ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Кто это? Неужели моя смерть?» – вспыхнула в её сознании мысль. Видимо переутомление, шквал пережитых ею эмоций и нервное истощение явно сказывались на работе её мозга, раз такие шальные мысли посетили Роуз. А «ангел смерти» меж тем шагнул за порог. Под его ногами захрустело битое стекло и тихая брань, сорвалась с его уст по сему поводу, заставив девушку забиться в самый угол, с отчаянным желанием слиться со стеной.

– Так и знал, что найду тебя здесь, – произнёс уже громче «пришелец», обращаясь непосредственно к Розамунде, голосом до боли напомнившим Дерека Дрейка. – Моё убежище явно становится популярным.

– Дерек? – немного придя в себя, срывающимся голосом просипела девушка.

– А ты кого-то другого ожидала? – недоумевая, осведомился парень, так как это был именно он и тут же без перехода выплеснул из себя всё скопившееся в неё недовольство:

– А знаешь ли ты, Сент-Джеймс, что ты безмозглая идиотка? На которую просто зла не хватает! Эгоистка! Отправилась одна, на ночь глядя в грозу, невесть куда…Уже далеко за полночь, а её нет и нет! Джон с Лидией с ума сходят! Твой дядя даже решился мне позвонить, прося о помощи в твоих поисках! А тебе, судя повсему плевать!

Девушка выслушала тираду молча. Конечно, ей было жаль, что перепугала родных. Она и не подозревала, что уже так поздно и что прошло довольно много времени с тех пор как она, в спешке покинула особняк Мэйсонов. Впрочем, тут Роуз уже ничего не могла поделать. Да и как бы то ни было, возвращаться домой она не желала. И как объяснить всё это рассерженному парню не знала. Слова отчего-то не шли, и она просто смотрела, на фигуру Дрейка, замершую у порога, с куртки которого уже натекла целая лужа. Правда, сие безмолвие ему явно пришлось не по нраву. Будто Розамунда подтвердила тот факт, что ей действительно всё равно, что доставила родным столько волнений.

– Чёрт…Ты чего молчишь? – осведомился Дрейк. – Сент-Джеймс, ты вообще слышала, что я сказал? Неужели я прав и ты вправду не чувствуешь за собой ни какой вины?

Но в ответ ему была тишина. Тогда Дерек более ни слова не говоря, направился к Роуз. Девушка наблюдала, как парень приближается к ней. На миг в ней всколыхнулась паника, толкая спасаться бегством. Вот только бежать ей, в сущности, было некуда, поэтому она осталась неподвижно сидеть.

– Розамунда? – позвал Дрейк и как-то несмело коснулся её плеча и тут же в ужасе охнув, пробежал пальцами по её волосам, с которых стекала вода и насквозь мокрой одежде.

– Боже, Сент-Джеймс, ты посмотри на себя! Да ты же вся насквозь мокрая! Ты почему сидишь в таком виде? Саму же вон колотит так, что я могу услышать, как твои зубы стучат! Жить, что ли совсем надоело?

Девушка пожала плечами.

– Вряд ли я умру, даже если заболею, – тихо проговорила она, горько усмехнувшись. – Монстру как я, даже воспаление лёгких не страшно. Ты ведь Дерек наверняка знаешь, кто, а точнее ЧТО я. Недаром отправил с расспросами к Мэйсонам. Так ведь? И не страшно тебе со мной оставаться?

– Всё сказала? – выслушав ее, поинтересовался парень. – Так вот, а теперь послушай меня. Всё что случилось не изменит того факта, что ты по-прежнему остаёшься Розамундой Сен-Джеймс. И ничто не в силах это изменить. Можешь принять произошедшие с тобой изменения, научившись жить и использовать их максимально, или продолжать отрицать свершившийся факт и сломавшись превратиться в жалкую плаксу. Но если утратишь присутствие духа, то тебя попросту раздавят. Запомни – в этом мире слабым не выжить. А ведь рядом с тобой столько людей готовых тебе помочь. В отличие от тебя, меня некому было поддержать.

Роуз слушала Дерека, не смея возразить, понимая, что он прав. Наверное, действительно, она всё же имеет возможность сохранить свою личность, свою целостность, если захочет этого. Ведь как бы плохо сейчас ей не было, от сознания того, что с нею произошло нечто ненормальное, она не могла сказать, что физически чувствует себя как-то уж совсем иначе. Хотя умом понимала что изменилась, после того как совсем недавно буквально лоб в лоб столкнулась со своим вторым, хищным «я», ставшим отныне частью её. Но всё же, как бы страшно ей не было, девушка не могла не признать того, что эта вторая сущность, на данный момент, показавшись лишь раз, не подаёт тревожащих признаков своего пробуждения. А это может значить то, что Роуз удалось обуздать её и подчинить своей воле и возможно теперь только от её и только от её воли зависит, когда та пробудится. Слова Дрейка мало-помалу возрождали в ней надежду на то, что она сможет наладить свою жизнь и подстроиться под новую себя, или точнее сказать под обновленную себя. Правда не думать о себе, как о чудовище из сказок, будет первое время крайне тяжело, как и заглушить страх того, что может обратиться прилюдно.

