ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Кто бы знал, вроде все тихо, - пробасил Тори. - Клейн и этот... из новеньких... с мордой навроде крысы... постоянно там ошиваются.

  - Ухо держать востро! Не нравится мне это. Если группу подрезали, может и нам достаться.

  - Это уж как водится.

  За прошедшие после знакового нападения дни опорный пункт приобрел жилой вид. Перво-наперво наладили сейсмические датчики, выставили патрули. Потом восстановили покореженное в месте прорыва костяных гончих ограждение - двухметровую стену из толстых стальных листов. На подходах разместили мины-муравьи - это чудо военной машины Республики реагировало на движение, могло самостоятельно выкапываться и некоторое время преследовать прошедшую в опасной близости цель. Потом следовал взрыв.

  Последние прибывшие поначалу отлынивали от работы, но после лицезрения окровавленной воронки, в которую превратился могильный червь, одумались. Правда, для стимуляции мозговой деятельности пришлось расквасить пару носов.

  Вскоре солнце окончательно скрылось за перевалом Скелетов. Посланная в пещеры группа так и не вернулась. Все попытка связи с ними неизменно оканчивались неудачей.

  'Либо они все еще под горой, что маловероятно, - рассуждал Картер, - либо отправились в страну вечной охоты. Что ж, значит, не повезло'.

  Он не испытывал сожаления. Всего лишь небольшое раздражение от непрофессионализма людей, над которыми волею судьбы стал командиром. Да и чего можно ожидать от убийц, дезертиров и прочих ублюдков? Профессионалы срывались редко, а если такое и случалось, то чаще дела спускали на тормозах. Человека, в обучение которого Республика вложила кучу денег, в такое место, как опорный пункт '23-β', не отправишь. Трижды подумаешь.

  Ничего удивительно, что очень немногим удавалось протянуть в составе первичного заградительного рубежа целый месяц.

  Размышления Свена Картера прервал окрик с дозорной вышки.

  - Наблюдаю движение! На час от северо-восточной развилки!

  - В ружье! - крикнул Картер, поднося к глазам бинокль.

  Тревога - возможно излишняя предосторожность, особенно на ночь глядя, но уж лучше перестраховаться, чем потом читать отходную.

  У так называемой развилки - приметного раздвоения основательно протоптанной тропы - действительно что-то двигалось. Тропа уже была здесь, когда Свен впервые осматривал местность. Хотя откуда появилась - неизвестно.

  Он присмотрелся. Механизм автофокусировки бинокля старательно пытался зафиксировать движущийся объект. Сумерки не стали этому помехой. Мощная оптика на 'отлично' справлялась с подступающей темнотой.

  - Да это же Крис, чтоб мне провалиться! Командир - это Крис! - раздался радостный крик с наблюдательной вышки.

  Картер и сам узнал медленно бредущего солдата. Броня местами погнута, в нагрудной платине видны рваные отверстия, забрало шлема в паутине трещин. Да уж, парню досталось на орехи.

  - Приготовиться к встрече! - отчетливо проговорил Свен. - Рассредоточиться по периметру!

  Вдоль металлического ограждения уже громыхали вооруженные люди. Слышалась брань, недовольные выкрики. Всего за несколько минут внутренний двор опорного пункта превратился в разворошенный муравейник. Кто бы неделю назад мог подумать, что прибывшая толпа осужденных способна со столь завидным энтузиазмом выполнять поставленный приказ? Картер усмехнулся. Если и дальше каждый из этих ублюдков будет четко делать свое дело, у них, пожалуй, есть шанс продержаться оставшиеся три недели.

  - Командир, он прется прямо на мины! - снова окрик с вышки.

  - Проклятье! Смит, Браун, проводите его сюда. Только осторожно. Остальным смотреть в оба!

  Тяжелые ворота медленно открылись. Двое пехотинцев, вооруженных тяжелыми штурмовыми винтовками, двинулись вниз по тропе. Винтовками, чья смертоносная мощь способна обратить в кровавое месиво любое органическое существо. Впрочем, в отношении скарабеев это утверждение работало не всегда. Кто еще несколько лет назад мог подумать, что в природе существует биологическая броня, способная удержать пулю, выпущенную из подобного оружия? Оказалось, таких существ легионы. Разумеется, штурмовые винтовки вскрывали панцири тварей, но даже самым мелким из них - костяным гончим - удавалась вести бой под перекрестным огнем. И не просто вести бой, а атаковать и убивать.

