ЛитМир - Электронная Библиотека

  Махины крейсеров зависли, казалось, в нескольких сотнях метров над колонией. Протяни руку, ударь - и золотые корабли обретут причитающееся им место в жидком месиве из крови и слизи.

  И все же впечатление обманчиво. Достать до крейсеров могли разве что споровые пушки. Но их больше нет.

  Между тем, брешь в рядах сражающихся Азгар Д'ор и изгнанников сделалась шире. В ней показались первые горры. Приятного мало. Этим механизированным тварям не надо подходить ближе. Дело до рукопашной может и не дойти.

  Если скарабеи в принципе не способны ослушаться приказа и практически не в состоянии испытывать страх, то стойкость изгнанников Сердце Улья удивила. Азгар Д'таг отступали, пятились, собирались группами, отбиваясь стоя плечом к плечу, но не бежали. Огрызались до последнего, даже когда относительно безопасно для себя могли показать противнику спину. Стойкость, достойная уважения. Но повелительница скарабеев лишь удивлялась. Уважение растворилось в понимании глупости и непростительной медлительности Азгар Д'таг. Если бы они действовали в рамках ее плана, все могло быть иначе. А теперь остается только сдохнуть в чужом мире. Сдохнуть, так и не добившись поставленных целей. В сущности - не добившись вообще ничего.

  Злость - глухая, рвущаяся наружу злость. Сердце Улья не чувствовала усталости. Она по-прежнему раскидывала майгулов. Те несколько раз уже доставали ее клинками, но пробить щит так и не смогли.

   Безумие битвы захлестывало все больше. Повелительница скарабеев сама не заметила, как ее удары обрели еще большую силу. Каждое движение оставляло за собой бледный голубоватый отсвет. Щит раздался в стороны, превратился в купол, внутри которого вполне могли бы укрыться несколько скарабеев. Могли бы, если бы снова не ввязались в драку. Отдавать им какие-то распоряжения Сердце Улья уже не стала, только пять костяных гончих будто посадила на невидимую цепь у своих ног. На всякий случай - если все пойдет из рук вон плохо и отступить все же придется.

  Стена убивающих друг друга Азгар Д'ор и Азгар Д'таг приблизилась еще немного. А что, если атакующие обойдут с флангов? Что, если зайдут с тыла или какому-нибудь удачливому бойцу уже удалось проникнуть в центр контроля?

  Из-за того что произошло далее, Сердце Улья чуть было не откусила собственный язык. Сразу во многих местах поверхность слизи вспучилась и выпустила из себя золотистые округлые башни, увенчанные орудиями плазменных пушек.

  Глаза повелительницы скарабеев расширились. Случилось то, чего она опасалась больше всего: Азгар Д'ор проникли в центр контроля. Больше того, им удалось вернуть управление системами. И главное - оборонительной системой.

  Будто нарочно - в ответ на ее мысли и краткий миг сомнений.

  С ее губ сорвался низкий рык, лицо исказилось ненавистью.

  Неужели все потеряно?!

  Усилить броню. Не тонкая прозрачная преграда - непроходимая плотная стена.

  Где-то Сверхсознание допустило ошибку. У них почти не было шансов выстоять. Почти. Но полагаться на столь призрачный расчет не в привычках повелителя Улья. Что-то пошло не так. Что-то нарушило выверенные и стройные планы. Что-то или кто-то.

  Сердце Улья успела заметить момент первого залпа плазменных пушек. Медленно, будто нехотя, раскаленные сгустки отделились от раструбов орудий - и начали свой путь к обреченным целям. Время замедлило свой ход. Впрочем, скорее всего, оно замедлилось лишь для одного-единственного существа. Существа, стоящего под энергетическим куполом. Существа, полыхающего ненавистью - иссушающей и жестокой.

  Смертоносная плазма взрезала ряды сражающихся. Первые тела с еще дымящимися отверстиями упали в грязь. Но упали только Азгар Д'ор. Майгулы и горры.

