ЛитМир - Электронная Библиотека

  Макс, давя в себе желание попытаться проникнуть в разум стоящего перед ним человека, вцепился в того взглядом. Профессор поморщился, но в остальном не подал виду, что заметил реакцию на свои слова.

  - Скарабеи действительно проявляют неприятную активность. Пока рано делать окончательные выводы, но мы приняли решение - оставить это место. Уверяю вас, мы располагаем другими базами, имеющими куда более совершенное оборудование. Там ваше обучение пойдет куда быстрее. Вы же этого хотите!

  - Я принял решение, - Макс не повышал голоса сверх необходимого.

  - Что?! - брови профессора сошлись к переносице. - Но зачем?! Вы только-только начали осознавать себя. К чему излишний риск?

  - Мне надо кое-что проверить.

  - Контроль над сознанием? Я прав? Но я же обещал вам...

  - Вы сами понимаете - никакое местное животное не сможет заменить мне реальной практики.

  - Нет, это безумие! Вы даже представить себе не можете, что будет со всеми нами, если скарабеям удастся заполучить вас обратно! У вас невероятный потенциал.

  - А у Сердца Улья?

  Вопрос ввел профессора в замешательство.

  - У кого?

  - Сердце Улья. Так теперь называет себя моя жена. Вы не знали?

  - Нет. Впервые слышу. Никогда прежде скарабеи не давали имен своим солдатам.

  - Времена меняются. Но это не главное. Они могут вернуть меня в любой момент, - Макс подался вперед. Его лицо застыло в считанных сантиметрах от лица профессора.

  - Откуда все эти данные?!

  - Поверьте - теперь в любой момент. Я должен научиться защищаться. Находясь в лаборатории и тренируясь на кроликах, этого не сделать.

  - И все равно...

  - Профессор, я думаю, он прав...

  Макс обернулся. Рядом стояла Сади Эванс. Бледная, с припухшими веками, но ясным взглядом.

  - Как ты себя чувствуешь? - спросил Макс.

  - Спать хочу, - улыбнулась доктор. - Сплю все время и никак не высплюсь. Слышала про твои успехи. Поздравляю.

  - Пока, в общем-то, не с чем.

  - Вот и поговорите пока, не мешайте операции, - отрывисто проговорил Галлахер. - Все, взлетайте! - обратился к ожидающим окончания спора пилотам. - Кстати, - снова обратился к Максу, - мне удалось навести справки о состоянии дел в ущелье Мустанга. Все спокойно. Не следует беспокоиться.

  - Вернусь - поговорим, - Макс отодвинул профессора в сторону, шагнул к дверям транспортника. - И еще: запросите снимки той долины с пирамидами. Самые последние снимки!

  - Я запрещаю!

  - Оставьте его, профессор, - рука Сади легла на плечо ученого. - Он вправе самостоятельно принимать решения. Вы так не считаете?

  - Нет!..

  Окончание фразы профессора Макс уже не слышал. Двери за его спиной сомкнулись, корабль тряхнуло.

  Что ж, Поющие холмы? Пусть будут поющие...

  Глава 14. Сердце Улья.

  Сердце Улья стояла на коленях возле пирамиды. Что это было? Сначала она услышала нечто вроде зова - далекого, еле слышимого. Потом в памяти начали возникать странные образы. Лес другой планеты - это она поняла сразу - и она сама, но только в личине человеческой женщины. Картинки будто кто-то подсовывал, намеренно выбирая те, которые должны натолкнуть ее на какие-то определенные мысли и воспоминания. Должны, это она определенно чувствовала. Но не натолкнули. Все, что она ощущала, - неприятие и отвращение. А еще - жуткое разочарование.

  Как он мог пойти на это? Как мог вернуться туда, откуда Сверхсознание вытащило их обоих, подарив прозрение и мощь повелевать легионами смертоносных воинов? Сердце Улья понимала: во всем виноваты ученые Республики. Но неужели порча проникла так глубоко, что он - ее самец - по собственной воле обращается к прошлому, цепляясь за него, словно за спасительную нить? Зачем? Этого она понять не могла.

