ЛитМир - Электронная Библиотека

  - То же самое касается игр с геномом скарабеев. Потенциал даже самой последней костяной гончии, без сомнения, удивителен. Взять хотя бы его метаболизм, умение приспосабливаться к внешней агрессивной среде. Но координаторы Мантикоры забывают о том, что человечество легко может пасть жертвой ранее невиданных чудовищ, созданных собственными руками!

  - Меня поэтому пытались убрать? - Макс сощурился, следя за реакцией людей.

  Он ожидал хоть небольшого смятения, но в ответ получил пронзительный, пылающий взгляд Эткинса.

  - Да! Решение было принято на общем совете. Единогласно. Мы считали тебя опасным. Зрячие стараются сдерживать порывы Мантикоры. К сожалению, на текущем этапе это возможно только посредством диверсий. Если бы ты попал в лаборатории Мантикоры, то все равно был бы уничтожен, но при этом, вполне возможно, положил начало концу человеческой цивилизации.

  - Но это в прошлом! - поспешил вставить слово Галлахер. - Вы показали свою человечность и даже оказали нам услугу, когда решили участвовать в эвакуации. Организация Зрячих состоит из нескольких автономно действующих групп. Каждая группа имеет своего лидера. К сожалению, даже в наших рядах нет единого взгляда на то, как стоит вести борьбу с Мантикорой. Покушение на вас организовано Зрячими - это правда. Но не мной и не мистером Эткинсом.

  - Бред, - выдохнул Макс. - Не хватало искать крайнего.

  - А чем вам помешала Ашура? - вдруг спросила Сади. - Те люди были заражены или что-то нашли?

  - У нас имеется полная информация, относительно произошедшего на Ашуре, - снова заговорил Галлахер. - Сейчас вы мне не поверите, но если пожелаете, я предоставлю вам все данные. Диверсия была организована Мантикорой. Это была четко спланированная операция, по которой существует официальное секретное заключение.

  - Что?! - только и смогла произнести Сади. - Я вам не верю.

  - Я и не прошу верить на слово, - покачал головой профессор. - Планета стала своеобразной площадкой, где скарабеи проводили свой эксперимент, а Мантикора наблюдала за его ходом.

  - Взгляд со стороны... - проговорил Макс. - По понятным причинам у меня нет большой симпатии к Мантикоре, но они хотя бы что-то делают. И делают активно. А вы... ваши действия походят на лай мелкой собачонки, которая боится собственной тени, но при этом пытается укусить за ногу, стоит только отвернуться.

  - Зря вы так, - задумчиво сказал профессор. - Я понимаю ваши чувства, но мы действительно хотим как лучше.

  - Благими намерениями, как говорится... - усмехнулся Макс. - Как бы там ни было, доверия между нами нет. Что планируете делать дальше?

  - Мое предложение все еще в силе - вы можете остаться здесь. Мы поможем...

  - Напомогались уже! - оборвал его Макс низким, рычащим голосом. - Думаю, Сердце Улья скоро докажет вам всю степень вашей мелочности. Я ухожу.

  - Сердце Улья? - нахмурился Митчелл Эткинс.

  - Это его жена, - пояснил Галлахер. - Вот только что она должна нам доказать?

  - Она в болотах. И не одна.

  На этот раз сказанные Максом слова произвели ожидаемый эффект. И Галлахер, и Эткинс воззрились на него с недоверием.

  - Вы уверены? - спросил профессор.

  - Могу указать точное место.

   Митчелл Эткинс вскочил с места, схватил лежащий на столе планшет, вложил в специальное углубление в столешнице. Тут же в центре стола заработал излучатель, формируя трехмерное цветное изображение местности.

  - Дальше, - сказал Макс. - Еще дальше...

  Изображения сменяли друг друга.

  - Стоп! Можно сделать крупнее? Левее. Стоп.

  Над столешницей в воздухе висело изображение огромной пирамиды, на фоне которой произрастающие рядом деревья казались обыкновенными кустами.

  - Присмотритесь к основанию пирамиды, - сказал Макс.

  - Грязь, вода... - сощурившись, сказал Галлахер.

  - А ты? - Макс обратился к Сади.

  - Дымка, деревья...

  - Что ж, возможно, я вижу то, чего на самом деле нет, - пожал плечами Макс. - Но я знаю - она там. Не могу объяснить, откуда знаю, просто чувствую. И уверен, что не ошибаюсь.

