ЛитМир - Электронная Библиотека

  Наконец, все готово.

  Они уходили через настежь раскрытые ворота. Уходили неспешно, не оборачиваясь. Они не оставили за спиной живых, опасаться некого.

  Опорный пункт с порядковым номером '23-β' перестал существовать в ослепительно ярком взрыве. Каменная площадка не выдержала и начала проваливаться в разверзшуюся под ней пустоту. Пещеры... предгорья перевала Скелетов источены ходами и пещерами. Иногда достаточно небольшого толчка, чтобы вызвать обвал, а иногда для этого нужен хороший взрыв.

  Глава 3.

  Он изменялся. Продолжал изменяться.

  Сначала изменения протекали очень болезненно. Тело отчаянно сопротивлялось чужеродному вторжению. И это были самые страшные моменты. Казалось, его раздирают на сотни, тысячи мельчайших кусочков, а потом собирают снова, но уже в ином порядке. Крик застревал в горле, запечатанном подобием дыхательной трубки. Он терял сознание и снова обретал ясность мышления. Разум отказывался воспринимать действительность. Да и могло ли это происходить на самом деле? Ночной кошмар, бредни больного воображения. У нормального человека не может быть столь ярких и живых видений.

  Он видел неведомую планету с высоты птичьего полета. Реки, леса, горные цепи, какие-то поселения. Ему хотелось рассмотреть все подробнее, но какая-то сила тянула его в сторону - подальше от цивилизации, от всего живого. Он приземлился в каком-то предгорье. Нет, скорее это каменная равнина. Мертвая и холодная. Острые камни резали его плоть, причиняли сильную больно, но он продолжал опускаться все ниже под поверхность, пока не достиг необходимой глубины. Необходимой для чего? Он не знал, но отчетливо чувствовал сопротивление всего, что его окружало. Он был сильнее, настойчивее. И вот между камнями появился первый, еще неуверенный росток новой жизни.

  Видения или бред? Они появлялись и снова исчезали в кромешной мгле беспамятства. А боль все не проходила. Она выкручивала кости, рвала жилы, острым скальпелем полосовала по оголенным нервам.

  Он снова возвращался на место приземления. Росток окреп, набрал силу. Его больше не трогала боль, ему не могли помешать острые грани камней или плотная, словно бетон, почва. Природа планеты отступала под натиском нового организма. Новый хозяин планеты растекался потоками густой слизи, на поверхности которой появлялись все новые образования.

  Чем больше проходило времени, тем сильнее притуплялась боль. Возможно, он просто научился терпеть ее. Он больше не чувствовал себя одиноким. Он был одним из многих - частью огромного живого конгломерата - непрерывно изменяющегося и развивающегося. Но этому развитию мешали. Какая-то враждебная сила стояла на пути Улья... Да, теперь он знал, частью чего стал. Это было великолепно! Ничто не могло сравниться с ощущением мощи, готовой подчиниться каждому его приказу. Великая мощь, но и противника нельзя недооценивать. Он хитер, изобретателен, жесток. Ему следует платить той же монетой.

  Но не сейчас. Он еще не готов. Хотя ему понравилось убивать. Первая миссия прошла так, как была запланирована. Люди... они столь доверчивы и наивны. Их тела столь слабы и неприспособленны к настоящей битве. Если бы не злой металл - им бы не устоять перед мощью Улья. Ничего - это вопрос времени...

  Да, он и сам был человеком. Был! Но этот этап в прошлом. Теперь он поднялся выше их мелочных и никчемных потребностей и интересов. Разобщенные, постоянно конфликтующие друг с другом, оставляющие за собой только отравленные пустыни - таким нет места в галактике.

  Нет прошлого, есть настоящее и будущее. И это будущее неразрывно связано с неодолимой силой миллиардов существ, объединенных общей целью. Нет споров, нет разногласий, нет сомнений.

  Он более не связан узами времени. Он больше не человек. Он охотник. Охотник за каждым, кто посмеет встать на пути Улья!

