ЛитМир - Электронная Библиотека

  Наконец, Макс увидел, как в днище транспортного корабля, зависшего над колонией, открылось отверстие - и тут же внизу под ним оказались первые четыре пехотинца. Дело принимало иной оборот: каждый из пехотинцев был закован в иссиня-черную броню. Такую в Республике носили только представители вооруженных сил Мантикоры. Наверняка каждый из оставшихся четырех транспортников проделывал сейчас ту же операцию.

  Неожиданная встреча!

  Макс оскалился, глухо зарычал.

  Что ж, если они пришли за головами, пусть попробуют их взять!

  - Внимание! - над болотистой долиной разнесся многократно усиленный мужской голос. Голос исходил от центрального корабля. - Именем Республики! Сдавайтесь! Нас интересует только объект тринадцать-семьдесят! Любое сопротивление будет подавлено! Всем сдавшимся гарантируется полное прощение и возможность продолжить службу в рядах Республики. Объект тринадцать-семьдесят, обращаюсь лично к тебе. Ты нужен Республике, нужен человечеству. Хватит бессмысленных смертей. Нам известно: ты такой же человек, как и все мы. У нас одна цель - борьба с Ульем скарабеев. Не позволяй эмоциям взять верх над доводами разума. Вместе мы добьемся победы!

  - Хотят обойтись меньшей кровью, - услышал Макс голос Циклопа.

  Огнеметчик стоял на колене в нескольких метрах от подножия пирамиды и скрывался в ветвях-лианах черного дерева, названия которого Макс не знал.

  - Не веришь им?

  - Нет. Мантикоре нельзя доверять. Я лучше сдохну в бою, чем позволю этим ублюдкам пустить мне пулю в спину. Как же - вместе мы добьемся победы. Они просто боятся нас.

  - Крупное наступление скарабеев. Возможно, оно изменило их приоритеты.

  - Не можешь сказать умную вещь - молчи. Приоритеты Мантикоры неизменны. Есть они, а есть все остальные, кто обязан плясать под их дудку. Зрячие не пляшут.

  - У вас есть три минуты, чтобы выйти с поднятыми руками и сдать оружие! - снова разнеслось над долиной. - По истечении этого времени территория будет зачищена.

  Циклоп выругался, перехватил огнемет.

  - Повеселимся напоследок, - сказал со злобой в голосе.

  - Нам не устоять перед Грифонами, - проговорил Макс, поднимаясь во весь рост.

  - Ты что?! Идиот! Это нам не уйти, а ты можешь проскользнуть угрем. Никто и не заметит. Мы с ребятами отвлечем ублюдков.

  - Это будет не совсем честно, - усмехнулся Макс. - К тому же, кажется, у нас еще гости... Сидите здесь.

  Он вышел из укрытия и медленно, не таясь, направился в сторону колонии. Принять бой на условиях, предложенных Мантикорой, - значит умереть. Попытаться уйти в одиночку вполне реально - и так сделать, скорее всего, было бы разумно. Но как потом жить с осознанием собственного предательства? Люди доверились ему, а он привел их в ловушку, где бросил. Глупо, но что-то внутри не давало поступить таким образом.

  Макс судорожно искал пути выхода из сложившейся ситуации. В искренность слов представителя Мантикоры он тоже не верил. Впрочем, небольшая надежда все же была. Настолько небольшая, что Макс боялся ее вспугнуть. Между тем, идя к колонии, он мысленно тянулся под землю, выискивая там червей. Твари не могли уйти далеко. Так почему бы не попытаться заставить их послужить новому хозяину?

  Глава 20. Сердце Улья.

  Сердце Улья невольно отступила на несколько шагов. Те, кто сейчас стоял возле пирамиды, не были живыми мертвецами, не были призраками или чем-то неосязаемым. Перед ней стоял древний и жестокий враг! Враг, с которым много столетий назад Улей уже сталкивался в бескомпромиссной борьбе за ареал обитания. В борьбе, из которой ни одна сторона не вышла победительницей.

  Но и враг может стать другом или хотя бы союзником, пусть даже временным. Нужно всего лишь знать болевые точки, на которые следует давить. Одна проблема - надо успеть надавить на них, пока еще можешь говорить и двигаться.

