ЛитМир - Электронная Библиотека

   - Именно это и хочу сказать. Судя по всему это будет не столько турнир, сколько игра на выживание: не удивлюсь, если джунгли этого острова кишат змеями, ядовитыми насекомыми и просто зубасто-клыкастыми хищниками. Ну а акулы - первое испытание, так сказать.

   - И что мы будем делать? - Спросила девушка, опасливо всматриваясь в глубину океана.

   - Хороший вопрос. - Протянул я, осмотрев нашу "форму", в которую нас заставили переодеться. Форма может и была красивых, камуфляжных оттенков, но по функциональности... Обтягивающая ткань, без единого кармана, никаких сумок, или рюкзаков. В лодке тоже ничего не было. Если не считать сломаного двигателя, сейчас у нас не было даже спичек. Действительно, как же быть?

   - Франк-доно? - Отвлекла меня от размышлений Урука.

   - Давай сначала посидим, подышим свежым, морским воздухом. - Улыбнулся я, откидываясь на надувной край лодки. Конечно жесткая, черная резина, это вам не мягкий диван, но все же лучше, чем скажем дерево.

   - ... - Урука удивленно на меня посмотрела, но спорить не стала, но откидываться на край лодки не стала, вместо этого она устроилась как можно дальше от краев, и нервно поглядывала на морскую гладь. Пару раз, я действительно видел появляющиеся треугольные плавники, но акулы слишком близко к лодкам не подплывали.

   - Боишься акул? - Поинтересовался я, напрягая зрение и смотря что делают мои соседи: видно было только двоих, остальные были слишком далеко, но пока они оба ничего не предпринимали, ковыряясь со сломаным двигателем, как будто надеясь его починить. Я даже не пытался: если двигатели сломали специально, в чем я уверен, то сломали их надежно.

   - Я неуверенно чувствую себя в воде рядом с хищником. - Объяснила девушка. Ну это понятно: люди - существа наземные и нормально защититься от водных хищников не способны. Страх перед акулами можно назвать инстинктом самосохранения.

   - Понятно. - Кивнул я, взгянув на солнце. До вечера еще долго, но в лодке сидеть тоже не вариант: нас медленно уносило в океан, и если мы отдалимся слишком далеко, то нас наверное просто заберут на лайнер без возможности продолжать турнир, а это был не вариант. Конечно у меня было несколько вариантов, как добраться до берега, но сначала хотелось бы посмотреть, как с этой задачей справяться мои соседи. В конце концов это я один такой, без малейшего понятия, что происходит, ведь такие турниры проходят каждые три года, о чем я узнал уже на лайнере. - Смотри. - Кивнул я на одного из своих соседей: тот встал на ноги, что было не самой безопасной идеей, учитывая размеры лодки. Арма соседа тут же обратилась оружием, оказавшимся длинным копьем.

   - Что он делает? Неужели хочет убить всех акул?

   - Не думаю. - Задумчиво пробормотал я, наблюдая за действиями соседа. Тот тем временем замер на своей лодке и вглядывался в воду. Вот неподалеку появляется треугольный лавник, и сосед немедленно отправляет копье в полет. Бултых! Попал! Раненая рыба немедленно взболомутила воду и ушла на глубину, а в руки соседа потянулся сизый туман, снова обратившийся копьем.

   - Он что, рехнулся? -Воскликнула Урука, когда сосед попросту прыгнул в воду, и быстро поплыл в направлении берега.

   - Да нет. Похоже, что он знает довольно много об акулах. Он поступил довольно умно: знаешь, как аквалангисты защищаются от акул?

   - Железная клетка?

   - Это для туристов. - Отмахнулся я. - При подводных работах применяют специальных препарат. Его выливают в воду, и акулы быстренько уплывают подальше.

   - Почему?

   - Боятся. У акул на удивление отличное обоняние, позволяющее им засекать запах крови за несколько километров, однако это же обоняние позволяет им засечь запах мертвой акулы. А если акула мертва, значит ее кто-то убил, верно? А если кто-то убил акулу, то с ним лучше не связываться, здоровее будешь. Это их инстинкт: если убили акулу, то оттуда надо сваливать. Вот наш сосед и воспользовался этим трюком, вот только...

   - Что-то не так?

   - Как я уже говорил, акулы способны чувствовать запахи на многие километры, так что если один из участников убьет одну акулу, то все остальные вокруг всего острова свалят отсюда к чертям собачьим? Слишком уж слабая преграда, не находишь?

   - Но тогда он...

