ЛитМир - Электронная Библиотека

  Километр складывался с километром. Подъем давался все сложнее. Несколько десятков феррумов не выдержали и камнем отправились вниз. Большая часть стаи еще держалась, но смертельные случаи уже стали нормой. И чем дальше, тем чаще срывались обессиленные тельца. Отсутствие воздуха и почти критическая усталость не позволяли двигаться в прежнем темпе. Цеппелинам пришлось замедлить скорость в ожидании отстающих феррумов.

  Сердце Улья почти физически ощущала присутствие невидимого наблюдателя. Она была почти уверена, что стая феррумов уже засечена и теперь пристально исследуется. Насколько знала повелительница скарабеев, налеты на орбитальные платформы Республики совершались и раньше, еще до ее появления, но никогда прежде Улей не добивался успеха. Наиболее эффективные воздушные бойцы (пастыри и амфиптеры) просто не добирались до цели, а остальные для орбитальной платформы не могли создать даже намека на опасность.

  Для сегодняшней миссии такая неутешительная для Улья статистика даже к лучшему. Вряд ли люди ожидают чего-то экстраординарного от не самой большой стаи феррумов.

  Чем выше поднимались Цеппелины, тем отчетливее становилось ощущение наблюдения. Их определенно ждали. Но ждали только стаю мелких летунов - или пару живых транспортов тоже? Сердце Улья в который раз проверила состояние защитного шара. Все работает, как и должно. На невидимую поверхность определенно падают электромагнитные волны, но каков их источник - определить невозможно. Все ли волны проходят сквозь шар, не отражаясь обратно? А если не все, то есть ли среди них те, которые излучаются следящими установками на орбитальной платформе?

  К сожалению, ответы на эти вопросы могут появиться слишком поздно.

  Сердце Улья даже не поверила увиденному, когда в разноцветных вспышках видения Цеппелина различила очертания угловатого объекта. Неужели добрались?! К этому времени феррумов осталась едва половина от первоначального количества. Будут ли они отчетливо видны на радаре?

  Черноту космоса взрезала ярко-огненная полоса плазменного излучателя. Струя жидкого пламени, словно хлыст вырвавшегося на свободу демона, метнулась к феррумам.

  'Видны!' - внутренне возликовала повелительница скарабеев.

  Само собой, использовать плазменный излучатель против множества мелких мишеней - по меньшей мере, неразумно. Этот первый выстрел, скорее всего, пробный. Наверняка там, на борту платформы, задаются вопросом: какая нелегкая занесла сюда тварей, не предназначенных для действий в космосе? Феррумы хороши в качестве активной поддержки вылазок на малозащищенные объекты Республики. На открытых пространствах, обладаю высокой скорость и высокой маневренностью, феррумы за несколько минут способны в буквальном смысле слова вырезать личный состав проспавшего атаку гарнизона. Остановить их натиск способна лишь тяжелая броня вкупе с отделением огнеметчиков. Но здесь, в совершенно чужой для себя среде, они уязвимы и беспомощны.

  Сердце Улья видела, как стая с небольшим запозданием разделилась надвое. Феррумы не старались уйти, а потому даже ничтожная огненная нить унесла жизни нескольких десятков крылатых тварей.

  'Держать внимание... Держать!'

  Весь долгий путь до орбиты, до космической станции людей, теперь спрессовывался в мгновения. Все силы и вся сопротивляемость, что еще оставались внутри стаи феррумов, выплескивались в самоубийственных виражах и маневрах. Отвлечь на себя внимание, помельтешить перед электронными взглядами с платформы, не дать потерять себя из виду. Все эти действия неминуемо приведут к гибели, но даже умирать, не позволив своей повелительнице завершить начатое, - феррумам нельзя.

  Сердце Улья не помнила, чтобы еще когда-нибудь испытывала такое нетерпение. Она готова была вырваться из тесного нутра Цеппелина, раскрыть крылья и уже самостоятельно добираться до стальной махины. И снова полная зависимость от действий других. Снова остается только ждать. Когда же это закончится? Когда бразды правления событиями снова вернутся к ней в руки?

