ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Челюсть у Роуз буквально отпала. С минуту она просто сидела, хлопая глазами, а из горла вырвался сдавленный, истерический смешок.

– Чего? – переспросила Розамунда. – Это, что ли, я – оборотень?

– Ни «что ли». А он самый, – со вздохом подтвердила тётя. – Мы род оборотней. Племя «детей Луны». Полулюди-полузвери, с двумя сущностями, жизнями, которые являются неотъемлемой частью нас самих.

Чего-чего, но такого Розамунда не ожидала. И если вначале было немое удивление, на гране шока, то теперь девушка дала себе волю. Откинув голову, она от души расхохоталась и смеялась до тех пор, пока слёзы ручьём не побежали из глаз и не заболел живот. На такой полёт фантазии рассчитывать уж точно ей бы не пришло в голову. Только как бы весело не было, стало ясно, что родные всё же всеми силами уходят от прямого и главное, правдоподобного ответа на её вопрос. Они готовы выдумать даже такую несусветную глупость, как существование оборотней, к которым якобы она относиться.

– Хорошая шутка, – похвалила Роуз, утирая слёзы. – Я честное слово оценила. Давно так не смеялась. Только извините, но поверить в ТАКОЕ, я не могу. Вышла я из того возраста, когда Санта-Клаус, эльфы и гномы были для меня реально существующими.

Только вот взгляды Лидии и Джона были серьёзны. Даже тени улыбки на их лицах она не заметила. И вместо того, что бы объявить ей, что это лишь розыгрыш, дабы её приободрить и развеселить, они молча глядели на Розамунду с пониманием и сочувствием, будто бы и не надеялись на то, что она им поверит.

– Как бы мне не хотелось, милая, солгать, сказав, что мы всё выдумали, я сделать этого не могу, потому что мои слова – чистая права, – грустно промолвила тётя. – Все же твои беды действительно из-за твоей проснувшейся нынешним полнолунием звериной сущности. Голод, который должен быть удовлетворен после каждого превращения. Он способен погубить нас, если мы будем игнорировать его. Что едва не случилось с тобой. Поэтому тебе пришлось есть мясо.

– Да как такое, может быть? – не сдавалась Роуз, приходя в ужас от столь дикой мысли, как то, что отныне она монстр из фильмов ужаса. – Если это так, то почему я ничего не помню? А ведь наверняка должна!

«Ой…А как же твои смутные ощущения от прогулки по ночному лесу? Шорохи, запахи, видения, что мучили тебя? Откуда они? Так что может сказанное не ложь?» – тихо поинтересовался внутренний голос, напомнив те странные ощущения и образы, что посетили её после первого пробуждения, у порога дома, которые она приняла за сны. Девушка резко мотнула головой, отгоняя бредовые мысли, не понимая, как вообще они у неё могли возникнуть.

Тётя же продолжала.

– Мне кажется, ты всё же что-то помнишь, – будто прочтя мысли племянницы, с уверенностью произнесла она. – Однако первое перевоплощение происходит едва ли не само по себе. Гены «очнувшись» начинают процесс изменения, в первый раз довольно болезненный, но в последующем уже едва заметный для нас, чистокровных оборотней.

«А что есть другие?» – хотела было задать она, но прикусив язык, заставила себя молчать. Ведь задать его, это значит дать понять Джону и Лидии, что она таки втянулась в их паутину лжи и обмана, сумасшедших фантазий, в которой они пытаются её запутать.

– Нет! Всё, с меня хватит этого сумасшествия! Я не хочу больше слышать ничего об оборотнях, эльфах или ещё чем-то подобном! – вскричала Роуз, наконец, выпустив гнев, что копился в ней на волю. – Я вам не верю! Может быть, хватит врать? Почему бы не сказать всё прямо, без того что бы выдумывать фантастические объяснения?! Я приму правду, какая бы она страшная и горькая не была. А знаете, кажется, сама могу догадаться. Скорее всего, я больна и довольно серьёзно. Раком или ещё какой-нибудь смертоносной дрянью. Мои же дражайшие родители, что бы я немного проветрилась, отправили меня сюда: на свежий воздух, на природу и в тоже время поручили вам сообщить мне об этом, так как у самих просто не хватило духу своей родной крови и плоти вынести смертельный приговор! Ну, так что? Я права?! Сколько мне осталось? Наверное, немного раз меня начали мучить боли?