   - Скорее всего обречен. - Закончил я, наблюдая за тем, как мой сосед плывет к берегу, держа копье в зубах. Хм, интересный способ. Но вот он остановился на месте, оглянулся по сторонам, после чего перехватил свое копье и нырнул под воду. Пару секунд ничего не происходило, но потом вода взболомутилась, на ее поверхности появилось быстро рассеевшееся красное облачко и все затихло. А сосед так и не вынырнул. - Наверное этих акул обработали каким-нибудь феромоном, притупляющим инстинкт самосохранения, хотя это лишь теория.

   - И что же нам теперь делать?

   - ... - Посмотрев в другую сторону, я Увидел, как мой второй сосед использует огромных размеров двуручный меч с широким лезвием, как весло. Медленно, конечно, но зато с акулами связываться не надо. - Ладно, нам тоже нечего тянуть. Боевая форма. - Урука не промедлила ни секунды, тут же превратившись в перчатки с сапогами. Девушка не задавала никаких вопросов, полностью мне доверившись, ну а я тянуть не стал, и спрыгнул прямо в воду.

   Металические перчатки для меня может ничего и не весили, но это не значит, что они были невесомыми. И сейчас, в воде я прекрасно чувствовал, как они тянут меня на дно. Впрочем я и не собирался плавать, как раз наоборот: мне надо было опуститься на дно как можно скорее, для чего я даже выпустил весь воздух из легких. Может немного и позадыхаюсь, но зато быстрее окажусь на дне, которое не должно быть слишком глубоким: до берега каких-то пятьдесят метров...

   "Снизу!" Шепнула Урука, которая только в боевой форме позволяла себе опустить свою формальность, и обращаться ко мне без этого ее "Франк-доно". Хотя это она правильно: в бою каждая секунда ценна. Я же тем временем повернулся вниз как раз вовремя, чтобы увидеть раскрытую пасть акулы. Причем не какой-то мелкой хищницы, это была настоящая белая акула! Хотя удивляться, или восхищаться одной из крупнейших хищниц морей у меня не было времени. Как и задумываться над тем, что они находятся на грани вымирания. Я только и успел, что схватить эту рыбину за обе челюсти, ломая при этом с дюжину ее зубов: Урука оказалась прочнее кости, чему я не очень удивился. Проблема заключалась в том, что разорвать ее пасть я не мог: слишком большая пасть, у меня размаха рук не хватит. Впрочем опасности не было: я без особых проблем удерживал ее пасть открытой, но так дело не пойдет - она тащила меня на поверхность, а мне туда не надо. Поэтому я не долго думая, пнул эту тварь, постаравшись вложить в пинок как можно больше силы. В тот же миг я почувствовал, как моя нога без особого сопротивления входит в тело рыбы, как она тут же дергается в сторону, полностью потеряв во мне интерес. Я настаивать не стал, тут же отпустив акулу, и закрывшись руками от мощного удара хвостом, которым эта рыбина наградила меня на прощание. Правда этот удар придал мне ускорения в направлении дна, и чуть меньше, чем через минуту, я встал ногами на дно океана. К этому времени весь кислород из организма вышел, и я приятных ощущений не испытывал. К счастью на нас больше акулы не нападали, а то я может и не среагировал бы вовремя. как бы то ни было, пришло время для заключительной стадии плана.

   "Ну, Урука, покажи мне, на что ты способна." Ухмыльнулся я, приседая и дотрагиваясь до каменного дна коньчиками пальцев. В следующий миг я собрал всю свою силу, как и силу Уруки и оттолкнулся от океанского дна, "прыгая под углом сорок пять градусов в направлении берега. Вот только тут и настал конец моему плану: по голове как будто тонной кирпичей ударили, я услышал противный, мокрый хруст, в шее как будто осколочная граната взорвалась, и в довершении ко всему, я потерял контроль над своим телом. М-да, похоже, что я не рассчитал сопротивление воды, и буквально свернул себе шею. Это с какой же силой надо было оттолкнуться от дна, чтобы получить такой эффект?! Похоже, что я еще не до конца знаю пределов силы Уруки. К счастью я уже придал своему телу нужный вектор ускорения и спустя несколько секунд вылетел из воды, как пробка из бутылки. Безвольно болтаясь в воздухе, и стараясь понять, где верх, где низ, и как далеко я улетел, я гадал, сколько костей я себе переломаю, приземляясь в тропических джунглях острова. В том, что я перелетел пляж и попал в джунгли я не сомневался. И судя по моему приземлению я оказался прав: мягкий песок просто не может быть настолько болезненным. Ребра, руки, ноги... Даже не хотелось себя диагностировать. Надо просто полежать, отдохнуть, а там тело само восстановится. Больно-то как...

81
{"b":"256021","o":1}