ЛитМир - Электронная Библиотека

  Не задерживаясь у останков, Макс направился дальше. Чем дальше, тем будет сложнее. Формула теста: один-два-три-четыре. То есть каждая следующая волна гончих должна быть многочисленнее предыдущей. Тут уж не до выжидания.

  Две следующие стены расположены симметрично друг относительно друга, под углом в тридцать градусов. Из-за одной уже показалась морда костяной гончей.

  'Где вторая?'

  Лающий рык - и тварь, проскальзывая когтями по бетонному покрытию, метнулась к вожделенной добыче. Краем глаза Макс успел заметить появление и второго хищника. На выдохе взмах рукой в направлении стремительно приближающейся гончей: тусклая вспышка, узкая волна разорвала воздух, ударила тварь и прокатилась дальше, пока не врезалась в бетонную стену. Грохот, но смотреть на результат времени нет - вторая гончая уже в прыжке. Макс отклонился и тут же ударил вслед. Тварь будто взорвалась в воздухе. Кровавые ошметки плоти и куски панциря с чавкающим звуком брызнули на бетон полосы препятствий.

  Теперь осмотреть. Первая гончая рассечена надвое. И вот же какая живучесть - все еще продолжает скалиться и рычать. Впрочем, уже недолго. Не стоит заострять внимание и задерживаться. А вот стена, у которой погасла волна, весьма интересна. Макс подошел к ней ближе. По всему массиву стены сверху вниз пролегла сквозная трещина.

  Ничего себе. Макс прислушался к своим ощущениям - никакого жжения, по-прежнему чувство легкости и полного контроля над пси. Отличное чувство!

  Следующие три стены расположены по диагонали. А что если действовать на опережение? Макс выбрал точку, ударил в основание ближайшей стены. Грохот и треск чуть было не заложили уши, во все стороны метнулась каменная шрапнель, поднялось облако пыли. Но шум нисколько не испугал тех, кто готов перегрызть стальные прутья, лишь бы вцепиться в еще живую плоть, добраться до мяса.

  Пара гончих бросилась из серого облака, замерла в отдалении.

  Кто нападет первым?

  Неожиданно из облака показалась еще одна гончая, за ней еще одна. Твари выходили медленно, словно понимали, что добыча уже никуда не денется.

  Интересный расклад. Очередность выхода на сцену актеров явно нарушена. Но так даже веселее. В конце концов, во время реальных боевых действий с тварями Улья никогда наверняка не знаешь, с какими силами предстоит схлестнуться.

  Макс отошел на шаг, но гончие хоть пока и не нападали, но отпускать его явно не собирались: окружили рычащим и роняющим слюни кольцом. Теперь отбиться будет не так просто. Вернее, было бы не так просто...

  Ощущение движения на полосе, которое он испытал в самом начале испытания, никуда не делось. Напротив, оно трансформировалось в нечто новое. Нечто большее. Не усиление функций уже существующих органов чувств - нет. Скорее, появление нового чувства или способа восприятия мира. Что-то на грани предвидения.

  Яркий образ собственного разодранного плеча вспыхнул перед внутренним взором - и Макс тут же отпрянул в сторону. Мимо, клацнув зубами, пронеслась туша костяной гончей. Теперь броситься на бетон, перекатиться, еще раз, вскочить на ноги и с места прыгнуть вперед, кувырнувшись через голову.

  Хороший танец - отличная тренировка. Но что-то не так. Быстрый взгляд в сторону стен, все еще стоящих в серой дымке, - а вот это совсем весело. Гончих уже шесть особей. У некоторых на мордах и теле кровавые росчерки. Сомнений нет - твари самостоятельно выбрались из клеток.

  Сразу две молниеносные атаки. Одна гончая бросилась в ноги, другая метнулась к шее. Макс вскинул руки в защите и тут же шарахнулся в сторону. Сверкнула голубым полусфера - и хищник, метивший в горло, покатился по бетону. Но уйти от второго оказалось не так просто - не хватило скорости. Тварь в падении толкнула в ногу - опрокинула. Макс упал на руки, оскалился. Мгновение концентрации, словно сделать глубокий вздох после долгой задержи дыхания.

  Время замедлило ход. Звуки рухнули в бесконечную бездну, раскололись протяжными всполохами.