  Повелительница скарабеев выпала из короткого ступора. Время вновь обрело нормальный ход и даже вроде бы больше - побежало, стараясь наверстать упущенное. Плазменные пушки вели огонь одиночными выстрелами, но каждый выстрел нес смерть. Часть зарядов потянулась в небо. Но не к беспилотным аппаратам, а к их носителям - крейсерам. И здесь огонь шел длинными очередями. Раскаленные сгустки прошивали золотой корпус, оставляя по себе чернеющие пробоины. Первое время вокруг каждого из крейсеров держалось какое-то защитное поле, но энергетические установки кораблей просто не могли поддерживать защиту длительное время. Плавно и грациозно крейсеры начали движение, намереваясь уйти из зоны поражения.

  Поздно.

  Сердце Улья завороженно смотрела за тем, как одна из двух махин начинает заваливаться на бок.

  Где тонко, там и рвется.

  За все годы добровольного затворничества Азгар Д'ор так и не модернизировали броню атмосферных крейсеров. Что ж, самое время пожинать плоды своего бездействия.

  Корабль снижался. Из его корпуса потянулись черные дымные следы. Повелительница скарабеев вперилась в него взглядом. Теперь она знала: колония не сдаст своих позиций, неожиданная атака Азгар Д'ор будет отбита. Плазменных пушек оказалось больше, чем она могла надеяться. И все они работают точно и четко, вырывая из толпы тех, кого, по идее, должны бы защищать. Оружие обратилось против своих хозяев. А это может означать только одно: Старейшине Азгар Д'таг удалось невозможное.

  Азгар Д'ор оказались в ловушке. Чистое поле и шквальный огонь.

  И они дрогнули. Не побежали, не повернулись спиной, но, однако что-то почти неуловимо изменилось в их манере вести бой. Исчезла уверенность, появилась суетливость, нервозность. И этим не преминули воспользоваться изгнанники и оставшиеся скарабеи. Поддерживаемые плазменными пушками, они будто обрели неуязвимость.

  Сражение обернулось для хозяев планеты бойней. Они не желали отступать, а Азгар Д'таг не собирались проявлять милосердие. Сердце Улья уже не участвовала в кровавом представлении. Добить врага - дело нужное, но не для нее. Не сказать, чтобы она брезговала (в конце концов, любой, кто стоит на дороге Улья, должен сдохнуть, рано или поздно). Но пусть добивают те, кто к этому стремился многие годы, - изгнанники.

  Повелительница скарабеев окинула взглядом поле сражения. Пустые золотые доспехи, искореженные остовы механизированных аппаратов, останки и без того рваных хламид Азгар Д'таг - и среди всего этого холодного хлама истерзанные тела скарабеев. Тысяч скарабеев, заливших своей кровью почти всю колонию. И нет больше ничьей другой крови. Представители древней расы, древние враги, умирают тихо, оставляя по себе лишь никчемные лохмотья.

  Колония парит жаром. Жаром еще тлеющей земли. И в этом жаре видится будущее. Будущее, наполненное огнем и пеплом. Будущее, из осколков которого возродится Улей - единая и единственная сила в галактике!

  ***

  Сердце Улья стояла возле инкубатора. Усталости она так и не почувствовала, но и радости победы - ее тоже нет. Нет даже временного облегчения. А ведь все шло к тому, что Азгар Д'ор удастся смести колонию с лица своей планеты. Но скарабеи и изгнанники устояли. Правда, ценой огромных потерь. И если скарабеи без особенных затруднений восполнят свою численность, то для Азгар Д'таг все куда сложнее.

  Впрочем, не проблемы личного состава волновали генерала Улья. Что-то до сих пор не так... Случилось нечто странное, нечто из ряда вон выходящее.

  Сердце Улья потянулась к инкубатору, вернее сказать - к его останкам. Но останкам, пусть и агонизирующим, но все же живым. Он восстановится, сумеет регенерировать, несмотря на огромный ущерб и потери в запасах пищи.

  И все же: что случилось?

  Повелительница скарабеев чувствовала боль инкубатора, чувствовала тысячи смертей скарабеев, не переживших нападение Азгар Д'ор, но над всей этой тяжестью довлело нечто новое, нечто чуждое, но в то же время довольно знакомое.

  Мимо прошел рядовой изгнанник. В его и без того видавших виды лохмотьях зияли огромные прожженные дыры, сквозь которые проглядывало сухощавое тело. Половина лица изгнанника превратилась в кровавую маску, глаз, судя по всему, вытек. Азгар Д'таг припадал на одну ногу и, как показалось генералу скарабеев, дышал с большим трудом.

69
{"b":"255998","o":1}