ЛитМир - Электронная Библиотека

   "Ты избалована его любовью", - проговорил все тот же голос.

   Избалована... Имаскар. Он бы не жалел себя, он бы дрался до последнего даже зная, что проиграет. Что бы он сказал, глядя на ее трепыхание? Нашел бы достойной себя?

   От нового укуса боль стала совсем нестерпимой, а Мгла, просочившись под кожу, опустошала ее, словно сосуд. Аккали разрешила себе новый вопль и в нем нашла силы на еще одну попытку. Теперь уже точно знала - последнюю. Она вскинула вторую руку, зацепилась за брешь самыми кончиками пальцев, но все-таки удержалась. Еще один рывок, толчок ногами в пустоту.

   Несколько мгновений пустоты, предшествующих переходу, показались вечностью. Лишь когда тело окутала сырость и запах тухлой рыбы, Аккали с облегчением выдохнула и открыла глаза. Она сидела в той же позе на полу, чуть наклонившись над пирамидкой из тлеющих трав. Архата перевела дух, и первым делом попыталась подняться. Ноги, как она и ожидала, не слушались. Кое как, помогая себе руками, она все же смогла вытянуть их перед собой. Опасаясь худшего, стащила сапог и задрала штанину.

   От колена и до ступни по коже расползся черный узор отметин Тени.

   Но и это было не самое худшее. Струйка дыма над янтарной пирамидой вдруг встрепенулась и стала стремительно расширяться. Из потемневшего столба дыма показалась рука, следом еще одна, а после и голова с половиной туловища.

   -- На помощь! - что есть силы закричала Аккали.

   Она была беспомощна перед Скитальцем, которого притащила из Тени. Ноги по-прежнему отказывались слушаться, голова кружилась, мир подернулся розовой дымкой.

   Скиталец выбрался из дыма, расправил плечи. В мире живых он выглядел иначе - не более, чем тень, лишенная человеческого. Рассеянная и смазанная, но холод, сочившийся из нее, быстро наполнил каждый уголок лачуги. Скиталец потянулся к жертве, его теневые пальцы вытянулись. Все, что могла Аккали - отвернуться и зажмуриться, чтобы не видеть, как пятерня запечатлеет на ее щеке поцелуй Тени.

   Дверь с грохотом слетела с петель, щепки брызнули Аккали в лицо. Как сквозь сон, она увидела ворвавшегося внутрь Фантома. Ему потребовалось всего несколько шагов, чтобы оказаться рядом и встать между нею и Скитальцем. Тут же замаячило Дору. Наемник не отличался мощным сложением, но легко вскинул Аккали на руки и отошел на безопасное расстояние.

   -- Нельзя трогать Скитальцев, - едва слыша саму себя, прошептала архата.

   -- Пусть попробует, - произнес Дору. Удивительно, но наемник ее услышал. - А если у него не получится - мы сбежим. Одним нахлебником меньше - моему кошельку спокойнее.

   Аккали хотела сказать, что сбежать от пришедшего на зов Скитальца невозможно. Он почует ее запах и за десяток миль, и найдет, даже если потеряет. Но силы оставили ее.

Фантом

   Тень стояла напротив, скалила беззубый рот и норовила нырнуть под руку. Он не интересовал ее, не более, чем преграда на пути к девушке.

   Фантом напрягся, готовясь отразить удар. Тень метнулась ему под руку юркой змеей, но он успел подставить плечо. Темная сущность, соприкоснувшись с его кожей, запищала, словно раздавленная птица, и отпрянула. Фантом поморщился и атаковал. Никакого плана не было - он просто схватил тень за горло и сжал, чувствуя, как пальцы проваливаются в упругую липкую плоть. Тварь еще какое-то время трепыхалась, цеплялась пальцами в его руку, царапаясь, но Фантом не чувствовал боли. Наконец, она затихла, превратилась в пепел и просочилась сквозь хватку Фантома обратно в стол дыма. Фантом не раздумывая сбил сапогом и пирамидку, и свечи. Убедившись, что дым утих окончательно и вслед за архатой не явится новое чудище, обернулся.

   Дору продолжал держать девчонку на руках, но она лежала так смирно, что Фантом засомневался - жива ли? О чем и просил.

   -- Жива, без сознания.

   -- Что у нее с ногой?

