ЛитМир - Электронная Библиотека

  Все эти детали Макс подметил за то мгновение, пока удерживал равновесие после столкновения с первым пехотинцем. Всего же здесь лежало не меньше десятка человек. Людей покрошили буквально в салат. Скольких Азгар Д'ор им удалось захватить с собой - сказать невозможно.

  Макс метался от дерева к дереву, от зарослей камыша к поросшим травой кочкам. Ценна любая преграда на пути прямого огня таяданов.

  Долго такой марафон продолжаться не мог. Вряд ли Сердце Улья успокоится и, придя в себя, позволит ему уйти. Но шанс добраться до транспорта Зрячих, пусть и крохотный, всё же есть. А для этого надо оторваться от преследователей.

  В бешеном темпе бега, перепрыгивая через препятствия и увязая в грязи, он попытался сосредоточиться. Пси-сила отозвалась приятным теплом. Растекаясь по жилам, она унимала усталость, приглушала боль. Надолго такой самоподзарядки не хватит, но на рывок - вполне.

  Отчаянный бег закончился возле каменной пирамиды. Той самой, до которой дошел с группой, когда прибыли представители Мантикоры. Здесь снова послышались выстрелы. Но редкие и далекие. Кто-то из десанта все еще сопротивлялся.

  Могильный червь по-прежнему следовал под землей, словно привязанный. После выполнения приказа схватить Сердце Улья он немного успокоился и больше не проявлял попыток высвободиться из-под чуждого контроля.

  Боль в груди снова стала почти невыносимой. Создавалось ощущение, что часть нагрудных пластин вмялась в плоть и за время бега проникла еще глубже. Но сделано главное - таяданы отстали.

  Вдруг за углом пирамиды раздалась отчаянная ругань, а вслед за ней громкий всплеск. Макс, сплевывая постоянно выступающую во рту кровь, осторожно вышел на звуки. Прижатый спиной к каменной кладке, стоял Циклоп и поливал пространство перед собой огнем. Рядом с ним лежал Чед Парк - Макс легко опознал его по ощеренной пасти на покореженной броне плеча. Вообще пехотинцу досталось: скафандр рассечен в нескольких местах. Кроме того, похоже, его основательно приложили о камень. Ненамного лучше выглядел и Циклоп. Его левая рука чуть ниже локтя просто отсутствовала. По идеально ровному срезу можно было с равным успехом изучать как строение человеческой руки, так и устройство скафандра.

  В черном полукруге перед огнеметчиком медленно исчезала фигура Азгар Д'ор.

  - Он мертв! Хватит! - закричал Макс.

  Пламя погасло. Циклоп обернулся на голос. Половина его шлема оказалась смята сильным ударом, забрало открывало раскрасневшееся лицо.

  - Живой?! - воскликнул он. - Ты что здесь делаешь? Мы думали...

  - Кто еще жив?!

  - Не знаю. Я с этим ублюдком, - он указал на Азгар Д'ор, - давно танцую. Вон как меня уделал, - покачивание обрубком руки. - Ну да и я не остался в долгу! Поджарил урода! Кто это такие?!

  - Похоже, именно их и искали скарабеи. Азгар Д'ор! Только какие-то странные...

  - Странные?! - воскликнул Циклоп. - Да тут обгадишься весь, пока одного завалишь!

  - Тебе еще повезло. Но не в этом дело, - покачал головой Макс. - Что с Парком?

  - Немного потрепали, но ничего серьезного. Только идти не может.

  - Ладно, транспорт нас все еще ждет?

  - Да. Ребята струхнули, но улетать отказываются.

  - Надо отходить к ним. Здесь больше делать нечего.

  Во время разговора Макс не переставал оглядываться и вслушиваться в пси-возмущение вокруг. Чем дальше, тем эти возмущения становились чаще и мощнее. Готовилось нечто грандиозное, и вряд ли это 'нечто' безопасно для неподготовленных зрителей.

  - Отходить?! - взревел Циклоп. - Никогда! Никогда еще Циклоп не...

  Макс действовал молча и быстро: резко ударил по здоровой руке огнеметчика. Вложенная в удар пси-сила погнула металл скафандра, вывела вмонтированное в него оружие из строя.

