ЛитМир - Электронная Библиотека

  'Тренировки помогут тебе найти ту грань, за которую не следует переходить при использовании системы имплантатов', - сказал ему Александр Найт. А еще он подтвердил все, что высказал Циклоп касательно Рэйфов, в личной беседе, конечно. Служащие этого специального подразделения Республики действительно убивали себя и при этом отлично отдавали себе в этом отчет. Использование боевых коктейлей со временем трансформировалось из вынужденной необходимости в стиль жизни. Не для всех, но для подавляющего большинства. Раз почувствовав в себе силы, очень трудно добровольно от них отказаться и вновь стать обычным человеком, пусть и с несколько повышенным пси-потенциалом.

  Такая откровенность несколько смутила Макс. Он-то настроился на хождение Найтом вокруг да около, отговорки и пространные объяснения. И это в лучшем случае. В худшем ответов можно было не получить вовсе.

  'Не хочешь использовать коктейль - научись контролировать имплантаты. Почувствуй их энергию. Прими их как часть собственного тела'.

  Хороший совет, а главное - простой и ничего толком не объясняющий. Впрочем, вдаваться в подробности Макс не пожелал сам. Сейчас для него важнее знать - как пользоваться внедренной в его тело пси-системой, чем вникать в тонкости ее работы.

  Макс поднялся с кровати, прошелся по комнате. Здесь было куда просторнее и удобнее, чем в каморке на базе Зрячих. Широкая мягкая кровать, диван, пара кресел и даже подключенный к общедоступной сети компьютер. Стены мягких оттенков голубого, несколько типовых картин с пейзажами каких-то незнакомых Максу планет. Впрочем, он бы не поручился, что пейзажи не принадлежат тому же Схрону, только отдаленной его части. Гостиница, да и только. Сначала немного напрягло отсутствие окон, но это чувство быстро прошло. Сюда Макс возвращался только для сна. Да и то чувствовал себя здесь, словно слон в посудной лавке. Наверняка забавно смотрится мутант вроде него, лежащий на диване и отдыхающий после тяжелого дня.

  Но сейчас сна уже не дождаться.

  Макс открыл дверь и вышел в коридор. Фактически он имел право свободно перемещаться по всей территории лабораторного комплекса. Но на практике еще ни разу не воспользовался этим правом. Тренировочная площадка - душевая комната - столовая. Вот и весь его обычный маршрут в последние дни. Иногда в него добавлялся медицинский сектор, где время от времени приходилось сдавать анализы и проходить тесты.

  Похоже, сейчас самое то - воспользоваться правом свободного перемещения.

  Он уже достаточно хорошо изучил расположение основных секторов лабораторного комплекса, но сейчас ему не был нужен ни один из них. Уверенным шагом Макс направился к зимнему саду. Его он обнаружил совсем недавно. Удивительное живое место среди металла и пластика. И все же в груди гнездилось противное чувство тревоги. И вроде бы сон уже почти выветрился из головы, и вроде бы не о чем беспокоиться, но тревога не уходила.

  Зимний сад встретил его приглушенным светом и звуком журчащего ручья. В воздухе стоял легкий аромат листьев и каких-то цветов.

  - Зверь бежит в лес... - пробубнил себе под нос Макс.

  Он прошелся по траве, уселся возле одного из деревьев. За прозрачным куполом потолка виднелась одна из двух лун Схрона. Бледно-желтая, она немногим отличалась от земной, разве что несколько большим размером и очертаниями поверхности.

  При свете почти точно такой же луны он сделал предложение своей будущей жене. Он до сих пор отчетливо помнил ее глаза в ту ночь: большие, глубокие, с искрами лунного света, играющими в зрачках, точно в озерах. Ей ничего не надо было отвечать, все сказали глаза.

  Макс не сразу понял, что куда-то проваливается. Не физически - сознание поднималось над землей, чтобы потом, притянутое ночным светилом, упасть в золотистое сияние.

  Он вдруг увидел Сердце Улья. Нет, он ее почувствовал. Его жена в прошлом и генерал скарабеев в настоящем - была растеряна. Ее сознание подверглось какому-то изменению и теперь воспринимало информацию извне. Причем это не было похоже на контакт с Сверхсознанием. Насколько он помнил, в этом случае поток информации куда мощнее, куда агрессивнее. А здесь лишь пассивное восприятие. Причем очень странное, словно вспышки неверного света вкупе с бешеным мельтешением.

