ЛитМир - Электронная Библиотека

   В Нижнем Нешере вечер стремительно превращался в ночь. И подворотня, только что выглядевшая пустой и заброшенной, оживала. Слышались невидимые шаги, вздохи, торопливая неразборчивая речь. Как они с Фантомом внезапно ослепли и перестали видеть происходящее вокруг.

   -- Ты тоже слышишь их? - Она верила, что не сошла с ума, но всякий безумец думает, что умнее остальных. - Голоса, шаги?

   Неизвестный кивнул.

   -- Нам лучше спрятаться, - предложил он. - Может быть...

   Аккали заставила его умолкнуть, внезапно увидев то, что все время было на виду. Ложка, ну конечно же, как она сразу не поняла.

   -- Что-то заметила? - увидев, как она оживилась, поинтересовался Фантом. - Что такое?

   -- Ложка, - прошептала архата, улыбаясь. - Если переложить на древние руны, то получится: "Малое в большом".

   -- Что это значит?

   С видом триумфатора, Аккали взяла ключ и просто вставила его перед собой. Прямо в тугой арканический барьер. Тот сразу завибрировал, обозначился светло-голубой дымкой. Сразу стали видны его границы, впрочем, не на долго. В месте, куда вошел ключ, образовалась вертикальная трещина, которая вскоре увеличилась до размеров арки. Аккали отважилась войти первой, Фантом протиснулся следом. Вслед за ними арка сомкнулась, заслон сделался прозрачным.

   -- Интересные тут фокусы, - пробормотал Фантом, и Аккали увидела причину его непонимания.

   -- Иллюзия, - повторила она, разглядывая крепкие стены серого камня, сложенные самое большее несколько лет назад. Зарешеченные окна, больше напоминающие бойницы, массивная железная дверь. - Над этим убежищем трудились сильные арканисты.

   Она не сказала этого вслух, но на самом деле считала, что к строительству и защите в самом деле причастен кто-то из магистров Конферата. Или они все. Такими заявлениями лучше голословно не разбрасываться, даже когда рядом нет досужих ушей.

   Тем же ключом Аккали открыла дверной замок, толкнула ее, но дверь не поддалась. Тогда подсобил Фантом, и створка, медленно и - хвала, Создателям! - бесшумно, отварилась внутрь. В лицо ударил едкий горький запах. Аккали зашаталась, слепо нащупала стену и остановилась перевести дыхание. Да что же это! Сколько дней прошло с момента, как бегство занесло ее в наполненную древней кровью пещеру? По пальцам легко перечесть, а вот снова она, и так же густо пахнет, словно только что пролитая. Откуда? Давно нет тех созданий, и тех арканистов, и та аркана канула в лету.

   -- Здесь пахнет так же, как в пещере, где я проснулся, - где-то рядом прорычал Фантом.

   -- Древняя кровь, - отозвалась Аккали.

   -- Для чего она нужна?

   -- Для забытой арканы.

   Послышались возня, шум и ругань Неузнанного. Аккали окутал запах лампадного масла и теплый свет. Она осмотрелась, стараясь ни к чему не прикасаться.

   Коридор, в котором они оказались, был облицован драэгатом. Гладкие как стекло квадраты стелились по стенам и полу, словно сверкающий водопад. Аккали едва различала места их соприкосновения. Глядя на это древнее великолепие, архата окончательно уверилась в своих подозрениях.

   На этот раз Фантом пошел первым. Оттеснил ее себе за спину, насторожился и двинулся на горящий в конце коридора свет. По пути им встретилось несколько закрытых дверей, за одной из которых раздавалось агрессивное бульканье и шипение. Такие звуки издавать может не мифический зверь, а изобретение рук человеческих - алхимический станок. Похоже, они наткнулись на подпольную лабораторию. И чем больше Аккали думала об этом, тем меньше понимала, что может связывать творящих арканические опыты арканистов и ее брата, лишенного, как и все архаты, арканического чутья.

   Коридор закончился тремя дверьми. Две оказались закрыты, а на третьей болтался пустяшного вида навесной замок. Фантом приоткрыл первую дверь - из щели потянуло запахом талого воска.

   "Скрипторий", - подумала Аккали, вслед за Неизвестным следуя внутрь.