  - Она одна? - спросил профессор.

  - Нет. Но точнее не скажу. Не знаю. Вы же утверждаете, что стоите на страже человечества. Самое время доказать это - слетайте и узнайте, что творится в этих болотах.

  - Я могу подбросить информацию в Республику, - проговорил Митчелл Эткинс. - Но слишком мало данных. Погодные условия там слишком сложны для ведения полноценной воздушной разведки. Если только пешим порядком...

  - База в ущелье Мустанга сообщала: все спокойно, - сказал Галлахер. - Я сам запрашивал информацию.

  - Дело ваше, - усмехнулся Макс. - Профессор, не вы ли мне рассказывали историю пирамид? Точнее - указывали на странности при их возведении. А еще говорили, что скарабеи чувствуют присутствие артефактов Азгар Д'ор. Выводы сделаете сами?

  - Но присутствие там скарабеев не доказано, - стоял на своем Эткинс. - Это нонсенс - рисковать жизнями наших людей, не имея достоверных данных.

  Галлахер остервенело теребил себя за подбородок. Что-то обдумывает?

  - Сколько у нас транспортных кораблей, способных достигнуть ущелья Мустанга? - спросил, обращаясь к Эткинсу.

  - Что?! Вы же не хотите...

  - Просто скажите: сколько?

  - Один... не знаю, возможно, два. Чтобы сказать точно - необходима сводка погоды с места.

  - Если Сердце Улья способна заложить новую колонию, тогда есть вероятность, что вы чувствуете именно ее, - профессор посмотрел на Макса. - На ранних стадиях развития колонии распознать ее с помощью аппаратуры удается не всегда. Здесь же, - он указал на голограмму, - мы имеем болотистую местность, затопленную водой. К тому же - несколько пониженную температуру. Вполне возможно, в настоящее время колония находится под водой, оттого и незаметна.

  Галлахер замолчал, что-то обдумывая, потом продолжил:

  - Если принять за истину, что колония действительно существует, то в настоящее время ей должно быть не более пяти дней. В противном случае мы бы ее заметили визуально. Следовательно, никакой серьезной опасности она не представляет.

  - Скарабеи всегда представляют опасность, - возразил Митчелл Эткинс. - Я понимаю, к чему вы клоните, и мне это не нравится. Никто не полетит на верную смерть, не понимая, ради чего рискует. А если даже я не понимаю, то как смогу убедить людей?

  - Мы не мешаем? - остановил спор Макс. - Не надо напрягаться, а то еще подеретесь. Забудьте мои слова. Там никого нет. А теперь - я покину ваше общество.

  - Я с тобой! - вскочила на ноги Сади.

  Макс промолчал. Он понимал нежелание девушки оставаться среди тех, кого она все еще считала причастными к убийству ее отца. Но, уйдя в одиночестве, он бы имел больше простора для маневров. Доктор будет задерживать. Впрочем, можно оставить ее на первой же базе Республики. Он не подряжался в няньки.

  - И я никак не смогу убедить вас в нашей лояльности? - спросил Галлахер.

  - Нет, - ответил Макс. - Потому предлагаю разойтись миром.

  - Пусть уходят, - устало вздохнул Митчелл Эткинс.

  - Я провожу, - профессор медленно направился к закрытым дверям. - Иначе вас не пропустят.

  Сговорчивость представителей организации Зрячих удивила Макса. Он и не надеялся, что они согласятся выпустить его и Эванс, не попытавшись остановить. Но вот они идут по тускло освещенным коридорам, а ничего не происходило. Галлахер молча шествовал во главе небольшой процессии. Он явно хотел что-то сказать, Макс это чувствовал.

  Прятаться под землей, тратить уйму усилий на реконструкцию старых горных тоннелей и при этом ограничиваться лишь незначительными диверсиями? Макс не мог понять этих людей. Судя по всему, Зрячие обладали довольно внушительным техническим потенциалом, оружием, людьми и даже сумели под носом у Республики обосноваться на одном из передовых опорных пунктов. Но, при взгляде на их инертность, брала злость. Во время препирательства относительно необходимого полета к указанному им месту, Макс готов был разнести зал переговоров в крошево. Лишь огромным усилием воли заставил себя оставаться спокойным.

60
{"b":"255997","o":1}