ЛитМир - Электронная Библиотека

  Солдат даже не взглянул на вынужденную союзницу. Доволен ли он отчасти свершившейся местью? Случилось ли то, ради чего он жил в заточении, о чем мечтал в насквозь проржавевшей тюрьме?

  Сердце Улья так и подмывало спросить: стал ли он счастливее? И главное: готов ли идти дальше?

  Но изгнанник удалялся, а она молчала.

  Что это? Жалость к покалеченному союзнику? Нет, повелительнице скарабеев было абсолютно плевать, даже если бы Азгар Д'таг передохли все до одного. Когда-нибудь это все равно произойдет. В галактике не хватит места для двух могучих рас. Безразличие? Неприятие? Возможно, но все равно не то. Быть может уважение? Самые зачатки, еще не осознанные. Сердце Улья поморщилась. Да, они неплохо показали себя в сражении, но не больше того. Каждый делал то, ради чего пришел в этот мир. Каждый из скарабеев, независимо от того - выжил он или нет, сражался с не меньшей отдачей, чем любой Азгар Д'таг или Азгар Д'ор. А возможно, и с большей.

  Каша в собственной голове и сумбур в собственных мыслях - вот чего следует опасаться. Откуда в ней столько сомнений? Почему нет-нет, но они прорываются сквозь вроде бы прочный панцирь генерала скарабеев? Панцирь, который должен становиться лишь прочнее, укрепляемый глобальной и без сомнения великой целью Улья.

  Но недуг (а ничем иным проявление излишних эмоций быть не может), прогрессировал. Следовало как можно скорее браться за терапию. Пока собственными силами. Выжечь все, что гнойным хвостом тянется из человеческого прошлого. Этим она и займется, как только представится свободное время.

  Повелительница скарабеев тряхнула головой, словно ставя точку собственным размышлениям, и пристально взглянула на инкубатор. Его примитивное сознание, вынесенное от основного тела глубоко под землю, продолжало интенсивно работать. Но работать в одном единственном режиме - передачи данных. Будто огромный насос.

  Рапортует Сверхсознанию об исходе сражения? Маловероятно. Повелитель Улья считывал эту информацию самостоятельно и в короткие сроки. Тем более, куда надежнее узнать подробности у своего генерала, чем вытаскивать их из порядком потрепанного мозга инкубатора.

  Тогда в чем дело?

  Сердце Улья попыталась прощупать источник сигнала. Она закрыла глаза в поисках той нити, по которой инкубатор получал данные. На фоне агонизирующих болью обожженных отростков сделать это удалось далеко не сразу, но генерал скарабеев не привык отступать. Тем более играя на собственном поле. Нить нашлась - тонкая, будто пульс умирающего. Странно, если учесть, что объемы данных, перекачиваемых по ней, показались Сердцу Улья весьма впечатляющими.

  Источник сигнала отсюда не отследить - нить терялась уже в десятке метров от инкубатора. Не окажись Сердце Улья столь близко к раненому сознанию колонии, ничего бы не заметила.

  Намеренное сокрытие канала данных? От изгнанников? Скорее всего. Впрочем, возможно и от хозяев планеты. Хорошо...

  Повелительница скарабеев двинулась вслед за нитью. Пульсирующая натянутым нервом, она слабо светилась перед внутренним взором. Сердце Улья поморщилась. Похоже на то, что в качестве канала используется один из тех отростков, назначения которых она так и не поняла. Или не один? Но это сейчас неважно. Главное найти источник. Хотя бы один из многих.

  Уже спустя несколько минут аккуратной цепочки шагов повелительница скарабеев начала догадываться о месте, в которое ее приведет пульсирующая нить. Если ничего не изменится, то отросток неизвестного назначения тянулся напрямую к центру контроля Азгар Д'ор.

  Неожиданно, хотя вполне логично. В непосредственной близости больше нет ничего, что способно поделиться информацией. Хотя...

  Сердце Улья ощерилась в оскале. Верхняя губа медленно приподнялась, обнажив белые клыки.

  Как?! Как Сверхразуму удалось подключиться к сети Азгар Д'ор?! Это же невозможно в принципе. Повелительница скарабеев не знала тонкостей, но нечто на генном уровне, на уровне восприятия информации не позволяло Улью даже в самой малой мере воспользоваться материалами древнего врага. Ни в каком виде. Так было - и так оставалось.

