ЛитМир - Электронная Библиотека

  Профессор Тейлор лежал на боку. Странно, когда Макс уходил, оставлял его лежащим на животе. Или это уже память подсовывает неверные воспоминания? Все может быть, учитывая ту кашу, которая сейчас царит в голове.

  Дальше отступать бессмысленно. За спиной монолитная стена.

  Макс остановился у тела профессора. Того явно обыскивали - карманы вывернуты, халат расстегнут.

  Кто успел? Кондоры?

  - Не двигаться! - разнеслось по залу.

  В усиленном динамиками голосе слышится не то презрение, не то брезгливость.

  Макс поднял руки, но при этом развернулся полубоком к охраннику, со стороны которого прозвучали слова. Ноги напряглись, готовые в любое мгновение отбросить тело с линии возможной атаки.

  - На колени!

  Руки непроизвольно сжались в кулаки, но теперь уже дергаться поздно: Макс стоял в круге света, образованном пересечением множества световых лучей.

  - У тебя три секунды! Не подчинишься - будешь уничтожен.

  - Да он не понимает ничего... - послышалось сбоку.

  - Новая тварь! И стоило его тащить сюда... - еще один голос. - Давно сжечь пора!

  - Раз... два...

  Макс опустился на колени.

  - Руки за голову, не шевелиться!

  Что ж, если не пристрелили сразу, значит, есть приказ взять живым.

  Стоя на коленях со сцепленными на затылке руками, Макс ощущал себя преступником. Вот только вряд ли ему положен защитник и суд вообще.

  Сзади послышались тяжелые шаги, лязг, словно одна нога бронескафандра повреждена. Макс спиной ощущал приближение чужеродного существа. Легкий поворот головы - и тут же на затылок обрушился сокрушительный по силе удар. Перед глазами помутилось, но сознание не исчезло. Напротив, затаившийся внутри зверь ожил. Почуяв ослабевшую концентрацию человека, он рывком поднял тело, занес руку для удара.

  - Нет!

  Надрывный женский крик подействовал подобно ведру холодной воды. Зверь снова нырнул в тень, уступив место оглушенному человеку.

  - Не трогайте его!

  Откуда-то из-за клетки вынырнула хрупкая фигурка в белом халате, бросилась в круг света.

  - Мэм, не мешайте операции. Отойдите, - на этот раз голос раздраженный.

  - Нет, вы же убьете его. Он - ценный образец!

  Макс взглянул на девушку - темные волосы всклокочены, руки прижаты к груди.

  - Я опасный образец, - проговорил Макс. - Лучше отойдите.

  - Нет! - ее лицо вспыхнуло. - После профессора Тейлора я являюсь начальником исследовательской группы. А раз уж вы все находитесь на территории института, - она обвела взглядом круг охранников, - будьте любезны следовать моим приказам.

  Потянулась выжидательная пауза, видимо, для уточнения ситуации с непосредственным начальством.

  - Мэм, объект потенциально опасен. Я имею четкие указания сопроводить его в камеру.

  - Я сама...

  Она повернулась лицом к Максу. Он видел, как она напугана. При этом голос ее оставался спокойным.

  - Вам надо вернуться в камеру. Поверьте, никто больше не причинит вам вреда.

  Видимо, что-то отразилось в его взгляде.

  - Нападение отбито. Профессор верил в вас, и я тоже верю. Обещаю, как только будет возможно, я вернусь и отвечу на все ваши вопросы. Вам нечего опасаться. Доверьтесь нам. Вы очень нужны Республике!

  - Довериться? - Макс позволил себе ухмыльнуться. - Надеюсь, у вас действительно найдутся ответы, так как вопросов у меня много.

  Глава 6. Сердце Улья.

  Человеческие имена - как глупо. Человеческие привязанности - это слабость. Улей - это сила и мощь, единый организм, единая воля, единая цель. А Она - его сердце, облеченное силой и властью нести смерть врагам. Сердце Улья!

  Страдания! Человечество еще осознает собственную ничтожность перед смертоносными легионами скарабеев.

  Ей доступны многие знания, доступна сила. За ее спиной огромная армия. Она генерал мириадов существ, готовых подняться по одному ее приказу. Но при всем при этом где-то глубоко внутри все еще теплится слабая сущность человека. Ничего - это ненадолго. Задавить в себе слабость - ничего сложного. Но время необходимо.

