ЛитМир - Электронная Библиотека

   "Еще немного", - мысленно подбадривал себя наемник.

   Он сбился со счету, на котором из ударов здоровяк охнул и, сползая по стене, словно громадная жирная улитка, ничком упал на пол. Дору не раздумывая ударил ногой в больной бок. Увалень завыл, сквозь его стиснутые зубы вспенилась желтая слюна. Наемник ударил снова: носок сапога врезался в водянистую плоть. Задней мыслью пришло понимание, что гнила у врага не только рука, но и вся левая сторона тела. Третьего удара его кожа не выдержала и лопнула, распространяя зеленю с кровью пополам жижу и зловоние, от которого защипало в глазах.

   -- Я буду милосерднее и убью тебя быстрее гангрены, - сказал он в потное лицо лежащего на спине мужчины.

   Здоровяк так ослаб, что и не пытался поднять рук, чтобы защититься, когда Дору подставил меч к его груди. Лезвие медленно вползло в плоть между ребрами, оборвало жизнь и еще более медленно вышло обратно. Мужчина так и остался лежать с открытыми, полными удивления глазами. Наемник обыскал его, но не нашел ничего, кроме засаленного мешочка со щепоткой синего порошка внутри, от которого исходил едва слышный кислый запах. Дешевый дурман, известный среди бедноты как "соловей". Стоит дешево, убивает быстро, и лишь на короткое время помогает забыть о боли. Нужно быть круглым идиотом, чтобы принимать его после прикручивания железной конечности. Дору оглянулся на мертвеца, подумав, что смотрит на самого большого дурака в мире.

   Замок Дору открыл ключом из кармана старухи. В комнате стоял запах засохшей крови и пота. У дальней стены, навалившись на нее нее локтем, стоял Фантом. Кровь была везде: ее засохшие пятна остались на лице, одежде, руках и даже волосах. Он выглядел спокойным и уверенным, даже немного сонным. А, может, старуха наврала, когда сказала, что он убил рабыню? Дору не мог заставить себя поверить в это.

   -- Ты убил охранника? - спросила Аккали, которая успела заглянуть Дору через плечо и увидеть тушу за дверью.

   Дору ответил ей приподнятой бровью, и девушка тут же закрыла открывшийся было рот.

   -- Какого дьявола произошло? - Наемник вперил взгляд в Фантома, но урод сделал вид, что забыл, для чего ему рот. Дору перевел взгляд на архату и повторил вопрос: - Мне пришлось выпотрошить двеоих, чтобы вытащить вас из задницы - по-моему, я заслуживаю хотя бы узнать, что произошло.

   Последние слова наемник произнес с особенной злостью.

   -- Старуха хотела забрать ее, - нехотя сказал Фантом.

   -- Я не уверена, что это была ее идея, - тут же встряла девушка.

   Фантом скорчил рот в каком-то страшном подобие улыбки. Дору почувствовал легкий холодок, когда увидел его клыки: наемник не помнил наверняка, но мог поспорить, что с момента, как они отыскали урода в заброшенном храме, они стали крепче и длиннее. И острее. Да что, Создатели, твориться с тех пор, как он связался с этими двумя?

   -- По порядку и быстрее - у нас мало времени, - сказал он, становясь у двери на случай, если кто-то попытается подслушать разговор.

   -- Я услышал возню в комнате, - заговорил клыкастый, - вошел и увидел, что Аккали лежит на кровати, придавленная тушей здоровой, как телка, девки. Она пыталась чем-то напоить архату.

   Фантом кивнул на те осколки, которые Дору заприметил минутой раньше. Наемник подошел ближе, остерегаясь прикасаться к осколкам. Грязный пол скрадывал цвет влажного пятна, но Дору все-таки уловил знакомый запах дикого меда и горячечного порошка. "Болтушка забытья"- так оно называлось, хотя среди простого народа это зелье знали и под десятком других "имен". Дору приподнялся, приложил палец к гуам, призывая архату молчать.

   -- Что было дальше?

   -- Рабыня напала на меня, и мне пришлось убить ее, - спокойно закончил Фантом.

   Его лицо по-прежнему оставалось безучастным и усталым, но сам он изменился. Одно то, как разошлись его плечи и выровнялась спина наталкивало на нехорошие мысли.

