ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Вы снова за свое?! - в слабом голосе Сади звучало отчаяние. - Что мне сделать, чтобы вы мне поверили?

  - Ты ранена. Нам не уйти вместе, ты это прекрасно понимаешь.

  - Рана сквозная, основные артерии не задеты. Одна инъекция - и я легко пройду оставшиеся километры.

  - Легко? - осклабился Макс.

  - Если отстану, можете меня бросить, я не обижусь, - на ее лице появилось подобие улыбки.

  - Не понимаю я тебя, - покачал он головой.

  Эванс медленно опустилась на пол отсека. Макс видел, как она морщится, с какой бережностью укладывает раненую ногу. Скорее всего, действие универсальной сыворотки подходило к концу, и потому боль охватила ее с новой силой. Девушка всем телом с облегчением привалилась к стене.

  'Вот она, человеческая плоть, слабая и уязвимая. Одно небольшое повреждение - и все, они неспособны сопротивляться, становятся легкой добычей...'

  Макс прервал себя на полумысли. Что это?! Что в его голове?!

  - Надо уходить, - сказала Сади, но не шелохнулась.

  - Держи, - Макс протянул ей снятую с пилота кобуру с пистолетом. - Пусть будет у тебя. Винтовку понесу сам, она тяжелая, вымотает тебя. Не пожалеешь потом, что могла уйти и осталась?

  - Вот потом и посмотрим, - пожала плечами доктор и взяла предложенное оружие.

  ***

  Эванс держала данное слово. Ни звуком, ни жестом не выдавала причиняемых ей раненой ногой неудобств. Забрав с борта вертолета аптечку и универсальные пайки, беглецы направились прочь, все так же держась северного направления. В одиночку Макс мог бы передвигаться гораздо быстрее, но все же приходилось подстраиваться под скорость человека - раненого, да и вообще вряд ли приспособленного для выживания в дикой природе.

  Почти сразу они наткнулись на небольшую, но довольно бурную горную реку. Вода стремительным потоком неслась через пороги, бурлила, взбивая шапки пены. Искать обходные пути и брод Макс не стал. Без слов подхватил Сади на руки и вступил в поток. Холода он почти не ощутил. Осклизлые камни норовили опрокинуть странное существо, но Макс держался крепко, быстро преодолел преграду.

  Лес практически не имел подлеска и высоких трав - почти парк, если не считать иногда встречающихся поваленных временем или стихией стволов. Их приходилось обходить, так как некоторые экземпляры достигали в обхвате нескольких метров, а их ветви создавали непроходимые завалы. Попадались и каменные нагромождения. Максу они казались странными, так как вырастали всегда внезапно, на относительно ровных участках пути и очень напоминали развалины каких-то очень древних зданий. По крайней мере в нескольких из них он отчетливо видел остовы стен. Но останавливаться и рассматривать их внимательнее не стал.

  Первый короткий привал пришлось сделать всего через пару часов интенсивной ходьбы. Эванс, несмотря на показное равнодушие, уже не могла сдерживать срывающихся с губ стонов. Ее лицо вновь побелело, покрылось испариной. Чтобы так мужественно терпеть лишения, необходимо преследовать действительно важную цель.

  Несмотря на протесты, Макс заставил ее сделать инъекцию и съесть хотя бы четверть порции универсального пайка. Сам он умирал от голода, желудок настойчиво требовал пищи, а в мышцах ощущалась усталость, выматывающая до тошноты и головокружения. В считанные минуты разобравшись со своей порцией, он с жадностью уставился на оставшийся третий брикет.

  Паек состоял из нескольких блюд, герметично упакованных в непрозрачные пакеты. Разницы в этих блюдах Макс почти не заметил. На пакетах имелась незнакомая ему маркировка, а понять по вкусу - что же производители положили внутрь, оказалось невозможно. Однородная серая биомасса с невнятным привкусом каких-то специй и пластмассы. Чем-то подобным в его представлении питались космонавты в его родном мире. Не нужны столовые приборы - достаточно выдавить содержимое пакета в рот. Не нужна вода - судя по всему, она содержится в каждой порции. Удобно, быстро и не зависишь от внешних источников пищи и воды. Правда, сытости Макс так и не почувствовал, хотя прилив энергии ощущался явный.

