ЛитМир - Электронная Библиотека

  Она подмигнула все еще стоящему на дороге пехотинцу, потом мысленно подозвала паука, и тот вскрыл дверь в кабину тягача. За органами управления сидели два человека, еще двое виднелись в медицинском отсеке. Все без сознания.

  Сильный импульс в мозг пехотинца - мужчина на дороге покачнулся и осел. Пока еще живой, но без сознания. Жаль, нет возможности контролировать сразу несколько человек. Все было бы куда проще. Но ничего, она обязательно научится.

   Попеременно управляя разными людьми, Сердце Улья добилась того, что тягач развернулся, а сзади к нему оказалась прицеплена более-менее сохранившаяся бронемашина. Также она дважды выходила на связь с базой, рапортуя о процессе спасательной операции. Сообщила о небольших трудностях с эвакуацией поврежденной техники, о том, что основные силы ненадолго задержатся, но раненые прибудут так скоро, как это возможно.

  Живые марионетки подчинялись легко, выполняли все, что от них требовалось. В конце концов, Сердце Улья даже подумала, что, возможно, не стоит уничтожать всех людей в галактике. Они вполне могут пригодиться для повышения боеспособности самих скарабеев. Выделить одну планету со сложным климатом, сделать ее одним большим тренировочным лагерем или площадкой для селекции. Позволить людям размножаться там, даже не ограничивать в развитии. Все равно быстро опустятся до уровня общин и использования холодного оружия, вплоть до каменного. В такой резервации можно моделировать любые условия, ставить любые эксперименты. Это не может не пойти на пользу всему Улью. Главное - всегда следить, чтобы популяция подопытного материала не падала слишком низко, и тогда подобной живой лабораторией можно пользоваться очень долго.

  Сердце Улья привалилась спиной к кабине тягача. Усталость ощущалась все отчетливее. Она уже давно перестала чувствовать холод пронизывающего ветра. Тело превратилось в механизм, строго и четко выполняющий поставленную задачу. Но работа с чужим сознанием забирала много сил. И сил даже не физических, а моральных. Сейчас, когда второй шаг почти завершен, а впереди ожидает самый главный и опасный рывок, необходимо полное сосредоточение. Малейшая ошибка - и все пойдет прахом.

  Но делать нечего. Останавливаться глупо. Такого шанса проникнуть на базу больше не представится. Сердце Улья тряхнула головой, развернулась и с силой ударила кулаком в бронированную дверь тягача. Боль обожгла разум.

  Что ж, пора!

  Она отдала мысленный приказ, и земля вдоль дороги снова вспучилась. Но на этот раз на поверхности показались не ловчие пауки, а кайтены. Они долго и терпеливо ожидали своего часа - и вот теперь вступали в игру основным инструментом. Твари проследовали к тягачу и начали забираться в медицинский отсек. Они теснились так сильно, как только могли, залезали друг на друга. В конце концов, отсек оказался забит под завязку. Покрытые зеленоватыми язвами тела образовали огромную бомбу замедленного действия.

  Подчиняясь следующему приказу, пауки набросали на крышу и кузов тягача и на крышу прицепленной следом машины останки собратьев - тех, кого разорвало при взрыве у головы колонны.

  Последним действием она избавилась от 'марионеток'. Для завершения задуманного ей не требовалось много людей. Достаточно одного водителя. Остальных отправила к паукам. Сделав из транспорта подобие труповозок и разделавшись с людьми, те исчезли под землей. Сердце Улья решила оставить их здесь. На всякий случай.

  Уже сидя в буксируемой машине, она проверила - легко ли открываются двери. Внутри все еще слабо пахло кислотой и кровью. Настоящая западня! Мгновение промедления - и западня превратится в могилу. Сердце Улья усмехнулась:

  'Отличный план!'