  Будь разделяющее их расстояние меньше, она бы сумела блокировать его слабые попытки манипуляцией пси. Он наверняка и сам понимал, что не в состоянии противостоять ее натиску. Еще немного - и воля отщепенца была бы сломлена. Но сломлена мягко, а не так, как это намеревалось проделать Сверхсознание. Еще немного... Все испортил его жест отчаяния - неуклюжая атака, которая прекратила только-только установившуюся пси-связь.

  Ничего, он позволил себе открыться, а значит, повторит попытку контакта. Не сможет не повторить.

  Было во всем произошедшем нечто, что смущало и не давало покоя. Как ему вообще удалось достучаться до ее разума? Слабый, не понимающий и половины из того, в чем теперь невольно вынужден участвовать, - он все же смог дотянуться до нее! И это притом, что сама Сердце Улья предпринимала подобную попытку ни один раз и неизменно терпела неудачу, словно цель ее поисков кто-то умело скрывал. В то, что генерал-отщепенец скрывается самостоятельно, она не верила.

  Темная вода колыхалась перед глазами. Скоро ее не станет. Скоро все это болото исчезнет. Заложенный росток новой колонии развивается стремительно. Он нуждается в энергии, просторах для роста.

  Века эволюции позволили Улью извлекать питательные вещества практически из любого грунта, ассимилировать и преобразовывать любой органический материал. Сложная система симбиоза множества различных узлов колонии обеспечивала стабильную приспособляемость и адаптивность, а впоследствии - непрерывное поддержание жизнедеятельности. Но для начала необходим росток.

  Никогда прежде Сердце Улья не использовала для этих целей тело человека. Обычно основой новой колонии становился скарабей-воин. Но в этот раз она решила отступить от правил. Пусть процесс формирования зародыша потребует больше времени, а мутация начнется с задержкой. Несколько часов промедления она вполне может себе позволить. Зато сколько морального удовлетворения! После удачно завершившегося штурма необходим если не отдых, то хотя бы такая небольшая шалость...

  Сердце Улья встала с колен. В голове немного шумело - результат пси-удара. Ничего - напоминание о том, что недавний контакт не был иллюзией.

  Пока все шло по плану, а это значит - от нее самой более ничего не требуется. Временно. В течение нескольких дней ей предстоит провести в одиночестве, наблюдая за ростом колонии. Процесс сам по себе завораживающий. Энергия и жажда жизни, сконцентрированные в одном небольшом теле. Людям такое и не снилось.

  Сердце Улья начала подниматься по импровизированным ступеням пирамиды. Время и стихия не пощадили каменного строения, сгладив острые углы, подточив массивные блоки. И тем не менее мастерство древних строителей позволило их детищу с честью пройти сквозь столетия, до последнего выполняя возложенную на них функцию.

  Колония заметно расширилась. Особенностью вируса, который Сердце Улья впрыснула в кровь Батлера, было то, что начальный процесс мутации проходил для несчастного крайне болезненно. Человек кричал не менее получаса. Сначала в воплях удавалось разобраться отдельные слова, но вскоре они исчезли. Остались только хриплые, протяжные стоны.

  Сначала кожа Батлера приобрела насыщенный красный оттенок, потом начала светлеть, пока не стала почти прозрачной. Под кожей появилась жидкость, пронизанная сетью вен. Сеть ширилась, становилась мощнее. Ее отростки, острые и плотные как стальная проволока, прокалывали кожу и опускались к земле, где и исчезали, стремясь внедриться как можно глубже.

  Тело Батлера разбухало все больше. Его внутренности, плоть и костяк либо претерпевали изменения, либо использовались в качестве первоначального горючего материала.

  Чем дальше, тем сильнее расплывались очертания человеческого тела, пока не сгладились вовсе. Теперь на его месте пульсировало бесформенное пятно, по краям которого шевелились черные отростки, а центром являлся пузырь, наполненный полупрозрачной субстанцией. В глубине субстанции беспрерывно дергалось нечто, напоминающее головастика, - заготовка для будущего разума, управляющего всей колонией. Примитивного, но все же разума, способного контролировать все внутренние процессы и функционировать без прямого участия Сверхсознания.

51
{"b":"255997","o":1}