   После первой передышки, запах крови архаты снова настиг его. Фантому хотелось заткнуть нос и рот, чтобы только не ощущать на языке вкус ее противной крови. Чтобы хоть как-то помочь делу, отошел к противоположной стене, привычно облокотился на нее плечом и сосредоточился на наемнике. Тот положил архату в постель, укрыл, но после сел в ногах и сосредоточенно осмотрел увитую черными пятнами лодыжку.

   -- Это отметина Мглы, - закончив досмотр, сказал он. - Я мало что знаю об этом. Слышал краем уха, что они смертельно ядовиты и человек, отмеченный Мглой, не жилец.

   -- Она не человек, - напомнил Фантом. - Эти отметки могло оставить существо, похожее на то, что она приволокла с собой?

   -- Скорее всего так и есть.

   Пока Дору молчал, Фантом сосредоточился на другом. Существо из Тени напугало инвигу так сильно, что она попросила помощи у ненавистных ей людей. Если его касание для Аккали яд, то почему ему, Фантому, оно не причинило вреда? Не девчонка ли сказала, что они одной крови?

   Фантом потрогал языком кончики клыков. За минувшие дни они не изменились в размере, но стали как будто острее. Чем больше Фантом размышлял о своей природе, тем крепче уверялся в мнении, что насчет их родства архата ошиблась.

   -- Она умрет? - спросил, видя как наемник хмурится.

   -- Мне почем знать? - огрызнулся тот. - Сказал же - ни дьяволого хвоста не смыслю в этом.

   -- Тогда девчонку нужно отнести в храм.

   Наемник посмотрел на него так, будто получил непристойное предложение. Фантому до его мыслей не было дела, но приходилось признать, что без помощи наемника - главным образом без золота в его кошельке - далеко им с Аккали не уйти. Тем более в незнакомом городе.

   -- Кто-то должен сходить к лекарке и узнать, что делать. В Нешере показывать архату на поводке - все равно, что добровольно на плаху идти.

   -- Мы оба знаем, что не оставим девчонку друг другу на присмотр.

   -- Верно говоришь. Но выносить ее из дому в таком состоянии тоже не дело. Так что либо мы будем упрямиться как тот осел из притчи и в конечном счете сдохнем оба от голода у полного корыта, либо кому-то придется рискнуть.

   -- Я не знаю города так, как знаешь его ты, у меня нет денег и я с архатой на руках куда приметнее тебя.

   У Фантома не было никакого желания спорить, поэтому он напрямик выложил все аргументы. Судя по кислой роже наемника, они и ему показались разумными. Вряд ли ему хватит аргументов на откуп.

   -- Ладно, хрен бесов с тобой - я пойду.

   Он окинул архату тревожным взглядом, еще раз посмотрел на лодыжку и шагнул к двери. Думая, что не выдает себя, осторожно скользнул ладонями по потайным карманам с кинжалами. Фантом давно приглядел, где он их прячет и старался не забывать ни об одном спрятанном жале. Случись перепалка - Дору не раздумывая пустит их в ход, полагая, что владеет преимуществом. Фантом не боялся открытого поединка, даже самонадеянно ставил на собственную победу, но постоянно находился на чеку. Дору, несомненно, был отменным мастером обмана и скрытости, и нюхом обладал поистине колоссальным. Фантом до сих пор не мог забыть, как ловко наемник выследил беглянку-архату, как точно действовала каждая его мышца. Но у весь ворох преимуществ портил один несомненный недостаток - тщеславие. Убежденность в собственной неуязвимости, притупила его внимательность.

   -- Если я вернусь и не найду тебя и архату - я так или иначе выслежу вас и прикончу. И, поверь, в последнее время я достаточно милосердствовал, и предатель пусть не ждет от меня милостивой смерти.

   -- Я не собираюсь сбегать, - уверенно сказал Фантом.

   -- Передай мои слова девчонке, когда в себя придет.

   Оставшись один на один с архатой, Фантом отошел от нее на максимально возможное расстояние. Какое-то время он просто подпирал плечом стену и рассматривал беспорядок на полу. Свечи почти догорели, пепел трав разлетелся по полу странным узором. Но на самом деле, чем бы он не старался забить голову, мысли все равно возвращались к одному: нашла ли девчонка его душу? Он так страстно желал услышать ответ, что с трудом подавлял желание разбудить ее и вытрясти ответ.

44
{"b":"255999","o":1}