ЛитМир - Электронная Библиотека

  Пока все шестеро готовились к вылету, а профессор Галлахер занимался организационными вопросами, Макса препроводили в командный зал. Ярко освещенное, но довольно тесное помещение было заставлено множеством компьютеров, устройствами слежения и еще бог знает каким оборудованием, призванным не только обеспечить слаженное функционирование базы в целом, но и координировать перемещение подконтрольной техники, координаты и траектории движения которой отображались на мониторах. На полу множество кабелей, некоторые из них скручивались в объемные бухты и походили на открытые люки канализационных отверстий. Несмотря на внешнюю аморфность базы, в зале оказалось весьма оживленно. Операторы то и дело выходили на связь, и их слова, вкупе с сигналами оповещения различного оборудования, сливались в сплошной гул.

  - В настоящее время основные силы Республики концентрируются на юго-востоке, - бодро рапортовал подтянутый молодой мужчина. Скорее всего, адъютант. В темно-синем мундире из плотной ткани, с отчетливо угловатым кроем; и нашивкам, которые Макс так и не распознал.

  Вообще, наличие общей формы одежды наводило на мысль о довольно-таки серьезной организации. Не стоит воспринимать Зрячих как беззлобного пса, что поджимает хвост и вздрагивает от каждого резкого движения.

  Доклад проходил у интерактивной трехмерной карты, вокруг которой собралось несколько человек. Из присутствующих Макс знал только Митчелла Эткинса, с лица которого не сходило выражение крайней озабоченности. Остальные офицеры то и дело переводили взгляды с карты на самого Макса. Выглядели они хоть и сдержанными, но все же несколько не в своей тарелке, нервными. Похоже, им всего несколько минут назад сообщили о странном существе, доставленном на базу и, больше того, уже начавшего диктовать свои условия.

  - Исходя из имеющихся данных, - продолжал адъютант, - наши аналитики не прогнозируют каких-либо серьезных затруднений во время перелета до указанной вами точки, - изображение на карте быстро сместилось на север и немного на запад. - Основные трудности могут возникнуть при пересечении горных цепей. В большей степени это обусловлено сильными порывами ветра, иногда до сорока-пятидесяти метров в секунду.

  - А заранее прогноз узнать можно? - спросил Макс.

  - Никак нет. Роза ветров чрезвычайно неустойчива. Направление и скорость движения воздушных масс меняются непрерывно.

  - Значит, будем надеяться на хорошую погоду.

  Митчелл Эткинс покачал головой.

  - Не нравится мне все это. Вы с такой настойчивостью рветесь к ущелью Мустанга... И какой момент - Улей оставляет практически без прикрытия свои основные колонии и бросает все силы в наступление, стягивая их к одной точке. Республика, скорее всего, сдержит удар. По крайней мере, навяжет очень вязкое сопротивление. Улей умоется кровью.

  - Что вас смущает? - спросил Макс.

  - Меня смущает выбор направления удара. Стратегически он не выдерживает никакой критики: местность испещрена автоматическими турелями, минными полями и фортификационными сооружениями. Практически никакого накопления сил. Новые особи вступают в схватку сразу по прибытии. Собери Сверхсознание силы в кулак - шанс появился бы. Но так...

  - А что, если им не нужна победа?.. - поморщился Макс.

  - Не нужна?

  - Что, если предположить: цель удара - отвлечь внимание Республики.

  - Полагаете, следует ожидать более массированной попытки прорыва на других направлениях?

  - Нет. Стоит ожидать небольшой диверсионной группы в нескольких сотнях километров от места основных военных действий. Там, где никто не заметит, где даже погода играет на руку диверсантам.

  - Полагаете, вся эта бойня рассчитана на поиски артефактов Азгар Д'ор?

  - Вряд ли скарабеев интересуют поиски. Скорее - извлечение. Слишком многое поставлено на кон, чтобы ограничиться только вероятностью находки. Думаю, они точно знают, что и где ищут.

  - Откуда такая уверенность?