  - Где ты? - произнес мысленно.

  Ответа, разумеется, не последовало. Но Макс его и не ожидал. Он осторожно касался сознания Сердца Улья, опасаясь, что она его обнаружит. В прошлый раз при подобном контакте ему еле удалось ускользнуть. Повелительница скарабеев оказалась слишком сильна. Провоцировать ее снова желания нет. А вот постараться как-то воздействовать или хотя бы прочесть мысли, чувства, хоть что-то - почему бы не попробовать?

  ... напряжение, предельное напряжение и полная сосредоточенность на... на очень важной задаче...

  Что ж, она явно не теряет времени даром. Причем, даже теперь, сконцентрировавшись на чем-то недосягаемом для понимания Макса, она почти не раскрылась. Еще мгновение - и от недавней растерянности не осталось и следа. Сердце Улья предстала перед ним все той же жестокой и непримиримой повелительницей, ведущей за собой легионы тварей, послушных ее воле.

  Он вновь сидел на траве зимнего сада. В голове осталось смутное ощущение полета. Полета, требующего огромных затрат сил и энергии. Но сил не Сердца Улья. Она всего лишь пассажир, пусть и очень необычный, тесно связанный со своим транспортом.

  Выходит, Циклоп оказался прав и касательно того, что он - Макс - стал заметно сильнее в обращении с пси. Впрочем, не стоит обольщаться. Сердце Улья была занята. В другое время и при других обстоятельствах она вполне могла оказаться куда более агрессивной. И все равно - сегодняшний опыт можно считать удачным.

  Макс прикрыл глаза, выдохнул. Даже эта небольшая победа придавала ему силы. Есть цель, есть к чему стремиться. И пусть дорога будет терниста - он все равно пройдет по ней.

  - Не помешаю?

  Макс поднял голову. Перед ним стоял Александр Найт - в простой спортивной форме, какую на занятиях по физической подготовке обычно носили новобранцы. Но даже мешковатое трико не могло скрыть мощь хорошо тренированного тела. Определенно, раньше Найт имел к медицине и науке куда меньшее отношение, нежели к штурмовой винтовке и скафандру пехотинца.

  - Тоже не спится?

  - Да нет. Сообщили, что ты покинул комнату и сидишь здесь. Решил спросить, все ли в порядке?

  - Вот она - свобода, - криво усмехнулся Макс.

  - Свободы как таковой вообще не может быть в обществе, - доверительно сообщил Найт. - Это миф, поддерживаемый политиками и бюрократами. Любой, кто выбирает свободу, - выпадает из системы. А это уже никуда не годится...

  - Не будем об этом.

  - Согласен, не лучшее время для лекций. Так что случилось?

  Макс немного помедлил, перевел взгляд на луну.

  - Мне снится сон. Уже несколько дней подряд... И он же снился сразу после случившегося в ущелье Мустанга. Я видел Землю...

  - Пойдем в мой кабинет, - внимательно выслушав Макса, предложил Найт. - Там будет удобнее говорить.

  Они миновали зимний сад и оказались перед новой дверью. Открыв ее, вошли в небольшой кабинет. Вдоль стен тот был заставлен высокими деревянными шкафами, на полках которых стояло множество книг. Краем глаза Макс отметил, что в основном книги собраны по научным дисциплинам. Таким как вирусология, молекулярная биология, генетика и многие другие. На фоне повсеместной компьютеризации и общедоступных баз данных подобное собрание выглядело странно. Под потолком висел тяжелый бронзовый светильник с цветным абажуром, под ногами выцветшие, но чистые ковры с каким-то неясным орнаментом.

  - Ты ничего не помнишь? - спросил Найт, когда оба уселись в кресла.

  Кресла были обшиты темной кожей. На ощупь довольно плотной и наверное прочной. Неужели пустили в дело какого-нибудь скарабея? Впрочем, почему бы и нет? Материал, который можно получить из этих тварей, вполне может превзойти качеством и износоустойчивостью некоторые искусственные аналоги, используемые Республикой. Вообще комната выглядела так, словно принадлежала какому-нибудь английскому ученому восемнадцатого века и служила ему рабочим кабинетом.

26
{"b":"255998","o":1}