ЛитМир - Электронная Библиотека

  Еще одна дверь - и снова за ней ждут. На этот раз не понять, сколько их. Слишком много эмоций, слишком обрывочных мысли. Не у всех - кто-то спокоен. Но таких мало. И это отлично. Страх - отличный помощник. Ее помощник.

  Один из телохранителей набрал на панели управления дверью код. Дверь послушно отъехала в сторону. За ней открылась площадка, от которой вперед и в сторону убегали другие коридоры. На площадке в напряженном ожидании замерли семь человек. Все в тех же легких скафандрах, с огнеметами.

  Когда видишь противника - бей первым. Не дай опередить себя. Те, кто ждал у развилки, - опоздали. Совсем ненамного. Возможно, не решились сразу стрелять в своих. Слабость. А слабость наказуема.

  Пять огнедышащих стволов ударили почти одновременно. Небольшая площадка превратилась в пылающий Ад. Пламя ревело, но даже сквозь этот рев Сердце Улья услышала отчаянные вопли сгорающих заживо людей. Легкие скафандры не способны спасти своего обладателя от огненного шторма, в центре которого температура превышает тысячу градусов. В ответ выплеснулись было две струи, но обе скользнули по стенам и вскоре опали.

  Несколько секунд ослепительно яркой вакханалии оборвались резко, по приказу повелительницы скарабеев. Дышать стало заметно труднее - огнеметы выжгли кислород и сильно накалили обшивку коридоров. Хорошо, что можно быстро покинуть это место, пролетев сквозь пылающую алым стальную кишку. И пусть в раскаленном воздухе плавают обгорелые останки незадачливых защитников, куски пепла и какого-то мусора - это не проблема.

  И снова вперед. Глубже, во внутренности мертвого стального муравейника. Двери послушно открывались, что вообще-то казалось странным. Или посланницу Улья намеренно заманивают, или система управления платформой просто не предусматривает принудительную блокировку дверей без возможности открыть их любым членом команды.

  Следующая группа перехвата оказалась многочисленней (не менее двух десятков) и расторопней уничтоженной. Рассредоточившись полукругом вдоль прозрачной стены, за которой угадывались объемные стеклянные парники-колбы с гидропоникой, они открыли огонь одновременно с телохранителями Сердца Улья.

  Разве может человек сражаться, охваченный пламенем? Возможно, в некоторых, крайне редких ситуациях может. Повелительница скарабеев таких моментов не знала.

  Защитники платформы имели не только численное, но и тактическое преимущество. Удерживаясь в строго вертикальном положении при помощи специальных магнитных захватов, они могли вести более прицельную стрельбу, нежели болтающиеся в невесомости телохранители Сердца Улья. Но преимуществом посланницы скарабеев стал жесткий контроль над людьми. Члены ее группы не реагировали на боль. Даже охваченные пламенем, заживо превращаясь в угли, они продолжали стрелять. Ничего не слыша, не видя и плавая в океане сводящей с ума боли, они стреляли.

  Но и противнику пришлось туго. Боль вкупе с мистическим ужасом перед теми, кого нельзя убить, кто не останавливается, даже ступив на самую грань смерти, заставил людей попятиться. Но Сердце Улья не позволила им уйти. В одиночку ей не миновать все посты, не открыть все двери.

  По ее приказу недавние союзники повернули оружие друг против друга. Забыты мысли о бегстве, забыты мысли о спасении. В сознании просыпается неодолимая ненависть. Ненависть ко всем без разбора. Желание разрушать становится целью существования.

  Прозрачная стена, отделяющая отсек гидропоники от небольшого локального светопреставления, оплавилась. Сердце Улья несколько раз глубоко вздохнула, ощущая пропитанный влагой воздух. Воздух поступал под давлением и даже немного потеснил раскаленные массы, забившие место схватки. Но блаженство от свободного дыхания длилось недолго. Совсем скоро прозрачная стена окончательно сдалась высокой температуре, и тогда на теплицы обрушились волны убийственного воздуха. Климатическая система отсека гидропоники справиться с такой проблемой уже не смогла.

