ЛитМир - Электронная Библиотека

  Свет маяков она приметила случайно, находясь на соседней гряде и направляясь в совершенно противоположную сторону. Да здравствует технология! Да здравствует людская глупость и наивность!

  Сердце Улья, подобно ледяному изваянию, сидела примерно в двадцати метрах над дорогой и ждала. Если бы кто-то увидел ее со стороны, то вполне мог сравнить с мифической горгульей или гарпией, барельефами которых люди когда-то украшали храмы и соборы. Плоть от плоти лед, плоть от плоти камень. Мертвое, неподвижное изваяние, пугающее и притягивающее одновременно.

  Пока все шло не совсем по плану. Ей не удалось привести с собой необходимые силы, а потому приходилось импровизировать на месте. Ущелье Мустанга находилось довольно глубоко в подконтрольных Республике землях. Место крайне негостеприимное, но важное для Улья в стратегическом плане. В конечном итоге, ущелье открывало дорогу в болотистую долину - место, которым Республика побрезговала. Что ж, Улей такое положение дел более чем устраивало. Дело за малым - проникнуть в долину и суметь там укрепиться, выждать время, необходимое для подхода дополнительных сил. А потом люди уже ничего не смогут сделать. Трудность заключалась в том, что в одном месте ущелье перекрывала военная база. Ее строители в полной мере использовали преимущество крепости, созданной природой. Расположенная в самом узком месте ущелья, база имела крайне сложные подступы. Единственная дорога простреливалась на многие десятки метров, каменистый грунт делал практически невозможной поддержку могильных червей, а сильный порывистый ветер очень сильно осложнял атаку с воздуха. Впрочем, полеты мало практиковались и солдатами Республики. В ущелье Мустанга люди большей частью использовали наземный транспорт.

  И тем не менее у стен базы можно положить не одну сотню скарабеев, а цель все равно не была бы достигнута. И это при условии, что эти сотни скарабеев удалось бы сюда довести.

  Но, даже имея столь сложную задачу, следовало торопиться. Недооценивать возможности противника нельзя. В Республике есть те, кто способен расстроить планы Сверхсознания.

  До слуха Сердца Улья донесся рокот двигателей. По дороге со стороны базы двигалась колонна бронемашин. Две, три, четыре, пять... Каждая оснащена спаренным крупнокалиберным пулеметом. Внутри каждой пехотинцы, правда, в легкой броне, что значительно упрощает дело.

  Спокойствие и удаленность от мест прямых столкновений расслабляют. Люди хоть и продолжали следовать четкому расписанию патрулирования прилегающих к ущелью территорий, но делали это не столь внимательно, как следовало.

  Сверхсознание предоставило в распоряжение Сердца Улья максимум сведений из тех, что ему удалось собрать. Долгое время в окрестностях ущелья Мустанга кружила стоя феррумов - небольших созданий, напоминающих земных летучих мышей, только с гладкой кожей и острыми костяными наростами по передней кромке крыльев. Самые быстрые разведчики, которыми обладал Улей, собрали достаточно данных и сумели не попасть на глаза защитникам базы и их радарам. Именно благодаря этому, заранее предпринятому ходу Сверхсознания, Сердце Улья имела представление о том, с чем ей предстоит столкнуться.

  Колонна бронемашин поравнялась с возвышением, на котором застыла та, что некогда была человеком. Покрытое костяной броней тело сливалось с камнем, а мелкий идущий снег одинаково не таял на обеих этих поверхностях.

  Сердце Улья сосредоточилась. Время сомнений прошло, пора проверить - на что она способна. Почувствовала мертвое оцепенение, стремительно пробуждаемое к жизни.

  Расстояние до критической точки, после которой уже не повернуть назад, сокращалось.

  Двадцать метров, десять, пять...

  Дорога под колесами первой машины неожиданно обвалилась, открыв глубокий провал с неровными краями. Водитель не успел среагировать - и машина нырнула в темный зев, скрывшись там почти полностью. Колонна замерла, ударив во все стороны яркими лучами дополнительных прожекторов. И в этот момент земля вдоль дороги взорвалась изнутри. Вверх полетели комья земли, мелкие камни. Там, где пару секунд назад не было ничего, кроме нескольких булыжников и снега, появились существа Улья.

