади, воткнулась костяная игла - в дело вступили жнецы. Человек моментально сбился с ритма, споткнулся - и тут в него влетела живая, начиненная кислотой бомба. Кайтен взорвался, лишь коснувшись человека. Адская смесь брызнула на скафандр, частично захватила накренившийся ящик. Боец взвыл от боли, но его крик тут же оборвался.

  Дэвис бросился к ящику, подхватил его. Еще не потерявшая активность, кислота насквозь проела перчатки, впилась в ладони. Рэйф зашипел, но рукояти не выпустил.

  К границе, за которой хвощ уже не мог уловить присутствие противника, добрались трое из семи Рэйфов. Тяжело дыша, время от времени оглядываясь, они поднимались по склону. Рядом в утрамбованную почву втыкались иглы жнецов, но основная опасность определенно осталась позади. Бойцы на краю чаши сняли особенно ретивых тварей, остальные отстали.

12
{"b":"255997","o":1}