  Или он, или они - и тогда наблюдателям на вышке придется туго, пытаясь вырвать его тело из-под груды обезумевших от крови тварей.

  Все тело горело от ощущения скорого нападения. Перед глазами мелькали картины стремительных атак, от которых уже не уйти.

  Макс вскочил на ноги. Отрывистое движение ему самому показалось непозволительно долгим, но костяные гончие перемещались еще медленнее. Раскинув руки в стороны, Макс резко упал на одно колено, опустил голову. Откуда к нему пришло это движение - он не знал, просто повиновался внутреннему голосу, интуиции.

  Яркая, насыщенная синим вспышка с быстро гаснущим шипением разошлась в стороны.

  Тишина.

  Макс повел головой, осмотрелся. Он стоял на идеально ровном, нетронутом круге в центре широкой воронки. От воронки, края которой оплавились, поднимался горячий пар. В воздухе стоял запах жареного мяса.

  - Кушать подано, - хрипло проговорил Макс, поднимаясь.

  Он больше не чувствовал движения. В пределах полосы препятствий не осталось ни одной живой души. Кроме него, конечно. Похоже, первый серьезный тест пройден. И пройден удачно. Неважно, что скажут наблюдатели. Главное - результат. А результат его устраивает более чем. Даже не хочется отключать систему пси-имплантатов. Но все же тест - есть тест.

  Макс снова закрыл глаза, деактивировал энергетические центры - и почти сразу же почувствовал волну непреодолимой слабости. Голова закружилась, а к горлу подкатил тошнотворный комок.

  Что такое?!

  Шаг, глубокий вздох, другой. Становится только хуже. Макс обхватил голову руками, сжал виски и неожиданно для самого себя мешком завалился на землю. Из тела словно вытащили все кости. Сила, способная походя уничтожать опасного противника, улетучилась без следа.

  Где-то далеко послышался приближающийся топот.

  - Открой ему рот! Быстро!

  - И, по-твоему, он готов встретиться с женой? Что вы с ним сделали? Он и без ваших железок смог бы раскидать этих щенков!

  Голоса знакомые, но не разобрать.

  - Осторожно, пальцы! Вот так... Еще не готов, но с этой штукой у него будет шанс.

  Макс почувствовал, как ему в рот просовывается тонкая трубка.

  - Держи ему голову, а то подавится.

  Глоток, еще глоток. Горло обожгло чем-то приторно кислым.

  - И что теперь?

  Голос определенно принадлежал Циклопу. Неужели уже оправился после операции?

  - Что я сделал не так? - прохрипел Макс.

  - Ты все сделал правильно, - Сади? Точно - она. - Просто твой организм еще не привык к имплантатам.

  - Правильнее сказать - не привык к новому порядку расходования энергии, - поправил ее Александр Найт. И этот здесь.

  Макс помотал головой. Тошнота прошла, тело начинало снова повиноваться.

  - Отойдите от него, он уже в силах подняться самостоятельно. Вставай!

  Очень хотелось послать Найта подальше, но что-то в его голосе заставило прикусить язык. Какая-то беспечная уверенность в правоте своих слов.

  Опершись рукой о бетон, Макс сел, потом встал на ноги. Слабость еще оставалась, но общее состояние заметно улучшилось.

  - Ты здесь откуда? - спросил, глядя на Циклопа.

  Одноглазый стоял и довольно ухмылялся:

  - Да вот пришел посмотреть на твои подвиги, а чуть не попал на похороны.

  - Сам удивлен. Все так хорошо начиналось, - пожал плечами Макс. - Смотрю, ты с обновкой...

  - Ага. Тоже испытания прохожу, - Циклоп демонстративно поднял левую руку - стальной манипулятор во многом повторял человеческую конечность, однако, с точки зрения Макса, все равно выглядел слишком инородным. Возможно, все дело в отсутствии кожного покрова, пусть даже искусственного. От вида сокращающихся полимерных мышц становилось немного не по себе, а зрелище циркуляции разноцветных жидкостей по прозрачным трубкам отталкивала еще больше. Но при всем при этом, надо признать, манипулятор впечатлял. Судя по тому, с какой уверенностью Циклоп обращался с ним, разработчикам удалось воссоздать даже мелкую моторику. А ведь с момента операции наверняка прошло не больше трех дней. Еще не закончился восстановительный период, а уже такой потрясающий результат.

13
{"b":"255998","o":1}