  Два десятка ловчих пауков бросились на практически ослепленные машины. В тучи земли и размытые тени ударили первые очереди, но пауки быстро преодолели расстояние, отделяющее их от целей, и нанесли ответный удар. Выращенные из когда-то безобидных членистоногих, в Улье они превратились в убийственную силу. Потоки концентрированной слизи обрушились на обшивку бронемашин. Металл тут же задымился, начал таять, словно лед под горячим солнцем. В считанные секунды в корпусах техники Республики появились оплавленные дыры, в которые продолжали лететь все новые сгустки слизи.

  Сердце Улья слышала крики раненых и умирающих людей. Запертые в тесных внутренностях своих стальных чудовищ, они практически не имели шансов спастись. Если кто-то и пытался выбраться наружу, то она этого не увидела. Сновавшие вдоль машин ловчие пауки отслеживали каждое движение противника и реагировали мгновенно.

  Менее чем через пять минут все было кончено. Четыре машины превратились в дымящиеся остовы, от которых исходил острый запах активной кислоты. Сердце Улья поднялась на ноги, расправила крылья. Со времени перерождения они изменились: окрепли, костяной каркас оброс кожей. Подняться на их силе в воздух нереально, но планировать с возвышений уже возможно.

  Порывистый ветер вцепился в длинные черные волосы, вернее - в те сегментированные отростки, которые пришли им на замену, бросил их на лицо. Небрежным движением Сердце Улья откинула их за спину, шагнула за край укрытия. Подобно огромной летучей мыши, спланировала к месту недавней бойни.

  Ловчие пауки все еще сновали вокруг машин, вытаскивали из них мертвых или чуть живых людей, аккуратно складывали вдоль дороги. Сердце Улья улыбнулась: все же занятное зрелище - огромное чудовище на четырех суставчатых ногах, размером с трех-четырех коров, если их поставить рядом, с завидным усердием копается в груде металла.

  Ровно пятнадцать тел - все изъедены кислотой. Некоторые - до неузнаваемости.

  Сердце Улья остановилась возле одного пехотинца. Несчастному, наверное, нет и двадцати лет - совсем мальчишка, даже бриться толком не начал. Он лежал в луже собственной крови и дергался в такт биению сердца. Вся правая сторона его тела превратилась в обожженный кусок плоти. На руке и плече кожа полностью отсутствовала, обнажив судорожно сокращающиеся мышцы. При каждом сокращении на их поверхности выступала какая-то грязно-коричневая дрянь.

  - Бедный мальчик, - Сердце Улья опустилась рядом с ним на корточки, провела рукой по бледному лицу. Ее голос звучал почти с состраданием, почти с теплотой. - Не бойся, скоро все закончится. Закончится для всех вас. Но пока придется подождать. Ты же подождешь?

  Лицо пехотинца искривилось болезненной гримасой, он что-то хотел сказать, но кровавый кашель заставил его некоторое время выхаркивать легкие.

  Да, именно так сдохнет Республика! В луже собственной крови, корчась в судорогах, но с наивной надеждой в глазах. Они все - только корм для легионов Улья! Только корм - и ничего больше!

  Поднявшись на ноги, она направилась в сторону дыры, в которую провалилась первая машина: корчащийся от боли человек более не интересовал ее.

  Головной транспорт до сих пор оставался невредимым, за исключением задней части кузова, где размещались двери для десанта. Пауки аккуратно покрыли ее тонким слоем слизи, которая буквально на глазах превращала прочную сталь в ничто. Внутри слышались приглушенные голоса и возня.

  'Чувствуют, чем пахнет', - улыбнулась Сердце Улья и отдала мысленный приказ своим солдатам.

  Три паука ударили одновременно. Они атаковали костяными образованиями, расположенными на передних конечностях и напоминающими клинки человеческих мечей. Били в двери, не дожидаясь, пока те окончательно растворятся в кислоте. Раздался скрежет - и тут же автоматные очереди. Люди все еще надеялись подороже продать свои жизни. Что ж, их право. Но Сердце Улья намеревалась заполучить необходимый ей материал в любом случае.

31
{"b":"255997","o":1}