ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Только осторожно с ним... - пехотинец переступил с ноги на ногу. - Здесь все же люди. А он... Ну, опасен. Давайте я выделю сопровождение. Всем спокойнее будет.

  - Он такой же человек, как и вы, - голос Эванс посерьезнел. - Только выглядит несколько странно.

  - Да уж, несколько... Так что насчет сопровождения?

  - Не надо. Здесь недалеко, что может случиться?

  Макс буквально чувствовал сомнения пехотинца. Тому очень не хотелось отпускать доктора в одиночестве. Пусть вся территория комплекса на виду, но разве можно позволить существу, прошедшему изменения в Улье скарабеев, свободно находиться среди людей? Тем не менее, простояв в нерешительности несколько секунд, пехотинец взмахнул рукой, отдавая приветствие, - и вся троица удалилась.

  - Впечатляет, - как мог тихо проговорил Макс.

  Он готов был бежать к взлетному полю. Казалось, тело распадается на молекулы. Несмотря на бушующий внутри ураган силы, ноги все равно отнимались. Еще немного - и он просто не сможет передвигаться.

  - Куда ты собираешься? - неожиданно резко спросила Эванс.

  - Подальше отсюда...

  - И как думаешь, долго протянешь в одиночестве? Долго сможешь сопротивляться зову Улья?

  Она говорила так, словно обвиняла. Из недавно испуганной девчонки она вмиг превратилась в грозного дознавателя.

  - Уверен, дольше, чем здесь! - ощерился Макс.

  Хотелось сказать еще многое, обвинений за последние полчаса накопилось выше крыши, но развивать заведомо тупиковый спор он не стал.

  - Вам надо продолжить работу над собой, - доктор уткнулась взглядом в землю. - Профессор Тейлор возлагал на вас большие надежды. Как же все не вовремя... - она замолчала.

  Их еще раз останавливал патруль - и снова Сади удалось отбиться от навязчивого предложения о сопровождении. Вскоре они добрались до взлетного поля - части комплекса, дополнительно огороженной толстым сеточным забором и подсвеченной голубоватыми прожекторами.

  - Нам туда, - доктор указала на воздушный аппарат, снабженный парой турбовентиляторных двигателей.

  - Они говорили о транспортнике... - остановил ее Макс.

  - Они говорили о транспорте! Это гораздо лучше и быстрее. Ни один из грузовых судов не сможет догнать его, а других здесь нет, - с нажимом произнесла Эванс. - Служащие Мантикоры не летают на гражданских и транспортных судах. Это слишком серьезная организация, они ценят свое время и сотрудников.

  Указанный Эванс транспорт представлял собой тактический ударный вертолет Немезида, который Республика использовала в качестве воздушной поддержки легкой пехоты. Макс знал, насколько опасными могут быть эти машины, помнил рокот их двигателей, дымящиеся воронки после взрывов ракет. Немезида вполне оправдывала имя богини древности - жестокой и карающей.

  - А как же сопровождение? Сюда влезет разве что один пехотинец в броне.

  - А вот для сопровождения - обычный транспортник, он стоит дальше. Как правило, летают тандемом. В случае опасности вертолет имеет шанс уйти.

  Макс всмотрелся в другие корабли. Транспортник Мантикоры вряд ли назовешь обычным - наверняка с улучшенными двигателями, да и вообще выделяется опрятностью и плавностью линий. В то время как все остальные транспортники - угловатые коробки, к которым то и дело подъезжали загруженные ящиками строительные модули.

  - Вы переезжаете?

  - Нас закрывают, - Сади отвернулась в сторону. - После гибели профессора Тейлора комплекс отходит под юрисдикцию Мантикоры. А им нужны только наши наработки и... - она запнулась.

  - И я, - закончил ее мысль Макс.

  - Да. Простите...

  - Не надо. Идем! - резко прервал дальнейшие извинения и заодно лишние вопросы.

  У трапа Немезиды стояли двое, закованные в черную броню, с тяжелыми винтовками.

  - Принимайте багаж, - подойдя, сказала Эванс. - Осторожнее с ним, очень ценный экземпляр.

  - Извините, мэм, у нас приказ оставаться здесь до возвращения майора Шрайка.

  - Тогда позовите кого-нибудь из команды. У меня и без вас дел по горло!

