ЛитМир - Электронная Библиотека

   Итого мы имеем: староста деревни, не собирающийся терпеть беспредел барона. Старуха Молли. Да Молли: она была волшебницей, а значит могла наслать предсмертное проклятие, что немедленно объясняет силу самого проклятия, как и его кривизну, ведь предсмертные проклятия насылаются инстинктивно, и не имеют четкой структуры. Дальше. Ее приблудная внучка: у нее есть явный мотив, и хоть я сильно сомневаюсь, что восьмилетний ребенок способен наслать такое проклятие, вычеркивать ее из списка подозреваемых исключительно из-за возраста я не собираюсь. Священник, которого ни с того ни с сего выбросили из до сих пор дружелюбного дома барона. Скорее всего барон узнал что-то, что было опасно для священника и тот вполне мог устранить угрозу. Ну и последней подозреваемой является сама баронесса. Оказалось, что у барона, кроме своего сына, родственников нет, а баронесса не является кровной матерью этого мелкого ублюдочка. Получается, что сейчас все эти земли принадлежат несовершеннолетнему ребенку, а баронесса - его опекун. И что-то мне подсказывает, что малыш до своего совершеннолетия не доживет не зависимо от того, кто стоит за убийством его отца: если мальчик умрет, то все земли достанутся баронессе, а если нет, то ей не достанется ровным счетом ничего. Кто же убийца? Ну вариант с предсмертным проклятием уже не проверить, так что его временно орбросим: если все остальные окажутся невиновными, то тогда и решим, что убийца - старуха. Ее приемная внучка... Ее надо сначала найти, и я не знаю, где ее можно искать. Охранник тоже. Остаются старейшина, священник и баронесса. Вот с них и начнем.

   Я хлопнула в ладоши и вернулась в реальность: а тут ничего не изменилось: Кумо как стояла в сторонке, так и стояла. Даже позу не изменила. Лиз же медленно ходила кругами, и вроде как потихоньку замерзала. Охранник все так же лежал на земле с замершим над ним зомби. Он даже пискнуть не осмеливался.

   - Ладно, раз обещала убрать эту тварь, то так и сделаю. - Повинуясь моей команде, зомби встал на ноги и отошел немного в сторону, вот только охраннику от этого легче не стало: ео тут же прижали к земле несколько лент, сотканых из тьмы, а во рту появился кляп. - Лиз!

   - Хм? - Девушка подбежала поближе. - Мы наконец возвращаемся?

   - Возвращаемся. - Кивнула я. - Вот только ты сначала убьешь его. - Закончила я, показав на обездвиженного охранника.

   - Что? - Вытаращилась она. - Но... Почему?

   - Почему? О, это просто. - Я встала на ноги и подошла поближе к девушке. - Потому что я тебе приказала. Разве этого не достаточно?

   - Я... Я не могу. - Девушка продолжала пораженно на меня пялиться и даже сделала несколько шажков назад.

   - Кажется ты снова забываешь свое место. У тебя нет выбора в этом вопросе, рабыня! - Я сделала еще пару шагов, взяла Лиз за горло и немного сжала руку. - "Я не могу"? Что еще за "Я"? У тебя не существует "Я", ты не более, чем мой инструмент, игрушка, оружие, кукла. Что ты можешь и не можешь решать мне, а тебе не стоит заморачиваться такими вопросами. В конце концов никто не винит меч в убийстве человека. Никто не ожидает, что у меча есть моральные установки. Вот и тут, все, что от тебя требуется, это выполнять мои приказы, а вопросы морали и вины - мои проблемы. - Я отпустила девушку, и она тут же упала на колени и стала хватать ртом воздух.

   - Хааа... Ха...

