ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Вот и отлично, а то ты тяжелый.

   - Сама вызвалась, я не просил. - Пробормотал я в ответ. - Кстати говоря почему?

   - Почему? Хм, просто, когда я сама сюда попала, мне помог один добрый человек. Можно сказать, что я, таким образом, отдаю долг. Но вообще тут достаточно добрых людей, если не я, то кто-нибудь еще предложил бы все объяснить.

   - Да, насчет "все объяснить"...

   - Что, уже сейчас хочешь все знать? Ты вообще в состоянии принимать информацию?

   - Да, спасибо, я уже в порядке.

   - Ну как знаешь. Хм-м-м... - Девушка тяжело выдохнула. - Если коротко, то ты умер.

   - ...

   - ...

   - И? - Пожал я плечами.

   - Хм? Ты не удивлен?

   - Ну, вообще-то я уже больше трех лет, как умер.

   - Это как?

   - Как, как, блуждал по миру живых как призрак, а потом появился этот тип, назвавшийся богом смерти, и отправил меня сюда.

   - А, так тебя сюда отправил шинигами? Ну, тогда главная проблема решена.

   - Ты о чем?

   - Просто некоторые очень... Эмоционально реагируют на новости о собственной смерти и на такое... Послесмертие.

   - А что тут такого? - Не понял я.

   - В том-то и дело, что ничего. Многие ожидают от загробного мира либо райских кущ с едой, падающей с неба и прекрасными гуриями, готовыми выполнить любое твое пожелание, либо рек лавы, на которых кипят котлы с грешниками.

   - А на самом деле?

   - А ты осмотрись по сторонам: то же самое, что и в мире живых: богатые богаты, бедные бедны, первые смотрят свысока на вторых, а вторые завидуют первым. Шинигами следят за порядком, и... Все.

   - ... Ха?

   - Ага! - Чему-то обрадовалась девушка. - А я уже было подумала, что тебя вообще ничем не удивишь.

   - Так ты соврала?

   - Нет, конечно! Я сказала чистую правду.

   - Постой, постой! Я еще понимаю такое положение вещей в мире живых: там людям есть надо, а еду надо растить или охотиться. Но мы же мертвы! Нам что, все равно надо питаться?

   - Эмм... - Задумалась девушка. - Ну, мы в принципе можем обойтись и без еды, но тогда мы будем мало чем отличаться от зомби: сил останется только на то, чтобы ноги передвигать.

   - Но почему?

   - А мне почем знать? Знаю, что есть мне, хочется, а когда съем что-нибудь, то голод проходит. Какой смысл копать глубже?

   - Вот как... И что это за общество? Нами кто-то управляет? Эти шинигами?

   - Не совсем. Управляют всем Совет Сорока. Шести. Это вроде как собрание самых влиятельных душ общества: аристократия, и все такое. А шинигами, они... Мало, что я о них знаю. Знаю, что они нас защищают от пустых, знаю, что они вылавливают в мире живых таких, как ты, знаю, что они тут, по Руконгаю патрулируют, следят за порядком, хотя в основном этим занимаются местная стража. Ну и еще так, по мелочи.

   - Не густо...

   - Будь доволен тому, что есть! И вообще тебе лучше держаться от шинигами подальше: этим типам закон не писан.

   - Учту.

   - Ты назвала два незнакомых мне термина: "Руконгай" и "Пустые".

   - А, ну да. Руконгай, это тот город, в котором мы все живем.

   - Постой! Один город на все мертвые души?

   - Ага. Правда он настолько огромный, что я, за все восемь лет своей жизни в этом месте даже близко к его границе не подошла! Иногда мне кажется, что он вообще бесконечен...

   - Ладно, а Пустые?

   - Пустые, это монстры, которые поедают души. То есть нас. - В памяти тут же всплыл тот монстр, от которого меня спас шинигами. - Прости, деталей я не знаю.

   - Понятно. И что дальше?

   - В смысле? - Не поняла девушка.

   - Ну, в смысле, что делают с такими новичками, как я?

   - Да ничего с вами не делают. Если что-то умеешь, то этим и занимайся: ну может ты при жизни был плотником? Или стеклодувом? Да даже для фермера место найдется. Правда ты выглядишь довольно молодо, вряд ли старше меня, так что я сомневаюсь, что у тебя есть подобные умения.

   - Тут ты права. - Кивнул я, избегая говорить про свою слепоту: раз никто не замечает, то пускай так и будет: с самого детства я не видел, но чувствовал эти взгляды полные жалости, сочувствия и облегчения. Облегчения, что они не на моем месте. Не хочу, чтобы и тут на меня смотрели так же! - И что же мне теперь делать?

