ЛитМир - Электронная Библиотека

  Пехотинец говорил негромко, не используя внешние динамики шлема, словно не желал, чтобы его слова кто-то подслушал.

  - Сильно сказано. Надеюсь, у вас найдутся силы подтвердить слова делом... - проговорил Макс, стараясь, чтобы собственный голос звучал безразлично.

  На самом деле большую часть сказанного человеком Мантикоры он пропустил мимо ушей. Внутренне напрячься заставило неожиданно нахлынувшее чувство: Сердце Улья здесь! Где-то совсем рядом! И это уже не та тень, с которой ему однажды удалось справиться. В этот раз она в собственных правах, и, судя по исходящей от нее мощи, действующий генерал Улья прогрессирует намного быстрее его самого.

  - Подтвердить?! - засмеялся пехотинец. - Честного слова хватит или лучше расписку?

  Что-то не так - Макс судорожно заозирался - она идет не одна. Но с кем? Это не скарабеи - сомнений нет. Кто-то отдаленно знакомый, но в то же время чуждый. Кто-то, кого не должно быть здесь. И не только на Схроне - не должно быть в галактике!

  - Иронию оценил, - глухо прорычал Макс. - Приготовь расписку!

  Под ногами чувствовалась нарастающая вибрация.

  Глаза пехотинца сощурились, дружеская улыбка исчезла.

  - Что это?

  - Не знаю, - покачал головой Макс и отступил на шаг.

  Встреча, к которой он стремился все последние дни, вот-вот должна состояться. Но готов ли он к ней?

  Послышался громкий продолжительный звук, словно кто-то очень большой втянул ртом воду. А потом почва просела. В нескольких метрах от центра выжженной колонии, примерно в полусотне шагов от Макса и его собеседника, образовалась быстро разрастающаяся дыра. Ее края оплывали, словно воск свечи под обжигающим пламенем.

  Несколько человек, не успевшие отскочить в сторону, исчезли в открывшемся провале.

  Макс невольно отступил еще.

  Болотистая долина готовилась вот-вот явить миру свою тайну. Тайну, которую она хранила многие века.

  Грифоны с ревом зависли над провалом. Каждый из них начал трансформацию и при первой необходимости мог приземлиться. Люди расступились широким кольцом.

  Расширение дыры замедлилось, а через минуту и вовсе остановилось. Жидкая слизь все еще продолжала стекать в темную утробу, когда над ее поверхностью появились строгие грани какой-то конструкции. Грани расходились, образуя пирамиду, вершина которой сверкала голубым светом.

  Макс уже видел нечто подобное. Нет, не он сам. Не собственными глазами. Кто-то очень давно. Кто-то, чьи воспоминания смутными образами вертелись в его голове. Знания, подаренные ему Сверхсознанием, затрагивали невероятный промежуток времени, но жаль, что сейчас практически недоступны.

  Пирамида вознеслась над болотом, зависла над провалом. Стали видны очертания каких-то арочных проемов, в которых бился желтый свет. Сияние растекалось по всей их поверхности - матовой, подрагивающей. Возле арок стояли странные существа, в руке каждого - серый клинок.

  - Их всего пятеро, - бросил ему пехотинец в черном. - И, похоже, среди них та самая Сердце Улья.

  'Пятеро, пятеро...' - отдавалось в голове.

  Макс сглотнул. Такого не мог предположить даже он. Скарабеи искали не артефакт, они пошли куда дальше: вызвали из небытия самих создателей тех осколков, за которыми столь рьяно гонялась Мантикора. Но как?! Или... Нет, Сердце Улья здесь, хоть он ее и не видит. Живая. Неужели этим призракам прошлого удалось подчинить ее собственной воле? Иначе как объяснить, что непримиримые враги теперь стоят плечом к плечу?

  Азгар Д'ор! Мертвая раса древних воинов - и они здесь, в грязи и слизи выжженной колонии скарабеев? Безумие!

  По рядам пехотинцев пробежала волна. Люди переминались с ноги на ногу, перебрасывались взглядами.

  Макс судорожно пытался придумать, как действовать дальше. Четыре Азгар Д'ор вряд ли устоят против пяти десятков пехотинцев Республики. Сердце Улья сильна, но вот вопрос: насколько? И на что готова пойти Мантикора, чтобы заполучить ее?