   Она не ошиблась: довольно просторная, лишенная окон комната находилась полностью во власти книг. Они были повсюду: на стеллажах, в шкафах, на подставках. Некоторые лежали огромными грудами прямо на полу. Толстые и тонкие, старые и хвастливые новыми корешками, дорогие, обтянутые кожей и нищенские, в стыдливых обертках папирусной бумаги. Между засильем книг жались столы: крохотные, заваленные пергаментами и свитками, и разнообразными писчими принадлежностями. Будь это великолепие в другом месте и в иное время - Аккали сочла бы находку удачей. Невероятно, сколько мудрости, вселенских знаний и истин могут хранить все эти исписанные каллиграфией молчуны.

   -- Здесь ничего нет, - поторопил Фантом.

   Вряд ли понимал, что ищет и как это выглядит, но книги наверняка не входили в перечень предметов, способных дать ответы на вопрос, что и кто он такой. В отличие от Аккали, которая более всего уповала на книги и записи, а так же на время, которое Создатели соблаговолят послать для изучения лаборатории.

   Они зашли в соседствующую со скрипторием комнату. Точнее - зал, так же облагороженный древним минералом. Здесь запах древней крови был особенно сильным. Центр зала был обозначен разноцветной мозаикой: внутри круга красовалась пиктограмма. Правда, большую ее часть скрывал возведенный в центре круга драэгаровый же монолит. Точно такой же, как и тот, в развалинах храма. И на нем лежал человек.

   Аккали поддалась вперед, но Фантом опередил ее.

   На камне лежал ... Фантом. Существо, похожее на него как две капли воды, разве что постриженное на иной манер. Те же ремни, те же черные змеи вен под кожей, когтистые руки. Он лежал неподвижно, не подавал признаков жизни. Аккали осмелилась приблизиться к нему, подняла верхнюю губу. У этого так же были клыки.

   -- Какого оно - смотреть на свой труп? - спросила ошарашенного Фантома. Впервые за время их знакомства, она видела Неузнанного что-то похожее на растерянность.

   -- Странно, - ответил Фантом. - Что это значит?

   -- Что ты такой не один? - Банальность, понятная даже слабоумному ребенку, но иного объяснения у Аккали не было.

   -- Это место, - Фантом осмотрелся с видом проснувшегося ото сна, - лаборатория, да?

   -- Похоже на то. Я бы многое отдала, чтобы попасть в запертые комнаты, но, боюсь, наше вторжение заметят.

   -- Плевать, - резко бросил Фантом. - Я хочу знать, какого дьявола творится, кто я и кто он, - ткнул на лежащего на столе.

   Странное дело. Несмотря на то, что существо не подавало признаков жизни, оно так же не подавало и признаков смерти: ни запаха разложения, ни трупных пятен. Кожа серая и безжизненная сама по себе, но все же не такая, какой должна быть у мертвеца. Интуиция подсказывала, что за запертыми дверьми есть все отгадки. Особенно же ее волновала одна: каким образом ее брат со всем этим связан? Архата похвалила себя за предусмотрительное молчание. Интересно, как бы отреагировал Фантом, скажи она, что ее Союз может быть причастен к его беспамятству. Или к людям, которые сделали его таким.

   Фантом уже покинул комнату, и Аккали поздно услышала раздавшийся из коридора грохот и треск. В этом канонаде архата услышала рушение собственных надежд прийти и уйти незамеченными. И подумала, что устала от людей - или не людей? - которые делают все, что им вздумается, не подумав прежде о последствиях.

   Как она и предполагала, третью, запертую дверь, Фантом попросту снес с петель. Обломки дерева лежали на полу, часть доски болталась на вывороченном завесе. А сам Неузнанный стоял посреди всего этого бардака, вытирал о рубашку окровавленный кулак и осматривался, с видом фермера, застукавшего на своем поле воришек. Подвернись ему под руку хоть одна живая дша - не сносить бы несчастному головы.

   -- Ты слишком шумишь, - раздраженно напомнила архата, - теперь о нас знают все. Как думаешь, выберемся живыми?

   Неузнанный посмотрел на свой кулак, потом на щепки на полу и с полным безразличием оставил вопрос без ответа. Похоже, злость многократно умножала его силы, но напрочь отключала рассудительность. Последней он, впрочем, не отличался и во времена покоя.

71
{"b":"255999","o":1}