   - Ну, для таких, как мы есть несколько путей. Во-первых, можно пойти в криминал, но эта дорожка кончается быстро. Можно попытаться устроиться к какому-нибудь мастеру в ученики и со временем тоже станешь мастером и займешь свое место в Обществе. Ну а можешь, как я, стать разнорабочим. Свободные руки нужны везде и всегда, так что без куска хлеба не останешься. Правда и шиковать не будешь.

   - И ты одна работаешь?

   - Нет, конечно. Этот район Руконгая довольно приятный, но вообще старайся один нигде не ходить и в одиночку ни к кому не устраиваться: целее будешь. Я работаю со своим другом. Двое, это не много, но зато и плату за работу не надо на многих делить.

   - Понятно. Ну и какие перспективы?

   - Ты о чем?

   - Какой в этом всем смысл? Мы отправимся на перерождение? или будем вечно работать в этом Обществе Душ? И, кстати говоря, что будет, если я сейчас сверну себе шею? Я умру? Во второй раз? И попаду в Общество Мертвых Душ?

   - Смейся, смейся. - Покивала девушка. - Знаю, что все это звучит бредово, я сама через это прошла. И нет, я не знаю, чего мы ждем. Вернее общее знание имеется: со временем души, то есть мы действительно перерождаемся в мире живых, вот только при этом мы исчезаем из этого мира. Совсем: о нас забывают. Все, кто хоть мельком нас видел, об этом забудет. Так что я не знаю: может у меня был друг, который ушел на перерождение? А может, его не было. Доказательств нет.

   - А шинигами?

   - А черт их знает: наверное, на них этот закон не действует, но пойди, разберись.

   - Понятно. - В который раз повторил я, пытаясь уложить новую информацию у себя в голове. - Слушай, а можно мне к вам присоединиться? - Если наглеть, то наглеть по-полной.

   - Присоединиться? В смысле ты хочешь работать вместе с нами?

   - Ага: мне идти некуда, особых навыков у меня нет, а ты сама говорила, что одному здесь может быть опасно.

   - ... - Девушка остановилась на месте, и почесала затылок. - Ну, вообще-то я собиралась предложить тебе переночевать с нами, но присоединиться... Я должна посоветоваться с Диланом, мы все же равноправные владельцы нашего персонального бизнеса. Кстати говоря, как тебя зовут?

   - Меня? - Я на секунду задумался: прошло уже столько лет, с тех пор, когда мне приходилось представляться, что я почти забыл свое имя.

   - Ну а кого еще?

   - Ну, тебя например: ты тоже не представилась. - Улыбнулся я. - А меня зовут Флакс.

   - Лиа. - Представилась моя собеседница. - Ладно, нечего на месте стоять, мы почти пришли.

   - Держи! - Дилан протянул мне длинную доску, и страховал ее снизу, пока я затаскивал ее на крышу. Последняя работа выдалась не слишком сложной, и к этому времени довольно привычной: починить крышу одного небольшого магазинчика. Подняв доску, я положил ее на место, и стал неспеша прибивать ее гвоздями.

   С момента моего появления в Руконгае прошло уже больше полугода, и за это время я успел освоиться в этом месте. Конечно, самым приятным было то, что когда я, наконец, настроил свою чувствительность, то понял, что могу ощущать окружающее пространство в таких деталях, о которых другие люди и не мечтали. По крайней мере, я уверен, что с помощью обычного зрения люди не способны видеть сквозь стены, у себя за спиной, или сосчитать травинки на холме в тридцати метрах от себя. Конечно, неба мне не видать, но с такой способностью ощущать пространство, это не большая плата. Правда были и проблемы: когда кто-то говорил "подойди к красной двери", я понятия не имел, куда надо идти: сами объекты-то я ощущал, но вот цвета... К счастью месяц назад она решилась: видимо я окончательно привык к этому месту, и теперь научился различать цвета по "запаху". Просто разные предметы, имеющие одинаковую форму, иногда различались чем-то неуловимым, неясным. Когда же я спрашивал об этом Дилана или Лию, они говорили, что предметы отличаются цветом. Я довольно долго запоминал, какие цвета, соответствуют какому "запаху", но зато теперь мог более-менее понять, о чем идет разговор, затрагивающий цвета. Ну и второй, и главной проблемой было чтение. Мало того, что написанные буквы было очень трудно различить, но при должной концентрации я это все же мог сделать. Но вот собственно читать... Меня никто этому не учил! Впрочем, как выяснилось, в Руконгае было довольно много безграмотных людей, и неумение читать не являлось особой проблемой. И все же было неприятно.

3
{"b":"256008","o":1}