  Даже зная, что имеет за спиной массированную поддержку, она все равно не чувствовала себя в безопасности. По-хорошему, поддержка должна быть вдвое, а то и втрое больше. В ущелье Мустанга скарабеи пробирались малыми группами, просачивались через линию фронта, через заградительные форпосты, мимо патрулей, курсирующих по подконтрольным Республике землям. Абсолютно новая для Улья тактика. У истоков всей операции стояло само Сверхсознание, но оно ограничилось всего лишь разведкой. Именно она, Сердце Улья, на свой страх и риск решила пойти дальше. Время поджимало, а силы скарабеев на планете ограничены. Теперь ей, сидящей в движущемся железном ящике, оставалось только пожинать плоды собственного решения.

  Впрочем, она почти ни о чем не жалела. Тяготила только неопределенность в отношении того, с кем она прибыла в этот мир. С куда большим рвением она бы пустилась на его поиски. Но не сейчас, как бы того ни хотелось.

  Сердце Улья зажмурилась. Перед внутренним взором появилась бесконечная равнина, сначала сокрытая туманной дымкой, но с каждым мгновением становящаяся все более четкой. Равнина не имела пределов, простиралась, куда хватало глаз, и еще дальше, намного дальше. Издалека она казалась абсолютно плоской и ровной, но чем ниже опускалась над ней в полете Сердце Улья, тем явственнее проступали впадины и возвышенности.

  Она каждый раз возвращалась сюда, когда в голове становилось сумбурно, а уверенность в собственных силах давала слабину. Это место ей показало Сверхсознание. Именно оно, словно опытный психолог, открыло ей дверь в по-настоящему сказочный мир. Она не спрашивала ни о чем - ни тогда, ни потом. Приняла подаренный мир как данность, как неизбежное будущее. И это будущее принадлежало скарабеям. Равнину заполняли миллионы существ. Некоторых Сердце Улья знала, другие же видела впервые. Существа непрестанно двигались, куда-то торопились, что-то делали. Они сновали среди множества строений - живыми органами огромной самовоспроизводящейся системы.

  Из глубоких прудов, затянутых плотной слизистой пленкой, один за другим появлялись костяные гончие. Они с трудом выбирались на поверхность, слабые и беспомощные, с трудом делали первые шаги, но уже через несколько минут кидались друг на друга, впервые пробуя вкус крови.

  Жнецы, смертоносные и неудержимые в бою, томились в больших серо-зеленых коконах, опутанных сетью кровеносных сосудов. Коконы пульсировали и немного светились изнутри, но угадать в их чреве будущих беспощадных убийц врагов Улья - не удавалось все равно. То один, то другой, коконы набухали и лопались с громким треском раздираемой на части плоти. В луже из сукровицы оставались копошиться плотно свернутые в спираль червеобразные создания. Лишь спустя время, пусть и короткое, они начинали разворачиваться, поднимаясь над остатками своего недавнего прибежища. Стекающая с брони слизь блестела на солнце, глаза сверкали, а из глотки доносилось протяжное шипение. Жнец осознал свое предназначение, он голоден и готов к битве.

  Сердце Улья видела рождение многих других существ, видела медленный рост строений из небольших зародышей до огромных, в десятки и даже сотни квадратных метров гигантов, способных многократно усилить возможности всей колонии. И вся эта мощь - будущее Улья. Ничто не устоит перед ним. Ничто и никто, сколь бы непобедимым он себя ни мнил. Улей - квинтэссенция самой жизни, борьбы за выживание, сама жажда существования.

  Сердце Улья резко открыла глаза. Она готова к бою. В мыслях сосредоточение, по телу растекается приятное осознание собственной силы. Она не проиграет схватки. Сомнений больше нет!

  На мониторе в кабине водителя снова появилось изображение женщины с морщинистым лицом. На базе неспокойно. Что ж, их можно понять. Она что-то говорила об утери связи с обеими группами, интересовалась подробностями произошедшего на дороге, но в ответ не получала никакой новой информации.

  - Послушайте, - устало отвечал водитель. - Я уже говорил, там такой ветер, что чуть с ног не валит. Пыль и лед стеной.

  Сердце Улья знала: такое иногда случалось в ущелье. Сильные порывы ветра поднимали над дорогой полог из частиц земли, каменной крошки и льда. Попав в такую бурю, легко потерять ориентацию в пространстве, а уж об устойчивом радиосигнале и говорить нечего.

34
{"b":"255997","o":1}