  - Минуту, мэм... Связь с майором отсутствует, - после примерно полуминутного молчания снова заговорил боец. - Полагаю, ваш... 'багаж' может подняться на борт. Но только под вашим присмотром. Нам не нужны проблемы, - в его голосе послышалось неприятие. - На борту оборудован специальный отсек.

  Из темного провала открытого люка показалась фигура пилота. По крайней мере Макс принял человека за пилота по наличию на нем легкого комбинезона и какой-то гарнитуры на голове.

  - Ну и урод! - сплюнул человек.

  Он постоянно что-то жевал и даже не пытался скрыть негативного отношения к тому существу, которое видел перед собой.

  - Скарабей? Вы что?! Я на свою малютку эту тварь не возьму!

  - Этот вопрос вы сможете вскоре обсудить с майором Шрайком, - ледяным голосом произнесла доктор. - А пока будьте любезны сопроводите 'багаж' в отведенный ему отсек.

  Пилот насупился, но смолчал.

  - И еще - имейте в виду, - добавила доктор. - Этот, как вы изволили выразиться, 'скарабей' отлично понимает все, что вы сейчас сказали.

  - Идите за мной, - махнул рукой пилот. - Развелось умников... мало нам уродов за стенами... еще к себе теперь таскаем... - он бубнил постоянно, нисколько не заботясь, что и 'умник', и 'урод' следуют за ним.

  Внутри вертолета места оказалось крайне мало. Всего один центральный отсек, где еще могли более-менее поместить четыре человека. Сейчас отсек был разделен на две части, одна из которых виднелась из-за приоткрытой тяжелой двери - замкнутая стальная банка с расположенными по всему периметру какими-то не то излучателями, не то детекторами.

  - Сюда... - пилот кивнул на приоткрытую дверь.

  - Что это? - спросила Эванс.

  - Я не знаю. Это не мое дело. Мэм, засовывайте своего скарабея в апартаменты и можете подождать снаружи.

  - Подождать чего?

  - Пока возвратится майор. Мы же должны удостовериться, что вы привели нам именно то, за чем мы прилетели.

  - Да, разумеется...

  Она развернулась и уже было направилась к выходу, когда пилот как-то странно крякнул, привалился к стене. Его глаза уставились куда-то в потолок, а из уголка рта потянулась слюна.

  Макс держал человека под контролем. Это получилось само собой. Он просто очень сильно захотел, чтобы тот перестал болтать, ушел в кабину, там сел в кресло и завел двигатели. Потянуться к разуму пилота, проникнуть в него - легко и привычно. Задавить волю. Впрочем, тот почти не сопротивляется, даже не успев осознать, что случилось. Сдался сразу.

  Пилот отлепился от стены, пошатнулся и неуверенно направился в кабину.

  - Уходите... - одними губами прошептал Макс, видя растерянный взгляд доктора.

  Та поколебалась, отступила к трапу.

  Так и хотелось спросить: что, не ожидала?

  Вертолетные винты ожили, начали набирать обороты.

  - Эй, что происходит?! - донеслось снаружи.

  - Вон отсюда! - рявкнул Макс опешившей Сади.

  - Прогрею машину... - ровным голосом произнес пилот, высунувшись в боковое окно.

  Заставить говорить легко, сложнее заставить передать эмоции. И вот этого не получилось. Однако за шумом набирающих обороты двигателей на интонацию никто не обратил внимания.

  - Глуши, мать твою! Совсем мозгов лишился?! - пехотинец в черном обежал вертолет, остановился у кабины и теперь орал прямо в окно пилоту, но тот с невозмутимым лицом продолжал наблюдать за приборами.

  - Мэм, покиньте борт, - крикнул второй пехотинец, оставшийся у трапа. - И выведите своего... скарабея.

  - У тебя последний шанс, - бросил Макс, надвигаясь на доктора. - Вон!

  Он чувствовал, как начинают дрожать руки. Терпеть ядовитое жжение - больше нет сил. Хотелось вскрыть себе вены, чтобы вместе с кровью избавиться от родившейся внутри отравы.

  - Да он не в себе! - послышался надрывный крик пехотинца у кабины. - Твою мать! Скарабей! Это все он! Тревога!

22
{"b":"255997","o":1}