ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не смирился.

Роуз оторопела. Ей понадобилось не меньше минуты, что бы переварить эту короткую фразу и тот смысл, что она содержала. Девушка не могла понять, как так могло быть, если он столь категорично уверяет её принять всё, что с ней случилось и не переживать? Когда сам не следует собственным советам?

От камина пахнуло теплом, и лёгкий запах дыма наполнил дом, щекоча ноздри терпким ароматом еловой смолы, закипавшей под жаром огня на дровах. Поленья трещали и выбрасывали короткие залпы вспыхивавших и гаснувших искр.

– Дерек…, – нерешительно позвала Роуз, глядя как блики от огня, играют в его волосах, скользят по коже.

– Я знаю, о чём ты думаешь, – парень, чуть повернув голову, на миг, оторвавшись от созерцания огня, взглянул на девушку, но тут же отвернулся. Но она успела заметить, что в его глазах, словно наполненных жидким янтарём, отразилось пламя. Это завораживало и пугало одновременно.

– Только вот наши ситуации слишком разные, – между тем продолжал говорить Дрейк. – Ты была рождена, что бы стать одной из оборотней. Их судьба – твоя судьба. Поэтому разумней принять то, что написано у тебя на роду, что практически никак не ограничивает тебя, не отнимая у тебя часть твоей личности. Что бы ты там себе не надумала. Чистокровные оборотни ведь изначально рождены тем, кем они являются – и зверем, и человеком – существом с двумя жизнями. А вот у меня дело обстоит совсем иначе…потому что мою судьбу, мою жизнь насильно разломали надвое. И я не хочу, не могу быть похож на ту тварь, что сотворила со мною такое, навязав существование которое чуждо и моей душе, и моему телу. Поэтому смириться – это как предать самого себя и отца, который погиб, защищая меня от монстра открывшего охоту за нами; сдаться – и значит, его жизнь утрачена зря…

Голос Дерека был глухим и надломленным. Казалось, он говорит с трудом, заставляя себя произносить каждое последующее слово. А в конце и вовсе его голос буквально звенел от напряжения и был наполнен горечью и неутихающей болью, которую не заглушить и о которой не забыть. Роуз слушая его, успела проклясть себя за то, что пусть и, не желая того, вскрыла незажившую рану. А так же глядя на его, непроницаемый, словно высеченный из гранита, профиль, старалась унять дрожь из-за ледяных щупалец ужаса, обвивших девушку, которые проникли даже через одеяло, едва до неё дошёл смысл последних слов Д.Д. Конечно она могла сразу догадаться о том, как и когда он изменился, став оборотнем, зная трагедию его семьи…но это произошло только сейчас. Оставалось только догадываться, как парень смог хоть как-то наладить свою жизнь и не спятить из-за всего этого кошмара. Роуз была уверена, что на его месте просто сломалась бы, не обладая такой жизнестойкостью, как Дрейк. Ругать же себя за глупость и чересчур длинный язык было поздно. Правда, теперь, этот самый «длинный язык» просто отказывался ей повиноваться, будто утратив способность произносить слова. Хотя сейчас как бы не было ей паршиво из-за всего случившегося и услышанного ею, но Дереку наверняка куда хуже: она не только свалила на него свои проблемы, но и говорить о болезненном для него заставила, поэтому и не мешало бы что-нибудь сказать.

– Дерек…я…мне жаль, – только и смогла выдавить она. – Я пойму если ты меня ненавидишь, не захочешь больше со мной говорить и вообще оставаться.

– Дурёха, – чуть усмехнулся парень. – Ты то тут причём? Мне не за что тебя ненавидеть. В том, что произошло с моим отцом, нет твоей вины. Поэтому не говори глупостей.

Розамунде лишь оставалось уповать на то, что это действительно так и он её совсем не ненавидит. Дело было дрянь, если бы любимый ею человек отвернулся от неё из-за того кем она стала.

Дрейк же, подкинув дров в камин, вдруг поднялся и круто развернувшись, направился к выходу. Сердце девушки, пропустило удар из-за мигом вспыхнувшего страха, что, не смотря на сказанные им слова, всё же уйдёт, не желая терпеть её общество.

«Не уходи!» – с отчаяньем подумала девушка, а тело, подчинившись импульсу, бросилось за ним в след. Вот только ноги запутались в покрывале и Роуз, соскользнув с кушетки, грохнулась на пол, больно ударившись лбом, так что в глазах потемнело.

