ЛитМир - Электронная Библиотека

  Хорошая тренировка, если бы от нее не зависели чужие жизни.

  Макс тряхнул головой, поднялся. Темный провал казармы качнулся перед глазами. Ухватившись за дверной косяк, подождал, пока мир перестанет колыхаться, поудобнее перехватил оба ствола и шагнул через порог.

  Звуки ударов он скорее почувствовал, чем услышал. Они гулко разносились по коридорам казармы, отдаваясь вибрацией в стенах и полу. Звуки множественных ударов и громкий рев. Скарабеи! По крайней мере несколько штук оккупировали внутренности строения, которое должно служить надежным укрытием выжившим людям. В том, что кто-то из обитателей базы действительно выжил и сейчас находится в одной из комнат, Макс не сомневался. Видимо, твари Улья и пытаются их достать. Только откуда им - скарабеям - здесь взяться? Глупо блокировать дверь, заведомо зная, что запираешь с себя в компании с несколькими голодными хищниками.

  В нос ударил странный запах. Вернее сказать, целый букет запахов. Если бы можно было упустить затхлость, запах пота, крови и еще с полдюжины слабых малозначащих ароматов, то неприятно удивляло едкое, кислое зловоние. Не вонь разлагающихся тел - нечто другое, чего просто не должно быть здесь - внутри казармы. Впрочем, могильный червь, а именно его специфический запах уловил Макс, объяснил бы присутствие в запертом строении скарабеев.

  Он успел сделать всего несколько шагов, когда в противоположном конце тускло освещенного коридора показалась пара фигур. Гончие! Видимо, пришли на шум. Твари ненадолго замерли, присматриваясь и принюхиваясь. Их явно что-то смущало. Неужели почуяли своего?

  Макс ощерился. Времени в обрез, не до знакомства. Тем более после вскрытия двери.

  Замкнутое пространство коридора наполнилось грохотом выстрелов. Им вторил протяжный вой, но он быстро оборвался. Макс стрелял с двух рук и быстро превратил тела тварей в фарш.

  Теперь скорее вперед. Надо успеть все осмотреть.

  Вдоль коридора - ряд распахнутых дверей. В комнатах беспорядок, следы схватки, кровь. Осмотр беглый. Вряд ли кто-то из персонала мог здесь выжить. И действительно, в одной из комнат Макс обнаружил тело женщины в белом халате. Несчастная лежала на спине, одна рука заведена за голову, второй нет, ноги до колен объедены, живот распорот в одну кровоточащую рваную рану. Вокруг словно торнадо прошел: кровати перевернуты, большой стол и несколько тумбочек опрокинуты. Спальные принадлежности изорваны в лоскуты, словно в приступе неконтролируемого гнева.

  Макс не стал задерживаться. Здесь уже ничем не помочь.

  Звуки ударов все сильнее. Рычание отдается в черепе так, словно это осознанная речь. Но речь глубоко чуждая, непонятная. Если прислушаться, попытаться осознать - кто знает, быть может, получится разобрать отдельные 'слова'. Общий смысл ясен и так - ярость, желание поскорее добраться до вожделенной добычи, голод.

  Макс перешел на быстрый шаг. Поворот, еще один - и вот она, цель. Целых три цели.

  С первого взгляда могло показаться, что костяные гончие обезумели. Они бросались на стены, оставляя на их поверхности глубокие борозды. С горловым подвыванием припадали на передние лапы и бросались на плотно закрытую дверь, возле которой уже лежала одна неподвижная тварь.

  На мгновение царившее в коридоре безумие передалось Максу. Он почувствовал почти неодолимое желание вцепиться в податливую горячую плоть врага, разорвать ее руками, чтобы в лицо брызнула кровь. Именно это желание гнало легионы Улья в каждую битву, именно оно бросало их на пулеметные очереди и минные поля, именно им жили и дышали подчиняющиеся Сверхсознанию марионетки, не знающие страха и сомнений. Уничтожить, обратить в руины - и двигаться дальше. Вечная борьба и вечный пир над телами поверженных противников.

  Макс тряхнул головой, отгоняя наваждение.

  - А ну, пошли отсюда! - прорычал так, словно пережевывал в мелкое крошево кусок гранита.