  Из открытых Сердцем Улья порталов вышли четыре существа. Сейчас они стояли и сверлили ее ядовито-зелеными глазами. Существа определенно были гуманоидами: поджарые, с темно-фиолетовой кожей, четырехпалыми когтистыми руками и странными, вывернутыми назад, ногами, они казались бродягами, которые неведомо где обзавелись высокотехнологичными доспехами. Одеждой существам служили видавшие виды отрезы темных плотных тканей. Эти куски использовались в качестве набедренных повязок, плащей, а также были обмотаны вокруг предплечий и голеней. Кроме того - такие же отрезы наполовину закрывали лица существ. Поверх этого рванья Сердце Улья рассмотрела элементы доспехов из желтоватого металла, испещренного непонятными ей символами. Доспехи состояли из нескольких независимых друг от друга частей и закрывали плечи, грудь, руки и ноги существ, однако оставляли незащищенными изрядные части плоти.

  Азгар Д'ор! Представители некогда могучей расы. Гиганты почти трехметрового роста, опасные противники. Но не просто Азгар Д'ор, а их темная сторона. Те, кто не пожелал слиться в одно целое, тем самым утратив свое 'Я'. Отщепенцы, изгнанники, заточенные в тюрьму до скончания времен. Злая насмешка: Азгар Д'ор не может убить собрата, пусть даже отринувшего путь, избранный целым народом, но он может похоронить его заживо, заставить гнить на мертвой блуждающей планете без надежды на возвращение.

  Пришло время расплаты!

  Азгар Д'ор начали действовать одновременно. Одну руку каждого из них окутало пепельное свечение, которое быстро вытянулось длинным искрящимся лезвием. Клинки темной энергии рассекли застонавший воздух. Фигуры изгнанников, которые еще мгновение назад были четкими и материальными, дрогнули, словно частично выпали из реальности, став полупрозрачными.

  - Я пришла поговорить! - успела выкрикнуть Сердце Улья, когда Азгар Д'ор рванулись в атаку.

  Четыре размытые тени двигались стремительно и тихо, но генерал Улья успела подготовиться. В ее руках родился голубоватый шар - сгусток пси-энергии. Издав пронзительный вопль, Сердце Улья высоко подпрыгнула и, находясь в наивысшей точке прыжка, с силой метнула шар себе под ноги. Глухой, словно под водой, взрыв потряс древнее строение. Во все стороны брызнул поток нестерпимо яркого голубого пламени. Его всполохи не обжигали - только оглушали, отбрасывали назад. Мощь взрыва была столь велика, что Азгар Д'ор выбросило обратно в реальный мир, разметало по залу.

  - Я друг! - прокричала Сердце Улья, как только последствия взрыва улеглись, а Азгар Д'ор вновь оказались на ногах. - Мне известно расположение нового дома ваших светлых собратьев. И я готова его вам указать!

  Азгар Д'ор замерли, переглянулись.

  - Говори...

  Слово прозвучало в ее голове. Голос казался далеким, чуждым, холодным.

  - Вы помните, какая участь постигла вашу родную планету?

  - У нас нет дома, нет прошлого! - слова в голове прозвучали ударом хлыста.

  - И все же. Ваши тюремщики не нашли в себе сил возрождать пепелище...

  - Причиной которого послужил Улей!

  Жгучий яд расплескался в сознании Сердца Улья, заставил плотно сжать зубы от острого укола боли.

  - Значит, помните, - она заставила себя улыбнуться. Нельзя дать им повода сомневаться в ее силе. - Так вот, ваши братья...

  Еще один укол. Да, больше злобы! Больше ярости! Она неприятна, она выжигает мысли. Но ярость не дает сил. Напротив, она открывает бреши в защите, а это первый шаг к поражению. Изгоев можно понять: многовековое заточение не прошло бесследно.

  - Они нашли новое пристанище, - словно ни в чем не бывало продолжала Сердце Улья.

  К каждому произнесенному слову она добавляла слабый пси-импульс. Настолько слабый, что засечь его, особенно теперь, утратив обычное спокойствие, Азгар Д'ор не смогли бы. Один такой импульс не принесет никакого результата, не принесут даже десятки импульсов, но сотни - совсем другое дело. Правда, даже тысячам импульсов не исправить откровенную ложь.

67
{"b":"255997","o":1}