  По крайней мере, так считала она. До сегодняшнего момента.

  Но если предположить, что случился некий прорыв - и Сверхсознанию удалось обойти неизвестно кем созданные преграды, то как на подобное смотрят Азгар Д'таг? Изгнанники не настолько глупы, чтобы не понимать всей важности действий Сверхсознания. Даже не действий, а новых возможностей. Вряд ли им придется по вкусу понимание, что следующими могут стать они.

  Но тогда почему до сих пор не подняли тревогу?

  С каждым шагом беспокойство возрастало. Умом Сердце Улья понимала, что все ее предположения не имеют под собой никакой реальной основы. Просто разум, возбужденный недавним сражением, судорожно пытается найти объяснение странному явлению. Наверняка все куда проще, чем она представляет.

  В первой же комнате центра контроля без движения застыли пять рядовых изгнанников. Сердце Улья прошла мимо них, искоса бросив взгляд на плоские лица - нет даже тени заинтересованности или беспокойства.

  Она еще раз присмотрелась к каналу данных. Тот продолжал перекачивать информацию. Подсмотреть бы, какую именно, но доступа нет, будто та зашифрована или, что вернее, заблокирована.

  Повелительница скарабеев ускорила шаг сразу, как только миновала охрану Азгар Д'таг. Ее будто что-то толкало в спину.

  Быстрее, быстрее, быстрее...

  К высокому залу Сердце Улья успела перейти на бег. В само помещение она ворвалась, подобно валькирии - испачканная в крови, полыхающая силой, готовая ко всему.

  Впрочем, увиденное заставило ее замереть, округлив глаза.

  Отростки действительно качали информацию отсюда. И оставленные здесь изгнанники тому не противились по одной-единственной причине: они были мертвы. Но обычная смерть не способна удивить генерала скарабеев. Азгар Д'таг подверглись нападению. И судя по всему - молниеносному. Их тела до сих пор продолжали стоять, а в задней части черепа каждого, включая Старейшину, торчал тонкий отросток.

  Сердце Улья было открыла рот что-то сказать, но не смогла проронить ни слова.

  У него действительно получилось! Сверхсознание смогло обойти древние ограничения и взять изгнанников под контроль. Но как?!

  Вообще зал преобразился. Кристаллы, встроенные в пульты управления, светились ровным голубым светом. Центральную колонну, протянувшуюся от пола до потолка, охватывал сноб золотого огня, ниспадающего сверху. В этом огне кружились угловатые платформы, на которых с вытянутыми перед собой руками застыли четверо рядовых Азгар Д'таг. По колонне то и дело пробегали голубоватые символы и знаки. Старейшина по-прежнему стоял возле самого большого кристалла.

  'Неужели они подключились к Дал-Ру?' - мелькнула в голове бешеная мысль.

  Сердце Улья понятия не имела, способны ли на это те, кто уже давно выбрал совершенно иную дорогу. Но сегодня день открытий. Возможно все.

  Впрочем, все могло оказаться куда проще. Азгар Д'таг взяли на себя управление системами центра контроля, а отростки, в свою очередь, подчинили их самих. В конечном итоге плазменные пушки находятся под контролем полуживого инкубатора.

  Но поток данных - он не ослабевал.

  Повелительница скарабеев прошлась по залу. Отростков здесь оказалось значительно больше, чем количество изгнанников. Живые лианы извивались на полу, слепо тыкались в стены, но собственного генерала обходили стороной.

  'Закрыть центр...' - подумала Сердце Улья.

  Если кто-то из бродящих снаружи изгнанников вдруг решит навестить своего оставшегося в живых Старейшину или просто побродить по сооружению собратьев, о союзниках можно будет забыть. На их месте появятся жаждущие немедленной мести создания. И их боеспособность значительно превосходит то, чем сможет ответить порядком потрепанная колония.

  Мысли Сердца Улья замелькали быстрой круговертью. Что сказать охранникам внизу? Как закрыть сооружение хозяев планеты или отвадить от него Азгар Д'таг? Как долго она сможет держать их в неведении?

70
{"b":"255998","o":1}