  Рев маневровых двигателей двух Грифонов вырвал его из размышлений. Истребители выполняли маневр приземления, расположившись по разные стороны от пирамиды и завершая трансформацию. Корабли менялись до неузнаваемости. Сам по себе маневр требовал большого мастерства - и пилоты, судя по всему, им обладали. В течение считанных секунд Грифоны сменили свое амплуа - и вот уже пара штурмовых роботов разворачивается в грязи, глубоко утопая в ней.

  Очень неплохая поддержка и без того превосходящих сил Республики.

  То, что случилось дальше, Макс осознал не сразу. Оба Грифона одновременно открыли огонь. Спаренные авиационные пушки огласили долину громоподобным гулом. Огненные цветы взрывов расцвели на стенках пирамиды, но ни один Азгар Д'ор не пострадал. Никто из них даже не шелохнулся!

  Как такое возможно?

  Макс рванулся к пехотинцу, схватил его за плечо, резко развернул к себе.

  - Вы что творите?!

  - Спокойно, все идет по плану. Боитесь за свою малышку?

  - Прекратите огонь, - голос Макса понизился до хриплого шепота.

  - А то что?!

  - Прекратите...

  - Присмотрись, тринадцать-семьдесят! Их защиту не пробить! - закричал пехотинец и указал рукой на обстреливаемую пирамиду.

  Действительно - строение Азгар Д'ор окуталось еле видимым голубоватым свечением. Немногим ярче оно становилось в местах взрывов и у основания пирамиды.

  - Еще один эксперимент?

  - Это наша работа.

  - А пошел ты!..

  Макс сплюнул в грязь и направился к пирамиде. Зачем - он и сам толком не знал. Его тянуло к жене, осознание ее близости заставляло идти голову кругом. К тому же стоять рядом с человеком, который с улыбкой проводит жестокие эксперименты, попросту противно.

  Возможно, именно этот необдуманный поступок позволил Максу выжить в следующие несколько минут. Он успел заметить, как через арочный проем, заполненный желтым светом, появился еще один Азгар Д'ор, за ним еще один. А следом - существо, состоящее из бурлящего чернильного мрака, в котором слабо просматривались очертания торса, головы и пары рук.

  Что за черт?!

  Ростом это существо чуть ли не вдвое превосходило и без того не низкорослых Азгар Д'ор.

  Голубоватое свечение вокруг пирамиды вспыхнуло и исчезло. Но не бесследно. Во все стороны рванулась упругая ударная волна. Макс краем глаза отметил Сердце Улья. Она появилась из-за угла пирамиды. Впрочем, уверенности в этом не было - не хватило времени присмотреться: ударная волна сильно толкнула в грудь, подняла над грязной жижей.

  Падением его глубоко вогнало в мягкую почву. Все звуки резко исчезли. Макс задержал дыхание, попытался выбраться, но руки тут же увязли. Он попал в тягучую субстанцию, которая держала не хуже огромной паутины, а возможно, с каждым его рывком затягивала все глубже.

  Разум взорвался предательской паникой. Умереть здесь - в грязи, без воздуха, даже не взглянув в глаза Сердцу Улья, в глаза своей жене? Нет! Макс судорожно взмахнул руками. Он будто плыл в плотном киселе. Комки разного размера и плотности то и дело попадались под ладонями, но на них нельзя опереться.

  Сколько он сможет продержаться без кислорода? Отличный повод проверить. В точности по методике Мантикоры.

  Вдруг его пальцы коснулись чего-то по-настоящему плотного. Движения тут же стали более резкими, злыми. Каждый гребок отнимал уйму сил, но Макс и не старался их экономить. Либо он выберется, либо останется здесь навсегда. Помощи ждать неоткуда.

  Гребок, еще один. Сколько прошло времени? Кажется - целая вечность. Рука ухватилась за нечто, похожее на канат. Нет, скорее на толстый корень! Теперь главное не отпустить. Макс подтянулся, перехватился второй рукой. Несмотря на прилагаемые усилия, движения выходили медленными. Словно легендарный барон Мюнхгаузен, Макс выдирал себя из трясины.

  Наконец, его усилия увенчались успехом. Он даже не сразу понял, что выбрался. Цепляясь за какие-то стебли, Макс продолжал вытягивать себя, пока не оказался лежащим у черного ствола со свисающими к земле ветвями-змеями. Откашлявшись, исторгнув изо рта и горла липкую грязь, он перевернулся на спину и жадно задышал.

70
{"b":"255997","o":1}