От одной мысли сего, Розамунде захотелось, завывая забиться под кушетку и никогда не показываться на глаза ни единой живой душе. Однако парень, что сидит перед ней на корточках и в своей грубоватой манере искренне пытается её ободрить, наверняка не позволит ей такой роскоши и скорее всего попросту вытащит Роуз из её укрытия. Но вот последняя его фраза, насторожила девушку, заставив замереть и воззриться непонимающе на Дрейка. В голосе парня явно прозвучала горечь и укор, а смысл хоть и был ясен, но всё же не сразу дошёл до затуманенного сознания девушки, хотя она могла бы и раньше догадаться, что Д.Д. далеко не прост.

– Ты имеешь в виду…что тоже… оборотень? – не смело озвучила свои мысли Роуз.

– А ты только что это поняла? – как и ожидалось, Дрейк был поражён её глупостью. – Ты действительно что-то с чем-то Сент-Джеймс. Неужели у тебя и мысли не закралось о том, кто я и это притом, что я столько знаю об оборотнях?

– Нет…

Хотя это ведь было логично. Даже не догадываясь о том, что он оборотень, Роуз чувствовала ту ауру силы, опасности, что казалось, окружала его, от чего инстинкт самосохранения начинал бить тревогу, и ты неволей хотел увеличить расстояния между тобой и Дрейком. Хотя в последнее время чувство опасности у неё видно совсем отключилось – ее, словно магнитом тянуло к парню. А может в этом виновато то всеобъемлющее, сильное чувство, которому нельзя противиться, что она питает к этому златоглазому парню.

Дерек, подойдя к камину и немного поковырявшись в его застенках, выудил огарок свечи и коробок спичек. Вытянув одну, он чиркнул ею о коробку, зажигая. Вспышка света осветила его напряжённое, нахмуренное, с отпечатком усталости, лицо. Поднеся спичку, он зажёг почерневший фитилёк свечи, после чего приспособил огарок на небольшой порожек над камином, накапав на него горячего воска, что бы тот держался.

«А глаза у Дерека действительно напоминают волчьи…но только ли напоминают?» – подумала Роуз вздрогнув. «Когда же с ним это произошло? Как давно?» – всё это она хотела спросить у Д.Д, но отчего-то не могла решиться. Но, тем не менее, его опыт, его знания не раз спасли ей жизнь, только что стоило ему получить их?! Что довелось испытать! Неужели действительно в этот кромешный ад ему пришлось опуститься в одиночестве. Роуз было страшно представить это. Сердце сжалось и заныло от сострадания к нему, затмив, жалось к собственной персоне.

– Ладно, давай поговорим об этом позже. Не могу больше глядеть на то, как ты трясёшься от холода. У тебя есть во что переодеться? – осведомился парень.

Роуз лишь покачала головой. Выбегая из дома, она мало заботилась о том, что на улице бушует гроза, которая судя по раздающимся раскатам грома и хлещущему дождю, крупной дробью барабанящей по стенам дома, видимо ещё не скоро прекратится. Но её отрицательный ответ ни сколько не удивил парня.

– Я так и знал, – тяжело вздохнул Дерек, и, скинув куртку на пол быстро расстегнув верхние пуговицы рубашки, стащил её с себя, вместе с футболкой, оставшись по пояс обнаженным, после чего бросил одежду на колени Роуз. Отвернувшись, парень коротко бросил: «Переодевайся!».

Розамунда же во все глаза уставилась на широкую спину Дерека. По его смуглой от загара коже скользили золотистые блики свечи. Лопатки чуть подрагивали, выдавая внутреннее напряжение парня, натянутого словно струна. А из-за того, что он сложил руки на груди, напряглись и мускулы, перекатываясь под кожей, наводя на мысль о достаточной физической силе парня. И чем больше Роуз смотрела на Дерека, тем ярче разгоралось пламя желания обвить руками его талию и крепко прижаться к нему, уткнувшись ему между лопаток, вдыхая аромат его тела, провести губами по атласу кожи – такой способ согреться, несомненно, был бы куда действенен. Однако пришлось довольствоваться брошенной ей одеждой, которая всё ещё хранила его тепло и аромат. Пользуясь тем, что парень не видит, Розамунда поднесла рубашку к лицу и зарылась в материю лицом, глубоко вдыхая мускусно-пряный аромат Дерека.

120
{"b":"256022","o":1}