  Гончие обернулись к нежданному гостю как раз для того, чтобы встретить поток пуль. Брызнула кровь. И пусть ее запах щекотал ноздри, Макс не позволил себе поддаваться пьянящему аромату. Через несколько секунд все было кончено. На полу застыли уже четыре тела. Одна гончая еще пыталась подняться. Она слабо мотала простреленной навылет головой, дергала лапами. Но когти бессильно скоблили пол, не в силах зацепиться.

  Макс отбросил в сторону легкую винтовку с опустевшим магазином, подошел к раненой твари. Странно, но никакой ненависти или неприятия он к этому существу не испытывал. А ведь должен. Должен! Одна из тварей Улья, которая еще мгновение назад готова была растерзать его, а теперь смотрит потускневшим взглядом, но все равно дергается, стараясь дотянуться до ноги убийцы.

  'Можно забрать с собой, - мелькнула мысль. - Если выживет, станет подопытным кроликом'.

  Но об этом рано.

  - Есть кто живой?! - Макс забарабанил кулаком в закрытую дверь, в которую рвались костяные гончие. - Помощь прибыла!

  Изнутри торопливые шаги, лязг стальных запоров. Дверь приоткрылась менее чем на четверть, - и тут же чуть было не захлопнулась снова. Макс, ожидавший подобной реакции, успел перехватить ее.

  - Без паники...

  Ответом ему были испуганные взгляды людей в белых халатах и пара выстрелов. Одна пуля попала в стену над самой головой, вторая скользнула рикошетом по нагрудной броне, не причинив вреда.

  Макс отпихнул дверь так, что она с грохотом врезалась в стену.

  - Стоять! Спокойно! - его голос и без того не способствовал успокоению, а сейчас в нем звучала откровенная угроза. - Спасательная экспедиция. Послана профессором Галлахером. Последний выход на связь полчаса назад. Транспорт ждет во дворе.

  - Оно разговаривает... - чуть не заикаясь, проронил один из ученых - подслеповатый мужчина, лет сорока, с длинными жидкими волосами.

  Макс в который раз почувствовал себя экспонатом в каком-нибудь музее восковых фигур. Будто он один из монстров, внезапно открывший глаза и заговоривший перед опешившими посетителями. Пора бы уже привыкнуть к подобной реакции.

  - Простите, мы не думали, что вы такой... так... что вы... - попытался объясниться тот, кто открыл дверь, - высокий, с зажатой в руках легкой винтовкой и рукавами, превратившимися в несколько аккуратно разорванных полос.

  - Что я похож на скарабея? - помог Макс.

  - Да... Профессор сообщил нам, что в группе эвакуации следует ожидать странное существо...

  - Странное существо, - медленно повторил Макс, пробуя слова на вкус. От слов разило неприязнью и недоверием.

  - Простите...

  - Еще живые есть? - выслушивать оправдания и извинения нет никакого желания.

  - Вероятно, нет, - покачал головой высокий. - Мы...

  - Откуда в здании гончие?

  - Червь. Мы успели бросить в него гранату, но вряд ли добились успеха.

  - Транспорт ждет снаружи! - проговорил Макс. Сказанное человеком ввело его в ступор. Базы, подобные этой, всегда возводились на прочном основании. Лучше всего - на хорошей каменной подложке, но если найти таковую не представлялось возможным - основание армировалось, заливалось прочным бетоном - и так в несколько слоев. Могильный червь не имел шансов пробить такую преграду. Именно поэтому, как правило, вылезал за пределами ограждения.

  - Идите за мной! Не отставать!

  Макс развернулся и решительно зашагал прочь от комнаты. Глупо, но находиться вместе с учеными было ему неприятно.

  Момент атаки он пропустил. Возможно, из-за того что на минуту потерял сосредоточенность, возможно - его просто поджидали. Как бы то ни было, но стоило ему сделать несколько шагов, как из бокового коридора беззвучно метнулось тело, мелькнули оскаленные клыки. Макс ощутил сильный толчок, потом удар о пол. Послышались сумбурные испуганные выкрики ученых, только что вышедших следом. Кто-то выстрелил, но, судя по всему, промахнулся, или напавшая тварь просто не обратила на рану внимания. Неудивительно, если вспомнить, что вооружены ученые легкими 'рогатками', годными разве на то, чтобы отстреливать ворон.

54
{"b":"255997","o":1}