  Люди способны истребить себе подобных за несколько блестящих камней, щепотку дурно пахнущего порошка, глоток более чистого воздуха... причин множество, итог один. Когда-нибудь они водрузят крест на собственной могиле и лягут в нее подыхать. Когда-нибудь... Почему же не помочь калеке распрощаться с опостылевшей жизнью? Не подтолкнуть его к краю пропасти? Для вселенной это будет лишь благом.

  Находясь за многие километры от того, с кем пришла в этот мир, новорожденная Сердце Улья почувствовала: что-то случилось. Почувствовала болезненный укол, словно тело резким ударом нанизали на длинную зазубренную палку. Однако понимание, что же именно произошло, оформилось не сразу. Она звала его, звала долго и тщетно, пока зов не превратился сначала в жалостливый стон, а потом в громкий рык, наполненный животной ненавистью самки, утратившей своего самца.

  К тому времени как она добралась до человеческого строения, боль от укола стихла, но на ее место пришло чувство ноющей пустоты.

  Когда-то в этом месте люди выстроили огромное сооружение, призванное вгрызаться в плоть горы и поднимать на поверхность тонны руды. Но времена меняются, баланс сил колеблется. Тем более теперь, когда Улей заполучил в свои ряды их двоих...

  И снова боль. Они должны быть вместе! Они вместе пришли, у них одна дорога. Дорога на пути к триумфу Улья!

  Прошло несколько дней с того момента, как он исчез. Несколько раз ей казалось, будто бы снова ощущает его присутствие - неуверенное, надрывное. Но нет - ее безмолвный крик оставался без ответа. Да что ее крик, даже зов Сверхсознания тонул в бесконечности космоса, так и не достигнув его сознания.

  Что же с ним сделали?!

  Она легко ступала по залитой слизью земле. В небе вились амфиптеры.

  'Амфиптеры...' - она до сих пор внутренне воспринимала всех существ Улья, используя человеческие названия. И это притом что для общения или управления ими никакие имена не требовались. Слабость, атавизм, с которым еще придется побороться.

  Десятки перепончатых крыльев равномерно поднимались и опускались, позволяя своим хозяевам зависнуть в воздухе. Сотни глаз высматривали малейшее движение вблизи завода. Свита Сердца Улья готова разорвать в клочья любого, кто осмелится посягнуть на ее жизнь.

  Ненависть к тем, кто посмел встать на пути Улья, бурлила в ней раскаленной магмой. Ненависть требовала выхода - и она нашла его.

  Люди... Они могут быть такими беззащитными, такими слабыми. Их тела так легко разрушить... Но иногда они проявляют чудеса стойкости, выживают с такими повреждениями, от которых любой другой представитель их расы давно бы издох. И иногда это приходится очень кстати...

  Оставленный на заводе гарнизон скарабеев хоть и не справился с защитой своего генерала, но сумел сохранить живым одного человека из диверсионной группы. Вряд ли специально, но сейчас это неважно. Главное - результат! Да, это именно то, что сейчас нужно!

  Сердце Улья склонилась над измученным человеком. Рэйф лежал, привалившись к изрешеченному остову универсального ремонтного модуля. Затянутый в плотную черную броню, он почти сливался с окружающей его грязью. Шлем валялся рядом. Самое место для человека! И это элита сил Республики?! Никакая маскировка, никакие усиленные накладки и другие ухищрения не спасли этого червя от заслуженной кары.

  - Больно? - поинтересовалась участливо. Голос, ставший хрипловатым, тем не менее, не казался грубым.

  Лицо человека дрогнуло, губы болезненно исказились.

  Уже не жилец, а жаль... мог бы получиться неплохой помощник... Людей, обладающих пси-способностями, крайне мало. Это и хорошо, и плохо. Хорошо тем, что тогда бы подобных Рэйфам было гораздо больше, а они успели показать себя неплохими бойцами. А плохо в том смысле, что только на таких экземплярах Сверхсознание могло эффективно ставить эксперименты, в результате которых не разрушался мозг человека.

16
{"b":"255997","o":1}