– Да что ж такое…, – сдавленно ругаясь, пробормотала девушка, силясь подняться.

– Эй, ты чего? Тебе плохо? – тут же обеспокоено прозвучал голос парня.

Чуть приподнявшись, она в шаге от себя увидела его промокшие кроссовки с налипшей на подошву хвоей.

– Всё в порядке. Сегодня у меня плохо с координацией, – соврала девушка, хотя последнее не было такой уж ложью.

– Нет, ну ты просто что-то с чем-то. Тебя и на минуту без присмотра оставить нельзя! Как я и говорил – ты просто ходячая проблема. Не хватало только, что бы ты у меня здесь лоб разбила. Как я потом в глаза Джону и Лидии посмотрю? – тяжко вздохнул Дерек и, подняв её с пола, на миг, прижав к себе, вновь усадил на кровать. – Пожалуйста, посиди тут тихонечко. И даже лучше не шевелись, на всякий случай, пока я с твоей мокрой одеждой разберусь.

Розамунда, казалось бы, уже в тысячный раз за этот треклятый вечер вновь залилась краской, чувствуя себя распоследней дурой. Судя по всему её страхи, оказались бессмысленными и парень уходить, как и говорил – никуда не собирался.

Её лба коснулось что-то холодное и мокрое, заставив Роуз вздрогнуть. «Что-то» оказалось носовым платком, который Дерек нависнув над ней, аккуратно прижимал к уже образовавшейся шишке.

– Больно? – сочувственно спросил Дерек.

– Да так себе, – скривилась девушка. – Скорее пострадала моя гордость.

– Ну, тогда не страшно, переживёшь.

– Спасибо, – поблагодарила Роуз и, забрав тряпицу, заверила, – Дальше сама справлюсь.

– Ну как знаешь, – пожал плечами Дерек и, отпустив, отступил, а Розамунде на какое-то мгновение показалось, что по его лицу скользнула тень недовольства. В ответ, сердце девушки заколотилось в груди, а во рту странным образом пересохло. Хотя конечно, скорее всего, ей показалось. Кроме как нескольких редких случаях, он казалось, не был в восторге от её близости.

Подхватив с пола сваленную в одну кучу одежду Роуз, парень аккуратно разложил ту на столе, как и свою не менее мокрую куртку, а затем пододвинул его ближе к огню. Рядом поставил её размякшие туфли и свои кроссовки, которые благоразумно снял. Правда девушка всё же сомневалась, что к утру хотя бы что-то высохнет. Но сейчас, одетая в сухое, и укутанная в тёплое одеяло её это как-то мало беспокоило.

– Кстати, как ты насчёт того что бы перекусить? – спросил Дерек, подняв брошенный у входа рюкзак. – Я тут кое-что прихватил.

– Было бы неплохо. А это случаем не сырое мясо?! – подозрительно взглянула на него Роуз. – А то из твоих рук я только его и получала.

Парень усмехнулся и извлёк из рюкзака металлический термос и небольшой пакетик с бутербродами.

Надо сказать, что Роуз испытала облегчение от того что её подозрения не оправдались. От одних воспоминаний утренней кормёжки, у неё к горлу подкатывала тошнота.

– Извини, но ничего мясного не захватил. Только сэндвичи с сыром и кофе. Тебя как, устроит?

– Устроит. Боюсь, что с некоторых пор я начинаю задумываться о том, что бы стать вегетарианкой. От одной мысли о сыром мясе меня с души воротит.

– Жаль тебя огорчать, но только тебе стоит отказаться от идей питаться только растительной пищей. После каждого превращения твой «зверь» будет требовать именно мяса. А иначе… иначе ты попросту упрёшь. То, что едва не произошло сегодня утром.

От напоминания произошедшего, девушку передёрнуло. Воспоминания о том, как каждая клетка её бьющегося в агонии тела вопила от дикой, обжигающей боли, так что смерть показалась благостным избавлением, были слишком свежи. Она не была уверена в том, что смогла бы долго продержаться, если бы Дерек не оказался рядом и утихомирил её взбесившегося я «хищника», дав ему то, что он желает.

– Я не хочу превращаться. Если я удержусь и не перекинусь, этого же не должно произойти снова?

122
{"b":"256022","o":1}