ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«А я спала, как убитая! И ни о чём не подозревала…» – ужаснулась Роуз, чувствуя, как кожа покрылась мурашками из-за проснувшегося в глубине её существа вполне обоснованного страха. К тому же на неё вновь была рубашка с чужого плеча. Значит не только уязвимой, беззащитной оказалась в распоряжении неизвестных, но и обнажённой. В общем, воплощение искушения. Но мысленно просканировав тело, с облегчением констатировала то, что с ней всё же всё в порядке, а значит ею ни кто не воспользовался для утехи. Даже позаботились: одели, уложили на кушетку, прикрыли тонкой хлопковой простыней. Однако злоупотреблять гостеприимством не стоило, как и испытывать терпение и дознаваться о намереньях хозяев дома. Даже проснувшись и придя в себя, она всё равно представляла собой лёгкую жертву. Не зря говорят: «Чужая душа потёмки» и тот, кто вначале повёл себя порядочно, вполне может оказаться в итоге подлецом. Роуз не хотела рисковать понапрасну. Поэтому стоило поспешить и унести ноги.

Эта здравая мысль толкала к немедленному действию. Соскользнув с постели Розамунда опрометью бросилась к двери. Нажав на ручку, она с силой толкнула дверь…а затем ещё раз. Упёрлась в неё плечом, но дверь не поддалась, будто снаружи этому что-то препятствовало. К горлу девушки подкатил комок, отойдя на шаг, она в ужасе воззрилась на препятствие, которое судя по всему ей не в силах преодолеть. Зато сразу стало ясно то, что она действительно не сама оказалась здесь и то, что её опасения относительно хозяев жилища не безосновательны – тот, у кого добрые намеренья, не станет запирать свою гостью, ограничивая тем самым её свободу. Всё это не способствовало спокойствию. Внутри зарождалась паника, грозившая поглотить Роуз целиком. Добром это никак не могло закончиться и девушка, сие прекрасно понимала. Прикрыв глаза, она сделала глубокий медленный вздох, приказывая себе успокоиться. Ведь разум сейчас ей нужен был ясный, не скованный ужасом или наполненный образами своей плачевной участи, который один другого хуже.

«Думай Роуз, думай! Ты выберешься отсюда, обязательно выберешься! В конце концов, нет безвыходных ситуаций. Надо просто хорошенько подумать» – увещевала себя девушка. К тому же была надежда и на то, что если не сама выберется, то её, в конце концов, обязательно освободят. Дядя с тётушкой наверняка заметят, что племянница не отправилась в школу – её машина так и стоит во дворе, поэтому они отправятся к ней в комнату и увидят, что Роуз там нет, и звонок девушке так же ничего не прояснит, потому что телефон лежит на комоде, а значит узнать о её местонахождении невозможно. Все признаки того, что надо бить тревогу!

«Нет. На выручку родственников надеяться не стоит. Пока Джон с Лидией всерьёз обеспокоятся и пойдут к шерифу, а тот снарядит поисковую группу, я, возможно, буду уже мертва…» – тут же исключила сей вариант спасения Роуз и тяжёлый стон, сорвался с её губ вместо крика, который она успела вовремя подавить, прикусив губу так, что почувствовала солоновато-медный вкус крови. А мысль о родственниках и доме, пошла, далее развиваясь, напоминая о том, что она позабыла: сегодня тётя с дядей повезут Адама и Анну в аэропорт. Экс-бойфренд и подруга, наверняка не удивятся тому, что Роуз не вышла попрощаться и отнесутся к сему с пониманием и разъяснят по возможности ситуацию родственникам девушки, поэтому никто её не хватится долгое время. Мысль о парне больно резанула Розамунду, словно острая бритва по сердцу, так что она инстинктивно прижала руку к груди, будто это могло унять м уку.

Прислонившись к стене и ощущая её шероховатую поверхность и тепло сухого дерева, Роуз вдруг ясно осознала, что хочет увидеть Адама…впрочем, как и Анну, дать им знать, что, не смотря ни на что, сохранит дружбу – протянет в случае чего руку и придёт на помощь в беде. Конечно она не Нострадамус и не гадалка, поэтому не может сказать, как будут развиваться между ними отношения дальше, но всё же хотела, что бы подруга и экс-бойфренд знали об этом. И хотя со стороны могло показаться, что такое решение проявление исключительного душевного благородства, однако сама Роуз знала, что на самом деле это самый настоящий эгоизм. Ведь не смотря на то, что ей действительно было больно из-за расставания с парнем, она понимала, что попросту утратить дорогих ей людей, позволит пропасти разверзнуться между ними, а сие было куда хуже временной неловкости. Так что если уж им с Адамом не суждено построить счастья, то пусть тогда подруге достанется эта привилегия. Но что бы донести до них своё волеизъявление ей сперва надо, во что бы то ни стало, выбраться из ловушки, в которую угодила. А для начала, следовало бы отыскать ещё один путь для побега, помимо закрытой наглухо двери.