  - Уверенности нет, - Макс пожал плечами. - Но пока Республика воюет, почему бы Зрячим не проявить себя с лучшей стороны и не показать, что они в полной мере стоят на стороне человечества и на страже его безопасности? Если я неправ - вы всего лишь потеряете время. Но если прав - подумайте, насколько повысится ваш вес среди обычных жителей Республики. Вам же нужны новые последователи. Наверняка нужны.

  - В отличие от Мантикоры, мы не стремимся нарастить собственный военный потенциал, - усмехнулся Эткинс. - Не стремимся завладеть умами масс.

  - А может, стоит? - Макс смотрел в глаза человеку и видел в них смятение.

  - Может... В любом случае - решение принято. У вас будет корабль и группа. К сожалению, корабль только один. Остальные не выдержат такого перелета.

  - И на том спасибо, - с полной серьезностью ответил Макс.

  Когда он развернулся, чтобы покинуть зал управления, его окликнул один из офицеров:

  - А что вам со всей этой операции? Почему вы так печетесь о человечестве?

  - Возможно, потому, что до сих пор считаю себя человеком, - не оборачиваясь, ответил Макс и вышел.

  ***

  Снова полет, снова гул двигателей в ушах.

  - Все данные приблизительные, - говорил Макс, стараясь ввести свою новоявленную группу в курс дел. - Никакого подтверждения моим словам нет. Но и ждать дольше нельзя. Я надеюсь ошибиться, но надежды на это немного.

  - Просто скажи, что за тварь нас там ждет? - спросил темнокожий огнеметчик. На месте его правого глаза красовался рваный рубец. Благодаря этому рубцу он получил прозвище Циклоп.

  Макс задумался. Как сказать им, что эта тварь - его жена?

  - Это существо похоже на меня, - начал он медленно. - Но обладает куда большими возможностями. Она сильна, быстра, живуча, способна завладеть вашим разумом, способна использовать пси-энергию, под ее контролем находится каждый скарабей, которого вы увидите.

  - Ты тоже все это можешь? - спросил Циклоп.

  - Отчасти. Я вспоминаю, как всем этим пользоваться.

  К сожалению, за спешкой и сборами до солдат не успели довести все подробности о том, кто всю операцию и затеял. Приходилось наверстывать упущение на ходу. Макс отлично понимал: эти люди вызвались предотвратить возможную катастрофу, но при все при этом они обязаны знать о нем правду.

  Ни о каком доверии с их стороны не могло идти речи, но это не значит, что вызвавшиеся добровольцами люди обязаны действовать практически вслепую. За несколько часов полета Макс намеревался дать им максимум информации, которая могла бы пригодиться на месте. Максимум из того, чем обладал сам.

  Для выполнения миссии Макс с командой получили в пользование не обычный транспортный корабль, а модель, снабженную гравитационным лифтом. Подобное устройство, как правило, устанавливалось на кораблях, используемых для скоротечных диверсионных операций с участием Рэйфов. Лифт позволял практически моментально произвести посадку и высадку личного состава, а усовершенствованные двигатели обеспечивали высокую маневренность и скорость полета корабля.

  Каким образом подобное судно попало в распоряжение Зрячих, Макс даже не стал спрашивать. Удивляло другое: какие слова смог найти Брайан Галлахер, чтобы убедить Митчелла Эткинса - чье мнение, несомненно, значило много - в необходимости столь расточительного шага? Или профессор рассчитывал таким жестом заработать доверие и расположение его - Макса? Вряд ли. Несмотря на множество слов о собственной исключительности, Макс не принимал их за чистую монету. В конце концов, какие новые сведения можно получить, исследуя его тело? Знания из его памяти? Попробуй до них доберись, не испепелив предварительно разум. А уж о его боевых способностях и говорить нечего. Грамотные, хорошо обученные пехотинцы принесут больше пользы в реальных боевых действиях, пока он вспоминает собственные утраченные умения.

64
{"b":"255997","o":1}