   -- Сколько ее крови ты выпил? - Дору решил не ходить вокруг да около.

   -- Много.

   -- Много? - ответ наемника не устроил.

   -- Достаточно, чтобы ее сердце остановилось, - уточнил Фантом.

   Наблюдавшая за их разговором Аккали отступила к двери, но Дору остановил ее и предложил рассказать свою версию произошедшего.

   -- Было так, как он сказал, - подтвердила архата.

   -- Как она попала в твою комнату и почему ты, - наемник ткнул пальцем в клыкастого, - не стерег ее у кровати, а за какими-то лешими яйцами поперся за дверь.

   -- Ее кровь воняет, - после короткого колебания, ответил Фантом.

   -- Ее ... что? - Дору не знал, смеяться ему или долбить лбом стену.

   -- Вонь моей крови, - вместо клыкастого ответила девушка.

   -- Дальше, - Дору предпочел проигнорировать то, чего не мог понять. Теперь, когда пятки начинало покалывать от предчувствия погони, не лучшее время для изучения природы странной твари.

   -- Я вышел из комнаты, сел у двери и уснул. А проснулся, когда она, - Фантом кивнул на девушку, - закричала. Пришлось выбить дверь.

   -- Я видел петли, - зачем-то сказал Дору.

   -- Не появись он вовремя - она убила бы меня, - перебила Фантома Аккали. Слова явно дались ей с трудом. - У нее была веревка, она пыталась задушить меня.

   Дору прошел до окна, осмотрел его еще раз, потрогал наглухо вросшие в камень ржавые решетки. Старые, но прочные. Толстый слой ржавчины был лучшим свидетелем тому, что их не пытались распилить. Но даже если бы - сделать это бесшумно и быстро невозможно. Марашанец обошел комнату вдоль стен, прикасаясь к каждому камню, пока, наконец, не нашел то, что искал.

   -- Тайный ход, - с этими словами он надавил кулаком на один из камней.

*** от 7 апреля ***

   Грохот, глухой скрип камня о камень - и в части стены вскоре образовался проход, в котором до сих пор пахло сгоревшим лампадным маслом. Аккали подошла ближе, заглянула внутрь.

   -- Мне нужно было догадаться, что старуха сразу догадалась о тебе и нарочно подсунула комнату с потайным ходом. - Дору чувствовал злость, что не распознал обман сразу. Такие вещи он должен чувствовать задницей, с закрытыми глазами и заткнутым носом. К его счастью, никто из этой парочки не знает о его ремесле. - Вряд ли старуха желала тебе смерти, ты для нее куда ценнее живая. Голову не положу, но там, - он кивнул на проход в стене, - уже подготовлена удобная клетка.

   -- Зачем сажать меня в клетку?

   -- Чтобы устроить торги - зачем же еще? - Это казалось Дору очевидным. - Таскать тебя по городу в открытую, все равно, что ходить с открытой мошной в базарный день. Старуха рассчитывала прежде пустить слух, каким сокровищем завладела, найти тех, кто готов заплатить за тебя, а потом устроить торги. На ее месте я бы поступил так же.

   -- Там может быть выход наружу? - Фантом стоял в проходе, вглядываясь в черноту.

   -- Наружу, во двор, на пустырь в другой части Нешера. Этот город как муравейник - открывая какую-то дверь, нельзя быть уверенным, что в следующий раз за ней окажется та же улица. Но у нас нет выбора - придется пойти и самим увидеть, куда попадем.

   Дору нарочно медлил, предлагая клыкастому стать первопроходцем. Тот не возражал. Темнота проглотила его мгновенно, звуки шагов раз от раза становились все тише. Когда Дору начал думать, что Фантом передумал искать душу и сбежал, раздался его далекий голос.

   -- Спускайтесь осторожно - ступни крутые. Я подстрахую внизу.

   Следующей пошла архата, Дору за ней. Он напоследок окинул комнату взглядом, почему-то надеясь найти какую-то добычу, но потом напомнил себе, в каком они месте и последовал за девушкой. Клыкастый не соврал - лестница извивалась, словно придавленная рогатиной змея. Несколько раз Аккали соскальзывала, но чудом ей удавалось устоять. В третий раз сноровка подвела ее и она упала. Послышался негромкий вздох и рык.

30
{"b":"255999","o":1}