  Между тем, навязанное повелительницей скарабеев смертоубийство закончилось. В дрожащем от жара воздухе остался сидеть единственный человек. Еле поднимая руки, он продолжал наносить вялые удары прикладом о голову лежащего рядом товарища. Шлем выживший потерял, кожа на его голове покрылась огромными пузырями, некоторые из которых уже лопнули. На переносице виднелась глубокая зарубка, вполне возможно, от такого же удара прикладом. Окровавленный рот лишился многих зубов. Из горла человека вырывались сдавленные стоны.

  Пятерка телохранителей уничтожена, а заменить ее некому. Зато высвободились силы, уходившие на поддержание жесткого контроля над их волей. А раз больше нет добровольцев - самое время испытать другую тактику. Сердце Улья подплыла к выжившему человеку, схватила его за грудки и резким ударом выбила из рук окровавленное оружие.

  - Мы идем в сектор управления двигательными установками, - прошипела она, глядя несчастному в лицо. - Ты открываешь двери.

  Тот отстраненно кивнул.

  Подавить волю просто, но сознание людей отчего-то оказалось слишком неподготовленным к небольшим, в сущности, стрессам. Война, убийства и жестокость - все это должно глубоко засесть в мировосприятии и не шокировать, не вводить в ступор. Пиковая ярость вкупе с поверхностным осознанием совершенного чуть было не свели с ума и единственного выжившего в последней схватке. Давить на него и далее - значит, потерять проводника, что нежелательно. Другой обязательно найдется, но это потеря времени. Потому Сердце Улья выбрала щадящий способ. Не взяла под контроль, а внушила одну единственную директиву - довлеющую над всеми прочими мыслями, желаниями и страхами.

  Теперь можно расширить радиус, в котором она сумеет воздействовать на людей в соседних отсеках. К чему бесполезное бренчание оружием и глупые дуэли, когда те, кто мыслят себя вершиной пищевой пирамиды, с удовольствием будут рвать друг другу глотки, а не найдя себе достойного противника - просто расшибутся об угол. Но потребуется больше внимания.

  Повелительница скарабеев молча следовала за своим провожатым, а сама всецело отдалась пси-воздействию. Платформа уже начала погружаться в темные глубины панических настроений. Отдельные выловленные мысли позволили составить очень примерную картину происходящего рядом. Первые вспышки неконтролируемого гнева у вполне адекватных и уравновешенных сотрудников вызвали сначала недоумение, а потом напряжение. Кого-то удалось успокоить, другие успевали нанести тяжелые увечья товарищам, после чего накладывали на себя руки.

  Отлично! Именно так оно и должно быть.

  Максимум внимания и концентрации. Нельзя пропустить ни одного человека, оказавшегося в зоне воздействия.

  С каждым метром продвижения по стальным кишкам космического чудовища, Сердце Улья все больше проникалась назревающим напряжением. Все больше и больше людей оказывались втянуты в ее игру. Данные о происходящем в этой части платформы, иногда искаженные, разлетались по всей станции. Каждый новый факт сумасшествия, каждое новое нападение или попытка убийства медленно, но верно толкали орбитальную платформу к гибели.

  Повелительница скарабеев не давала шансов приблизиться к себе. Скафандры, простые оборонительные сооружения и банальные попытки укрыться за углом ни к чему не приводили. Она видела каждого, вторгалась в сознание и вкладывала в него одно единственное желание - убивать. Неважно кого, неважно, как и чем.

  И люди убивали.

  Теперь на пути посланницы скарабеев то и дело попадались мертвые тела. Кто-то был сожжен, кто-то застрелен, но большинство умирало от сильных ударов различными тяжелыми предметами. Охваченные жаждой убийства, люди забывали о своем оружии и бросались на вдруг ставшего ненавистным товарища с тем, что первым попадалось под руку.

  Зная схему расположения автоматических турелей, Сердце Улья смогла избежать неприятной встречи с последними. По большому счету платформа вообще не имела внутренней оборонительной системы.

21
{"b":"255998","o":1}