– Смени тон Розамунда! – строго одёрнул её дядя.

– Всё в порядке Джон. Примерно такой реакции мы ведь и ожидали, – успокоила мужа Лидия. – Так что, по-видимому, иного выхода у меня нет.

– Но ты уверена что справишься?

– Да, – грустно улыбнувшись, кивнула женщина. – Не забывай, что я чистокровная, пусть я давно игнорирую свою вторую сущность, от неё мне никогда не избавиться. Это часть меня.

– Да. Конечно. Ты права.

«Да о чём они, чёрт возьми, говорят!» – злилась девушка, слушая этот бессмысленный по её мнению диалог. Супруги будто бы и забыли о её присутствии.

Но тетя, переведя на Роуз взгляд, дала тем самым понять, что это не так.

А теперь смотри внимательно, милая, – сказала она.

«Да что тут происходит?» – всё больше злилась девушка.

Правда в следующий миг она получила ответ. Лицо Лидии стало сосредоточенным, будто бы женщина полностью погрузилась в себя и каким-то умиротворенным одновременно. Горячая волна жара окатила Роуз с ног до головы, словно на неё дунуло из жерла печи, заставив её вздрогнуть. С удивлением девушка поняла, что этот жар исходит от тёти. Тело же той вдруг резко изогнулось дугой и будто кусок мягкого пластилина, начало менять форму. Это было невероятно и более походило на галлюцинации или кадры фильма ужасов, но, тем не менее, на глазах ошарашенной девушки родственница превратилась в зверя. Процессы происходили быстро, но всё же можно было заметить, как кости с глухим треском меняли положения, перемещаясь, изгибаясь под кожей, в один миг покрывшейся густой шерстью. Руки и ноги стали тоньше, пока не превратились в лапы с острыми когтями. Метаморфоза заняла не более полутора минут, по истечению которых рядом с Роуз оказалась серая волчица, с чёрными подпалинами. Вот только глаза, которые пристально глядели на неё, сохранили свой зелёно-карий цвет и взгляд их не мог принадлежать зверю, настолько он был человеческим – сердечным и полным сострадания.

«Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?» – спросила Красная шапочка.

– Что бы лучше тебя слышать? – ответила «старушка».

– Бабушка, а почему у тебя такие большие глаза?

– Что бы лучше тебя видеть!

– Бабушка, а отчего у тебя такие большие зубы? – дрожащим голосом поинтересовалась девочка

– А это что бы съесть тебя, внученька! – прорычала «бабушка, осклабившись» – пришли на ум Роуз строки из детской книжки. В ней всё разом словно онемело. Вскрикнув девушка тут же, прижала руки ко рту, будто боясь, что вопль ужаса сорвётся с её губ. Раскрытыми глазами она глядела на изменившуюся родственницу. Разум боролся с тем, что видели глаза. С правдой, которая предстала перед ней.

– Я, наверное, сошла ума, – прошептала она. – Это не может быть правдой! Нет – нет, не может!

Нервный смешок вырвался из груди девушки.

Волчица сделала осторожный шаг к ней. Роуз, вскочив с дивана, отступила.

– Нет! Не подходи! – воскликнула она, выставив вперёд руки.

– Розамунда, всё в порядке! Это действительно Лидия. Не бойся! – успокаивающе сказал дядя.

– Нет. Не в порядке! Это бред какой-то! Сон! Я, наверное, сплю?! Такое просто не может происходить в реальности!

«Только всё же происходит, дорогая» – внезапно прозвучал в её сознании отчётливый голос тётушки, заставив её вздрогнуть.

– Как?… – с дрожью в голосе спросила она, поднеся руку к своей голове. – Я, верно, всё же тронулась умом.

«Ты вполне нормальная, милая. Но общаться с помощью телепатии – это одно из преимуществ оборотней, даже если один из них в человеческом облике!» – голос Лидии продолжал звучать в её разуме.

– Хватит уверять меня, что всё «нормально»! Это не так! – закричала Роуз разъярившись.

Волна жара вновь опалила её, когда родственница вновь решила вернуть себе человеческий вид. Изменения были столь же быстротечны и столь же ужасны. Только вскоре Лидия, поплотнее запахнув халат, приняла свой привычный для глаз девушки облик и не следа не осталось от прежнего вида.

117
{"b":"256022","o":1}