  Глава 4.

   Транспортный корабль завис над деревьями примерно в шести метрах над землей. Вырывающееся из дюз пламя опаляло самые верхние кроны, но дыма не было. Дождь не прекращался уже почти неделю. Долгий и муторный, он практически сравнял день с ночью. Неизменные тучи серым полотном застилали небо. Солнечные лучи оказались не в силах пробить столь мощную завесу.

  Но для готовящихся к десантированию с корабля людей такая погода подходила как нельзя лучше. Привод гравитационного лифта ожил негромким гудением - и десять фигур, одна за другой, покинули борт транспортника. Всего несколько секунд - и все они рассредоточились в кромешной тьме сырого леса. В дополнение к стандартному снаряжению, группа была укомплектована специальным бронированным ящиком со встроенным в днище антигравитационным излучателем. Именно в этом ящике планировалось транспортировать цель всей миссии.

  Для операции командование не случайно выбрало именно это время. Тот, за кем шла охота уже на протяжении нескольких месяцев, впервые оказался столь близко к линии фронта и в относительной удаленности от основных сил Улья. Такой шанс упускать нельзя.

  Клайв Дэвис не привык задавать вопросы о целесообразности того или иного задания. Не задал он их и теперь. Но внутренний червяк сомнения не давал покоя. Слишком велик риск провала всей операции. Ничтожные сведения, полученные от разведки, не давали полного представления о ситуации на горнодобывающем комплексе - месте проведения захвата. Черт возьми, разведчики не сказали почти ничего! Пять дней назад комплекс подвергся нападению скарабеев. Местные оборонительные системы продержались всего несколько часов. Спустя еще примерно полдня на связь вышел один из технологов. Он-то и сообщил, что скарабеи действуют на удивление сплоченно. Больше того, они избегают лишних жертв со стороны работников комплекса и личного состава гарнизона. Никогда раньше подобного не было. А еще он упомянул о странном существе, похожем на сильно мутировавшего человека, но обладающего среди тварей непререкаемым авторитетом.

  Канал связи держался ровно две с половиной минуты, а потом оборвался. Где прятался все это время технолог и что с ним случилось потом - осталось только догадываться.

  Вот, по сути, и все сведения, полученные Рэйфами. Уточненные координаты, сводка погоды, постановка задачи... и ни слова о том, что может ожидать за оборонительным периметром комплекса.

  Что ж, скучно не будет наверняка.

  Десять теней скользили между деревьями. Десять - невероятное количество бойцов для отряда, состоящего из самых элитных солдат Республики. Обычно Рэйфы выполняли задачу в одиночку. В исключительных случаях - по двое или по трое. Их уникальность заключалась не только в отменной военной подготовке и выдержке, но и во владении пси-способностями. Как правило - это способствовало некоторому увеличению физической силы и выносливости. Кроме того, некоторые Рэйфы обладали уникальными особенностями даже среди себе подобных.

  Они старались двигаться с максимально возможной скоростью, но при этом любой шум мог выдать их противнику. Вряд ли Улей успел выдвинуться вглубь лесополосы, но как знать? Легкий скафандр, оснащенный самой продвинутой в Республике системой маскировки, мог скрыть своего обладателя от взглядов обычных скарабеев, но против эмпатов - тварей, наделенных уникальным восприятием, - оставался бессилен. Известно, что лишь люди, обладающие пси-потенциалом, в отдельных случаях способны воздействовать на разум других людей или считывать с них информацию. Но работа возможна только с человеческим сознанием. Разум даже самого примитивного скарабея для человека закрыт. И это несмотря на полную несостоятельность тварей в плане управления пси.

  Какое-то время это было законом. Но потом в Улье появились эмпаты. Эти создания оказались способны не только обнаруживать подразделения Республики, укрывшиеся рядом, но и предвидеть их действия. Все это при полном игнорировании пси и умения делиться информацией с другими скарабеями в округе. Странная, почти мистическая способность.

9
{"b":"255997","o":1}