  И все же жаль, что порции столь малы.

  Впрочем, он знал. Крайне редко пилотам вертолетов, да и вообще пилотам любых летательных аппаратов Республики удавалось выжить в районе катастрофы их транспорта более трех дней. За это время людей либо спасали, либо с ними разбирались скарабеи. А потому количество порций строго соответствовало расчетному количеству дней, которые мог продержаться один пилот. Так как Немезида пилотировалась одним человеком, то и порций всего три.

  Сглотнув подступившую слюну, Макс отложил последнюю порцию. Кто знает, что ждет впереди? Учитывая относительную чистоту леса, до упомянутой доктором базы они должны добраться дня за два-три. Но это в теории. В действительности Макс рассчитывал дней на пять. Похоже, его организм для регенерации после ранений, полученных во время побега, нуждался в большом количестве пищи. Но где ее достать?

  - Здесь есть какая-нибудь дичь? - спросил он у Сади.

  Та ответила недоуменным взглядом.

  - Сейчас - не знаю, - проговорила медленно, будто вспоминая. - Когда Республика только пришла на планету, здесь уже были скарабеи. Небольшая колония, вроде наших опорных пунктов. Колонию быстро уничтожили. Потом месяцев пять все было тихо. Мы не очень заботились о подсчете представителей местной флоры и фауны, - она поджала губы. - Но они были - леса кишели самыми разными тварями. А потом вернулся Улей, с куда более грозными силами. Его высадка на планету почти выбила с нее силы Республики. Думаю, большая часть местных животных погибла или была ассимилирована скарабеями. Остальные прячутся.

  - Развернутый ответ, - протянул Макс, вставая на ноги. Он пытался вспомнить - слышал ли за все время их пути хоть один посторонний звук? Стрекот, свист, уханье... любой другой звук, который могло бы издавать живое существо. Вспоминал и не мог вспомнить. Лес словно вымер. Пусть сейчас ночь, но хоть какие-то шумы быть должны.

  - Идти можешь?

  Доктор кивнула.

  - У меня есть еще вопросы.

  - Слушаю, - девушка чуть заметно улыбнулась.

  После сыворотки ее лицо порозовело, глаза возбужденно блестели. Надолго ли?

  - Когда мы убегали, ты несколько раз упомянула о Мантикоре, - напомнил Макс, перейдя на быстрый шаг. - Что это за организация?

  - Сейчас это основная научно-исследовательская структура Республики. Организация имеет довольно длинную историю. Изначально представляла собой небольшое отделение какого-то исторического института, которое занималось поисками древних цивилизаций. Это было еще до войны с Ульем. Никто к этому отделению всерьез не относился, пока не случился прорыв. Одной из экспедиций действительно удалось обнаружить следы некой цивилизации, причем цивилизации крайне развитой. Сначала следы обнаружили на одной планете, потом на другой... Ничего особенного - странные пиктографические письмена на камне, но выполненные с такой точностью и обработанные столь искусно, что даже спустя тысячи лет (точно их возраст так и не удалось определить) они не утратили четкости. А ведь некоторые письмена находили в среде с очень неблагоприятными условиями. Иногда соседние камни были испещрены рытвинами, уже превращались в песок, а камни с пиктограммами стояли, словно письмена на них нанесли только вчера.

  - Странное свидетельство о степени развития цивилизации, - пожал плечами Макс.

  - Это было только начало. Несколько лет ушло на изучение написанного. Пиктограммы собирались с таким тщанием и трепетом, словно в них таился ключ ко всей вселенной. Хотя... мне кажется, если бы нам удалось расшифровать все - это действительно открыло бы перед нами нечто новое и очень важное. Разумеется, расшифровке способствовали инвестиции со стороны нескольких небольших частных компаний.

  - Повезло...

27
{"b":"255997","o":1}