ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Конечно! - с готовностью ответил Батлер.

  - Хорошо. Выходить за пределы этого зала не рекомендую. Я оставлю на базе охрану. По истечении пяти дней они уйдут. Не рекомендую пытаться вызвать помощь. Среди вас останется тот, через которого я буду все видеть и слышать. Каждый день, круглые сутки. Вопросы?

  - А потом мы сможем уйти? - спросил Батлер.

  - Да. Мне не нужны ваши жизни.

  В зале воцарилось молчание. Сердце Улья догадывалась, что ей не поверили, но все же надеялись на счастливую случайность, которая поможет выжить.

  - Моими глазами и ушами станет он, - она резко указала на пехотинца, который помогал доктору.

  - Нет! - вскрикнула женщина и было рванулась к повелительнице скарабеев, но Батлер предупреждающе поднял пистолет.

  - Я буду с ним нежна, - медленно проговорила Сердце Улья. - Когда все закончится, отпущу. Обещаю: с его мозгами ничего не случится.

  - Но почему его? - в голосе доктора звучало отчаяние. - Я одна не справлюсь!

  - Постараешься, - прошипела Сердце Улья. - Подойди, - обратилась к Батлеру, не давая шансов доктору продолжить причитания.

  Мужчина неуверенно повел глазами, но подчинился.

  - Ты пойдешь со мной.

  Она не спрашивала, не предлагала. Она ставила в известность. Неуловимое для человеческого взгляда движение, бросок - и Батлер оказался в коридоре. Дверь в командный зал захлопнулась.

  Лицо мужчины вытянулось, глаза расширились настолько, что превратились в пару больших круглых монет.

  - Почему я? - прошептал потрескавшимися губами.

  - Боюсь заблудиться, - Сердце Улья широко улыбнулась. Но, судя по тому, что мужчина отшатнулся, улыбка вышла не очень убедительной. - К тому же мне нужен водитель.

  - Я... - рот мужчины открывался, но произнести фразу четко он не мог. - Не могу... нога... - он указал на разорванную ниже колена штанину. - Болит... это... не заблудиться...

  - Я разве спросила твоего согласия? - голос Сердца Улья стал низким, глаза сузились. - Не испытывай моего терпения, человек.

  ***

  Они покидали базу ущелья Мустанга на Цербере. Правда, чтобы вдвоем поместиться в тесной кабине, пришлось выбросить оттуда сидение и ободрать внутреннюю обшивку. Кроме того, ловчие пауки сорвали с машины все вооружение, что значительно облегчило конструкцию.

  Батлер уже не пытался спорить. Он вновь растерял недавнее присутствие духа и теперь выглядел так, словно ехал на собственные похороны.

  Дорога в сторону долины сильно отличалась от той, по которой Сердце Улья въехала на базу. Здесь практически полностью отсутствовало какое-либо специальное покрытие. Когда-то оно было, в этом сомневаться не приходилось, но крайне низкого качества. К тому же горные обвалы сделали свое дело, в некоторых местах практически перегородив проезд. И тем не менее за дорогой следили. Пусть недостаточно тщательно, но затраченных усилий вполне хватило, чтобы Цербер, подпрыгивая на камнях, все же продвигался к цели.

  В этом месте ущелья дорога резко шла под уклон. Петляя между отвесными стенами, она то сужалась до узкого прохода, шириной не больше трех метров, то раздавалась в стороны до такой степени, что стены тонули в снежной круговерти.

  Впрочем, спустя примерно пару часов снег кончился.

  - Что со мной будет? - тусклым голосом спросил Батлер.

  - Не бойся, - прошептала ему на ухо Сердце Улья. Ее голос звучал хрипло, словно в возбуждении. - Ты не умрешь, обещаю.

  Мужчина вздрогнул, Цербер вильнул в сторону.

  - Если только не угробишь нас по дороге, - сказала уже холодно.

  Время шло - и постепенно пейзаж вокруг начал меняться. Сначала исчезли снежные наносы, затем начали отступать наледи, которые выше по ущелью иногда достигали метровой толщины. Почва стала мягкой, а потом по ней заструились многочисленные ручьи.

  Цербер бросало из стороны в сторону, колеса выбивали за собой фонтаны жидкой грязи. Воздух насытился влагой, в нем появился запах стоялой воды и прелых, перегнивающих растений.