  Принцип действия стандартной штурмовой винтовки основывался на теории электромагнетизма. После нажатия на спусковой крючок в стволе оружия генерировалось сильное магнитное поле, которое разгоняло снаряд до скорости в полторы тысячи метров в секунду и выше. Как правило, в штурмовых винтовках в качестве боеприпасов использовались специальные иглы. Разогнанные до высоких скоростей, они несли врагам Республики неминуемую смерть. Иногда боеприпасы снабжались масс-реактивными взрывателями. Тогда, после проникновения в цель, происходил взрыв, способный разворотить тварь изнутри.

  И все же всех этих ухищрений зачастую не хватало.

  Каждый пехотинец, каждый, оставшийся внутри ограждения в любом момент готов открыть огонь на поражение. Напряженные взгляды рыскают по камням, выискивая малейшее движение. Все тихо, но, когда имеешь дело с Ульем, тишина обманчива. Ей нельзя доверять.

  Шаг за шагом пехотинцы приближались к товарищу. Тот явно был не в себе. Безоружный, двигался с трудом, припадал на одну ногу.

  - Эй, ты как?! - крикнул один из пехотинцев, когда расстояние между ними сократилось до нескольких метров. - Друг, лучше остановись, или нам придется твои внутренности собирать по всему предгорью. Избавь нас от этого.

  Крис пробурчал что-то невразумительно, но остановился.

  - Где потерял остальных? Где пушка?

  - На нас напали... - голос звучал тускло.

  - Сам как?

  - Живой.

  - Ладно, иди за мной, след в след. Прешь прямо на мины.

  Обратная дорога заняла меньше времени. Густую тишину нарушали только шаги пехотинцев. Но всеобщее напряжение спало только тогда, когда все трое вновь ступили в расположение и ворота за их спинами с протяжным скрипом захлопнулись.

  ***

  Свен Картер лежал на узкой кровати, закинув руки за голову. Наконец-то можно освободиться от тяжелой, до чертей надоевшей брони. Как начинаешь ценить простые человеческие радости, когда от них остаются одни воспоминания. Душ, приличная еда, нормальный сон...

  За всю неделю Картер не видел на небе ни одного облака. Только раскаленный солнечный диск, от которого спрятаться можно разве что в достопамятных пещерах. И ведь что удивительно, всего в двадцати-тридцати километрах в любую сторону - дожди идут регулярно. Опорный пункт '23-β' казался проклятым. Даже небеса старались выжить самоуверенных людей с этой территории.

  Вернувшийся пехотинец не смог толком рассказать о случившемся. Похоже, он испытал такой шок, от которого будет отходить не один день. Но что могло стать его причиной? Несмотря на всю ущербность местного контингента, никто из них не был желторотым новичком, впервые увидевшим костяную гончую или амфиптера. Чтобы превратить мозги здорового мужика в кисель, необходимо нечто более серьезное, чем выводок зубастых уродов.

  В прошлой жизни - в расположении регулярных войск - в решении подобных проблем всегда участвовал военный психолог. Вкрадчивый голос, какие-то пятна на белых листах бумаги, идиотские вопросы... Как ни странно, но вся эта чушь давала неплохой результат. Здесь же Картер видел единственный способ поставить парня обратно в строй - хорошая попойка и откровенный разговор.

  Свен уже почти отключился, когда его разбудил шум, доносящийся из-за стен казармы. Он прислушался: крики, звуки драки, но выстрелов нет. Значит, внутренние разборки.

  'Этого еще не хватало!'

  Картер сел на кровати, раздумывая, покидать ли казарму. В принципе, драки среди личного состава - дело обычное. Если за каждый случай мордобоя сажать под арест - некому будет стоять на вышке. Однако сон, как ни странно, словно рукой сняло. Свен с досадой ударил кулаком по кровати.

6
{"b":"255997","o":1}