ЛитМир - Электронная Библиотека

  Тяжело дыша, она вывалилась в реальный мир. Ноги дрожали, но не от усталости, скорее - от внутреннего напряжения. Правая рука не подчинялась, а в голове ритмично пульсировала тупая боль. Но теперь она знала. Похоже на то, что Республика, в лице 'Мантикоры', приняла Макса - ее мужа. Бывшего мужа, бывшего генерала Улья, ставшего предателем по вине все той же Республики. При воспоминании о нем в груди снова отозвалась пустота. Холодная, затягивающая пустота, от которой почти удалось избавиться.

  В любом случае - информация ко времени. Сам факт принятия Макса людьми еще ни о чем не говорит. Скорее всего, они видят в нем лишь объект для исследований или источник получения информации. Им виднее. В конце концов, Макс больше чем наполовину все еще скарабей. Пусть и с человеческим мышлением. Он должен о себе позаботиться, хоть и потерял часть способностей.

  Сердце Улья сплюнула алым, криво усмехнулась.

  - Что ты задумал? - произнесла вслух.

  В памяти Рэйфа будто алой нитью проскальзывала информация о каком-то инопланетном артефакте, на поиски которого собирается отправиться Макс. Артефакте, местонахождение которого известно не из расшифрованных древних записей, а было передано Максу самими Азгар Д'таг. Слухи или правда? Его боялись, ему не доверяли, но в то же время относились с каким-то непонятным ей уважением. Впрочем, причиной тому могло служить лишь то, что Максу удалось дважды уйти от 'Мантикоры'. Пусть во второй раз этому поспособствовало появление представителей Азгар Д'таг.

  Неужели в рядах человечества столь велика разобщенность, что небольшая победа их недавнего врага способна сразу же вызвать переоценку приоритетов? На что они вообще надеются? Может достаточно встать в стороне и подождать, пока те, кто считает себя венцом природы, перегрызут друг другу глотки?

  Сердце Улья засмеялась и закашлялась.

  - Куда ты собрался, милый?

  Слова давались с трудом, но боль в голове уже начала стихать.

  Она взглянула на лежащего без сознания Рэйфа. Кожа на его лице пошла темными пятнами: процесс мутации начался.

  Еще один солдат в ее личной гвардии. Пока небольшой, но вопрос пополнения теперь лишь дело времени.

  'Как же их назвать?'

  Дурная человеческая привычка - глупо. Но почему бы не сделать себе небольшое послабление? От одного-единственного названия никому не станет хуже, а она не перестанет быть генералом скарабеев. Генералом Улья.

  Она мотнула головой, отдала мысленный приказ. Подконтрольные ей Рэйфы подхватили под руки собрата, поднесли к инкубатору. Живое строение тут же отреагировало: в его основании с протяжным чавкающим звуком раскрылась ниша, из которой медленно выползло несколько отростков. Каждый из них был испещрен десятками мельчайших присосок. Отростки ощупали предложенное тело, обвили его и затянули в нишу.

  Дело сделано, теперь только ждать. Время терпит. Все равно больше материала для ассимиляции нет. Но даже трое - уже неплохо.

  Сердце Улья подняла голову к небу - привычные тучи. Сколько же прошло времени? На лицо упали первые крупные капли.

  Все возвращается на свои места.

  ***

  В этот раз до ущелья Мустанга она добиралась по воздуху. Благо, Азгар Д'таг не теряли времени даром и активно зачищали прилегающие к горам территории. Возможно, Республика и хотела бы оказать новому противнику достойное сопротивление, вот только некем. Сверхсознание позаботилось, чтобы основные силы людей оказались скованы нескончаемыми атаками скарабеев. Благодаря этому шагу, весьма болезненному для Улья, новый союзник получил время, чтобы закрепиться на планете.

  Скорее всего, Схрон придется отдать. Для Улья в нем больше нет надобности. Колонии на планете сжигали себя изнутри, пытаясь влить в уже потрепанные ряды скарабеев новые силы. Как долго еще удастся выдерживать натиск на позиции людей на том же безумно-высоком уровне? День-два, не больше. Если за это время изгнанники не решатся на необходимый Улью шаг... Впрочем, об этом варианте думать не хотелось. Да и зачем? Они не смогут отказаться!