Взор девушки задержался на окне. Правда, разглядывая его, Роуз всё же усомнилась в том, что оно годится для осуществления её плана, уж очень было узким и, пусть сама девушка была стройной и довольно гибкой, однако задача казалась не посильной. Но тут уж у неё вряд ли был выбор. Стоило хотя бы попробовать, чем просто ждать и испытывать свою судьбу. Розамунда знала, что если её голова пролезет, то и остальное тело она сумеет как-нибудь пропихнуть. В тоже время был велик риск попросту застрять и вот тогда, смело можно говорить, что дело её дрянь. Но об этом лучше не думать.

Прежде чем приступать к активным действиям, девушка приникла к окну и внимательно оглядела доступное её взору пространство. Но помех к осуществлению задуманного, казалось бы, не было. Вокруг тишь да гладь и ни одной живой души, только череда деревьев окружила дом подобно стене, размеренно покачивала своими кронами в такт дуновениям ветра на фоне свинцового цвета небес. А, значит, медлить не следовало – дело предстояло не из лёгких. Кто знает, сколько времени у неё осталось ещё в запасе?!

Роуз окинула взглядом комнату, инспектируя наличие подручных средств, которые ныне находились в её распоряжении и могли ей понадобиться. Прежде, чем пробовать покинуть свою «клетку», сначала требовалось выбить окно. Для исполнения этого этапа операции оказался пригодным лишь стул, но довольно-таки прочный на вид. За него-то она и схватилась, раз уж выбора как такового у неё не было. Прицелившись и хорошо размахнувшись, девушка, что есть силы, впечатала его спинку в окно. Послышался противный хруст и по поверхности окна, расползлась паутинка трещин. Вот только к досаде Розамунды, оно лишь треснуло, но не раскололось. Домовитый хозяин, как, оказалось, поставил в своём охотничьем домике двойное стекло и оба довольно прочные. Девушка тихонько выругалась, понимая, что придётся приложить вдвое больше усилий, раз судьба преподнесла очередной неприятный сюрприз. И переведя дыхание, она вновь замахнулась, что бы нанести новый удар по злосчастной преграде и затем уж колотила стулом до тех пор, пока не услышала пронзительный звук бьющегося стекла и не ощутила свежее дыхание ветра, стремительно ворвавшегося внутрь дома, едва прозрачная преграда была устранена. Пол усеяли разлетевшиеся во все стороны сверкающие осколки. Роуз возликовала и небрежно отбросила искореженный стул, заметно пострадавший из-за бесцеремонного с ним обращения. Теперь же когда первый этап к освобождению был успешно пройден, её ожидал второй и самый сложный – протиснутся через пустующую раму наружу. Метнувшись к постели, девушка сорвала с неё простыню и, вновь вернувшись к окну, аккуратно ступая по битому стеклу босыми ногами, обмотала ею руку и поспешно выгребла оставшиеся осколки. Другой конец материи, она перекинула наружу и торопливо уложила её так, чтобы не порезаться об острые куски оставшегося в раме стекла и, подтянувшись, сделав глубокий вдох, полезла наружу.

Кряхтя от натуги, чувствуя, как на лбу выступила испарина, а кожа, там, где касалась грубого дерева, противно щиплет из-за появившихся ссадин и многочисленных порезов, упираясь ногами и руками, извиваясь как уж, она дюйм за дюймом продвигалась вперёд. Проклятья и ругань, что то и дело срывались с её уст, наверняка заставили бы покраснеть скромников, если бы им довелось их услышать, и уж точно не красили добропорядочную девушку, но зато, давали моральную отдушину в её испытании и выход скопившемуся напряжению. Мало- помалу, тело Розамунды протискивалось через тесные оковы окна. Это вселяло в неё надежду, что она справится с выпавшим на её долю испытанием. И когда уже можно было не сомневаться в том, что выбраться вполне возможно, стоит только ещё немного попотеть над исполнением сего, вдруг стало ясно, что в планы зловредной судьбы столь потешавшейся над Роуз в последнее время, совершенно не входило закончить организованное для неё приключение и дать ей выскользнуть из ловушки.

101
{"b":"256022","o":1}