  Весьма резкое изменение климата. Примерно за четыре часа пронизывающая холодом зима превратилась в полную ядовитых испарений осень. И осень жаркую.

  - Что за черт? - спросил Батлер. - Куда мы едем?

  - Ни разу здесь не был?

  - Нет, эти места давно не патрулируются.

  - Ты недавно на базе?

  - Да, всего три месяца, - вздохнул мужчина.

  - Тогда все понятно. Не повезло тебе, правда? - Сердце Улья усмехнулась.

  Батлер смолчал.

  - Здесь располагается одна из ваших научно-исследовательских станций.

  Мужчина дернулся. Машину снова бросило в сторону, повело по грязи. Они чуть не налетели на большой камень. Батлеру лишь в последнее мгновение удалось выкрутить руль, уйти от столкновения.

  - Я сейчас у тебя глаза вырву и заставлю их сожрать, - прошептала Сердце Улья. Но на этот раз ее шепот походил на шелест истлевшей кожи, рассыпающейся под пальцами.

  - Прошу прощения, - сглотнул мужчина.

  - Испугался, что узнаю страшные секреты Республики? Это вряд ли. Там остались только плесень и тлен. Пустая коробка, брошенная несколько лет назад.

  Внезапно Батлер подался назад, со всех сил ударил по тормозам. Цербер пошел юзом, его развернуло. Послышался треск кустов, в кабину полетели ветки и листья. Спустя несколько секунд машина замерла.

  - Простите, но дальше не проехать, - поспешил оправдаться Батлер.

  - Значит, пойдем пешком, - рыкнула Сердце Улья.

  - Зачем я тебе? - протянул мужчина, с трудом вылезая из машины.

  - Вдвоем веселее...

  Идти по скользкой грязи оказалось очень непросто. К тому же скоро начался мелкий дождь. Серое небо так низко висело над головой, что казалось, будто тучи лежат на горных пиках.

  - Долго еще? - тяжело дыша, спросил Батлер.

  Они шли уже не менее двух часов. Хотя в бесконечной серой пелене, поднявшейся от насквозь пропитанной водой земли до не менее мокрых туч, время вполне могло совершать странные кульбиты.

  Вокруг простиралось огромное болото, поросшее высокими, раскидистыми деревьями, напоминающими земные ивы. Только местные экземпляры практически не имели листвы. Их длинные, черные ветви, больше смахивающие на лианы, опускались до самой воды, где и скрывались.

  Батлер больше ни о чем не спрашивал и не просил. Он тяжело дышал, часто оскальзывался.

  - Стой!

  Голос Сердца Улья казался здесь чужим и чуждым. Впрочем, любой голос, любые слова звучали бы здесь неуместно.

  - А? - сощурился Батлер.

  Его словно оторвали от важных размышлений.

  - Мы пришли.

  Мужчина завертел головой. Вокруг все та же вода, те же раскидистые деревья с ветвями-змеями. Потом его взгляд метнулся поверх чернеющих крон и остановился. Там, на фоне серого неба и далеких горных пиков, в какой-нибудь полусотне шагов от путников виднелись идеально ровные грани каменной пирамиды.

  - Что это? - спросил Батлер.

  - Это? Могильник.

  - И кто здесь похоронен?

  - Старые боги.

  - Кто? - мужчина поморщился.

  - Старые боги, - Сердце Улья говорила совершенно спокойно. В голосе ни издевки, ни насмешки. - Падшие. Те, кто пошел своей дорогой, отказался становиться тенями в толпе себе подобных.

  Лицо человека скривилось.

  - Мы пришли молиться? - спросил он неуверенно.

  - Конечно! Попросить помощи.

  Батлер покачал головой, всем своим видом показывая, насколько сильно в его глазах упали Улей и Сверхсознание, если в отчаянной попытке выжить обращаются к каким-то абстрактным силам.

  - Ты можешь остаться здесь, - сказала Сердце Улья. - Дальше я пойду одна.

  - И я проделал весь этот путь, только для того чтобы... - голос мужчины стал сварливым, в нем сквозило неприкрытое недовольство.

  - Нет, ты очень важен для меня...

44
{"b":"255997","o":1}