  Сердце Улья лежала в полупрозрачном подбрюшье Цеппелина - существа, способного в собственных внутренностях, переносить по воздуху небольшие грузы. Строго говоря - не во внутренностях, а в специальном отсеке, представляющем собой плотные наслоения кожи над специальной полостью.

  Цеппелины появились в Улья довольно давно, но до сих пор представляли собой довольно неповоротливые создания. Они практически не имели брони в понимании боевых единиц Улья, а скорость полета не позволяла им уйти ни от 'Грифонов', ни от 'Немезид' Республики. В сущности, беспомощное существо. Чаще всего используемое Ульем (благодаря отличному зрению) в качестве наблюдателя. Бочкообразное тело Цеппелина усеяно многочисленными рецепторами и органами, напоминающими глаза. В результате сбора информации (на основе анализа различных излучений) Цеппелин формировал на удивление четкую картину местности.

  Впрочем, Цеппелин вполне мог ненадолго увеличивать скорость полета. И увеличивать значительно. Правда, для этого он вынужденно производил необратимые изменения в собственном организме, что непременно приводило к довольно быстрой смерти. Не самый разумный ход, если бы не одно 'но': эта метаморфоза позволяла ему подниматься на огромные высоты, вплоть до геостационарной орбиты и даже выше.

  Принцип полета Цеппелинов основывался на реактивном движении, чем в Улье скарабеев не мог похвастаться больше никто. Все тело живого транспорта окружала плотная мышечная ткань, имеющая вместительную полость почти в половину объема тела Цеппелина. В этой полости под давлением скапливалась газовая смесь, вырабатываемая организмом. Впоследствии смесь резко выбрасывалась через узкое сопло, снабженное специальным подвижным клапаном, что позволяло изменять направление движения. Такое подобие реактивного двигателя было очень экономичным и позволяло ненадолго развивать весьма высокие скорости.

  Сейчас необходимости в наблюдении не было - за горизонтом следили сопровождающие свою повелительницу амфиптеры. А способность Цеппелинов выходить на орбиту и вовсе использовался крайне редко.

  Ассимилированных Рэйфов, к сожалению, пришлось оставить в колонии. Несмотря на всю важность переговоров, присутствие потенциальных диверсантов скарабеев будет излишним. Не стоит раньше времени афишировать все свои возможности. Кто знает, во что выльется встреча со Старейшинами Азгар Д'таг?..

  Путешествие до ущелья Мустанга заняло почти целый день. Большую часть времени Цеппелин затратил уже в горах. Жестокие порывы ветра кидали его из стороны в сторону, затягивали в стремительные вихри, обрушивали на камни, уносили высоко к облакам. Плотная кожа Цеппелина, имеющая толстую жировую прослойку, не пропускала холода. Оно и понятно - если существо способно пребывать в открытом космосе, то, что для него каких-то минус тридцать вкупе с пронизывающим ветром? Не более чем досадное неудобство. Хотя ветер все же способен доставить неприятности. И весьма большие.

  Сердце Улья уже не раз успела пожалеть о собственном незавершившемся преображении. Еще немного - и она сможет самостоятельно держаться в воздухе. А пока вынуждена пользоваться услугами существа, более приспособленного для перелетов.

  Хотя, болтаясь в относительно теплом подбрюшье, волей-неволей начинаешь сомневаться в целесообразности столь экстремального способа передвижения. Правильно, что во время диверсионной атаки на базу людей, расположенную где-то внизу в ущелье, основной упор она сделала именно на наземные войска.

  К тому времени, когда Цеппелин совершил посадку в долине, Сердце Улья потеряла счет времени, да и ориентацию в пространстве. Перед соприкосновением с землей скарабей ненадолго завис в воздухе, а потом рухнул. Выбираясь из-под его туши, Сердце Улья ощущала судорожные мышечные сокращения. Цеппелин до конца выполнил поставленную перед ним задачу и умер, словно загнанная лошадь. Вот так - способность выдерживать большие перепады температур, давления и противостоять жесткому излучению еще не гарантирует выживаемость в борьбе с обычным ветром.

3
{"b":"255998","o":1}