  Но пока - терпеть. Минимум эмоций, минимум адреналина в крови. Замкнутый мир Цеппелина и без того готов развалиться на куски. Не стоит подтачивать его еще больше, впустую транжиря истаивающие запасы энергетических ресурсов.

  Прямо по курсу уже маячили огни орбитальной платформы. Многометровая громадина приближалась непозволительно медленно. Если бы можно было хоть немного подогнать Цеппелинов. Хоть чем-то помочь им. Но о низкой скорости можно только сожалеть, стиснув зубы.

  Между тем, обстрел порядком проредевшей стаи феррумов все продолжался. На смену малоэффективным огненным струям плазмы пришли ракеты объемного взрыва. При детонации эти болванки распыляли вокруг себя огромное количество мельчайших частиц. Двигаясь с огромной скоростью, частицы с легкостью проникали в сочленения между бронепластинами скарабеев, нарушая целостность биологической защиты. Здесь, в открытом космосе, хватало небольшой пробоины, чтобы в считанные мгновения превратиться в кусок льда. Для брони самой платформы эти частицы не представляли никакой опасности.

  Странное дело, сколько повелительница скарабеев ни пыталась абстрагироваться от происходящего за пределами своей живой капсулы, но в голову продолжали лезть непонятные мысли. Нет, ей не было дела до жизней не то что тысячи, но даже десятков и сотен тысяч скарабеев, если того потребуют задачи очередной миссии. Никакой жалости. Лишь скупое, холодное сожаление об утрате потенциально полезных бойцов.

  Сейчас же эмоции вызывала не сама смерть, а полнейшая тишина - напряженная и гнетущая от осознания того, что никто и ничто не может тебе помочь. Не будет даже звука выстрела, никакого намека на приближающуюся смерть. Глаз не уследит за стальной болванкой, направляющейся в твою сторону. Возможно, что-то всколыхнется рядом, что-то заставит вздрогнуть и судорожно перевести взгляд, чтобы через мгновение ощутить поток скользящих по телу частиц. И это будет конец всему. После привыкания к грохоту взрывов и громоподобному реву теперь, перед лицом всеобъемлющей тишины, становилось непривычно... нет, не страшно. Скорее - Сердце Улья накрыла растерянность. Растерянность перед убивающей тишиной, перед бесконечностью чернеющего ничто, перед осознанием настоящей беспомощности - огромной, подминающей волю и лишающей сил.

  Подумать только, и эти мысли возникают в голове генерала скарабеев. В голове существа, в чьем разуме нет и не может быть места сомнению и страхам, в чьих силах поднять легионы послушных воинов и расколоть тишину всей галактики.

  'Человек...'

  Неужели человеческое начало на поверку оказалось столь цепким и живучим, что все еще тявкает и пытается столь глупым образом смутить Сердце Улья? Ничего иного и быть не может! Или может? Она резко повела головой из стороны в сторону. Разумеется - никого. Что вообще за дикая мысль?! И все же ощущение, что за ней наблюдают, не проходило.

  Что это? Усталость? Или имплантированный изгнанниками прибор обладает побочными действиями? Еще не хватало вздрагивать и оборачиваться на собственную тень.

  Впрочем, если человек внутри нее действительно еще жив, наверняка ему не терпится вновь оказаться рядом с собратьями по расе. Пожалуй, не стоит этому противиться. Повелительница скарабеев ощерилась, ее глаза полыхнули алым. Она доберется до платформы и уничтожит ее!

  Теперь следовало проявить максимум внимательности. Просто так внутрь платформы не проникнуть: толщина стен корпуса, вместе с бронепластинами и слоем теплозащитных плиток, от метра и больше - никакой взрывчаткой такую бронированную мощь не взять. Сунуться к швартовочным палубам можно, но не стоит полагаться на их видимую открытость и доступность. Вокруг полно излучателей и прочей убийственной машинерии. Проскользнуть мимо, наверное, получится, но потом все равно сразу предстоит встретиться с внутренней охраной. А это лишний шум. Более привлекательным виделся вариант с использованием ремонтных шлюзов. Узкие червоточины пронизали тело платформы. Разумеется, входы в них плотно задраены, но что, если культурно постучаться? Неужели откажут уставшему путнику и не откроют дверь?..

18
{"b":"255998","o":1}