  - Ты... - задохнулся от возмущения Циклоп, но Макс уже отскочил в сторону. Тут же почва под ногами человека вздыбилась, взорвавшись пастью могильного червя. Закованное в сталь тело огнеметчика исчезло. Огромная тварь издала звук, похожий на отрыжку, потом развернулась к лежащему на земле Парку, подхватила и его.

  - Потом расскажешь, - бросил Макс, когда голова червя снова скрылась под землей.

  Ощущение нарастающего пси-возмущение усиливалось. В долине сгущалось напряжение огромной силы.

  Макс посмотрел в сторону пирамиды Азгар Д'ор. Саму пирамиду он не видел, но исходящее от нее голубоватое свечение стало намного сильнее.

  По долине прокатился оглушительный шипящий свист. Макс невольно поморщился. От пирамиды в небо рванулся столб голубого пламени - поначалу призрачный, но уплотняющийся с каждой секундой. Даже отсюда, с расстояния в несколько сотен метров, Макс отчетливо слышал электрический треск.

  Голос рассудка вопил, что надо поскорее уходить, но ноги словно вросли в склизкую землю. Дождь ливанул с новой силой. Он будто пытался потушить неестественное пламя, но ничего не мог поделать. Напротив, свечение стало еще интенсивнее. Зрелище одновременно завораживало и внушало беспокойство.

  Новый свист. По телу словно прошлись хлыстом. В голове будто взорвался и разлетелся на мелкие куски звонкий колокол. Макс закрыл уши руками, застонал и упал на колени. Его выворачивало наизнанку. Мышцы напряглись до такой степени, что, пошевелись, сделай малейшее движение - и плоть начнет рваться. Свист проникал так глубоко, что, казалось, застрял в костях, начал резонировать.

  Время остановилось, а мир сжался до размеров собственного агонизирующего тела. Макс не мог думать, не мог воспользоваться пси-способностями. Не мог ничего, кроме как кричать от терзающей его боли. Именно поэтому, когда свист внезапно стих, обрушившаяся тишина показалась чем-то нереальным.

  Он открыл глаза. Рана в груди снова кровоточила. Каждый вздох давался с большим трудом. В голове продолжал гудеть несуществующий колокол.

  Макс перевернулся на живот, медленно приподнялся на руках. Облепившую лицо грязь он просто не замечал. Еще один такой звуковой залп - и у него точно расколется голова.

  Что это было? А главное - для чего?

  Столб голубоватого пламени над пирамидой распался на десяток отдельных лучей, которые в свою очередь начали опускаться в разные стороны - эдакий экзотический бутон в период цветения. Лучи опускались до тех пор, пока каждый из них не достиг поверхности болота. В месте соприкосновения тут же поднимались бирюзовые клубы пара. Но этот пар не рассеивался, а сгущался, постепенно образуя подобие вытянутого кокона.

  Все это Макс видел собственными глазами, так как один из лучей впился в землю в полутора десятках метров от него. Похоже, пирамида поднялась еще выше, иначе бы луч остановился гораздо раньше.

  Между тем кокон достиг не менее пяти метров в высоту. В его глубине появилась светящаяся точка, потянуло холодом. Макс поднялся на ноги, начал пятиться. Внутри крепло ощущение приближающейся опасности. Но не той, что исходила даже от таяданов. Куда более всеобъемлющей и страшной.

   Точка в глубине кокона стремительно расширялась, пока ее свечение, постоянно изменяющее цвет, не заполнило весь объем странного образования. Холод к этому времени сделался таким, что Макс, стоящий в двадцати метрах от черного провала, ощутил его пронизывающее действие.

  Последовавшая далее вспышка заставила отвернуться. В глазах заплясали яркие круги, а когда зрение вновь вернулось, кокон превратился в бездонную дыру в пространстве. Несколько долгих секунд Макс смотрел в чернеющий провал. Он мог поклясться, что с той стороны, возможно с расстояния в миллионы световых лет, на него смотрит кто-то, наделенный чуждым разумом.

  Чернота провала всколыхнулась - и вытолкнула из себя существо. Странное дело, если недавно при взгляде на таядана Макс не сразу, но вспомнил его, то новоявленный гость с той стороны не вызывал в памяти ни малейшего отклика. Больше того, с первого взгляда совершенно непонятно - живое это создание или разновидность роботизированной техники Азгар Д'ор.

74
{"b":"255997","o":1}