   - Убей его. - Лиз кое-как поднялась на ноги, и стала переводить взгляд с меня на охранника, причем этот взгляд был полон самых разных чувств, в которых я разобраться даже не пыталась. И все же Лиз ничего не предпринимала. - Понятно. - Кивнула я. - Ты все же не более, чем дефектный инструмент. Такие ломаются в самый неподходящий момент и мне такие не нужны. Ты свободна, Лиз. Возвращайся в Академию, я тут справлюсь без тебя. И найди себе другое жилье: я не собираюсь делить квартиру с дефектным продуктом. - Сказав это, я повернулась к ней спиной и неспеша направилась к охраннику. Зачем я это все затеяла? Затем, что игры кончились. Пускай решает, либо она со мной до конца, либо пускай идет, заставлять не стану: в таком случае она и в спину ударить может. Тем временем не успела я пройти и пол пути, как мимо меня пронесся ослепительный луч света и в груди охранника стало одной дырой больше. Повернувшись, я увидела как Лиз опускается на землю с трясущемися руками и круглыми глазами. Такое ощущение, что она сама не верит, что только что сделала. Я подошла к девушке и наклонилась к ней. - Молодец. - Шепнула я ей на ухо, после чего аккуратно усыпила. Хоть она и рабыня, но если я хочу, чтобы она служила мне долго и продуктивно, то мне надо о ней заботится. В том числе заботиться и о ее психическом состоянии: пускай сейчас поспит, а с утра этот эпизод не будет казаться таким страшным, как сейчас. - Кумо, донесешь ее до дома. - Приказала я.

   - Как прикажите. - Кивнула арахнида, и без всякого труда подняла спящую Лиз на руки. Первый шаг сделан, а следующие убийства дадутся ей легче.

   - Ну а ты... - На этот раз я обратилась к зомби. - Возмешь труп с собой и закопаешь его на дне реки в трех километрах отсюда. - Зомби дышать не надо, так что это не должно быть проблемой. - Ну а потом ты выпустишь оставшуюся магическую энергию. - То есть совершишь самоубийство, ведь без энергии зомби снова станет просто трупом. Ослушаться моих приказов мертвяк не мог, так что он послушно взвалил труп себе на плечи и поплелся в сторону речки. Нам тоже пора: завтра будет тяжелый день.

   В особняк мы вернулись без проблем, да и ночью не произошло ничего интересного. Проснулась я, как и обычно сразу после восхода солнца, и растолкав Лиз с Кумо, спустилась вниз. Прислуга хоть и удивилась тому, что мы так рано встали, но ничего не сказали и уже через двадцать минут мы завтракали. Завтракали без баронессы, поскольку она еще спала и обычно до полудня не просыпалась. Ну и ладно, потом с ней поговорю. Лиз все это время была хмурой, молчаливой, но в принципе выглядела не слишком плохо, и разговор о произошедшем не начинала. Закончив с едой, мы втроем поднялись в мою комнату, где я и стала расказывать план на сегодня.

   - Кумо, у тебя с сегодняшнего дня будет простая задача. А именно не допустить, чтобы кто-либо покинул этот населенный пункт. Дорога сюда и отсюда одна, так думаю ты справишься.

   - Справлюсь. - Кивнула арахнида. - Что делать с нарушителями?

   - Не убивай, просто обезвредь. Но и назад не отпускай: спрячь где-нибудь в лесу, я потом решу, что с ними делать.

   - Поняла. - Уверенно кивнула она.

   - Выполняй. - Еще раз кивнув, арахнида скрылась за дверью.

   - Лиз, ты отправишься в церковь. Пообщайся с этим священником, постарайся узнать кто это такой, что у него за душой, мог ли он убить барона. Справишься?

   - Справлюсь. - Кивнула она.

   - Ну тогда вперед. - Лиз поднялась на ноги и скрылась за дверью, а я еще раз прокрутила в голове вчерашний разговор. Вроде ничего не упустила. По поводу задания для Лиз я не волновалась: она может и мазохистка, но это только при мне. Для остальных Лиз - весьма приятный и общительный человек, и если есть вещь, в которой она меня превосходит, это будет способность развязать собеседнику язык не используя силовых или "грязных" методов. Ну а если она ничего не узнает, тогда и я могу навестить этого мужика. Ну а я... Перед тем, как отправиться к старейшине, я спросила у прислуги, как я могу связаться с Академией, а когда меня отвели в комнату связи, я аккуратно сломала артефакт и со спокойной душой покинула особняк.

   Как я и ожидала, многие крестьяне уже проснулись и работали на полях. Ну хотя бы с топорами да виллами меня не встречают, хоть и поглядывают не слишком дружелюбно. Спрашивать, где находится дом старейшины я не стала, все равно ведь не ответят, но к счастью найти его оказалось совсем не сложно: самый ухоженый дом с центре однозначно указывал на своего владельца. Кстати я наконец увидела женщин и детей. Как я и думала, они здесь имеются, просто при моем появлении женщины быстро загоняли детей домам и сами скрывались вслед за ними. Пожав плечами на такое поведение, я постучалась в дверь.

107
{"b":"256016","o":1}