ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Здесь же яблоку негде упасть, не то, что отыскать место, где бы устроиться…- скептически произнесла Розамунда, глядя на раскинувшееся передней царство Истинного Блаженства.

– Надо просто знать, где искать, – философски изрекла Саманта и целенаправленно зашагала вперёд, в самую гущу отдыхающих.

Роуз сглотнула подкативший к горлу комок. Идея Сэм броситься прямо в эту разношерстную толпу, как в омут с головой, не вызывала у неё энтузиазма. Однако спорить с новоявленной подружкой, которая в отличие от неё была здесь своей, она не решилась, и поэтому отважно зашагала вслед за Самантой, стараясь при этом не отставать. Та, наверняка почувствовав дискомфорт и неуверенность Розамунды, сбавила темп ходьбы и взяла девушку за руку, чтобы уже вместе с ней преодолевать препятствия из живых тел, развалившихся на травке. Роуз отметила про себя, насколько ловко подруга лавирует между ребятами, что наверняка было делом многих лет практики. Однако девушка старалась не уступать ей, в точности повторяя скольжения Саманты сквозь гущу народа, и это ей пока удавалось. Правда, Розамунду не оставляло ощущение того, что удача рано или поздно покинет её и в итоге она на кого-нибудь наступит, или того хуже – рухнет.

У предчувствий или опасений есть мерзкое свойство сбываться, поэтому для девушки не стало таким уж неожиданным сюрпризом, когда её страхи осуществились.

Когда они вместе с Самантой огибали очередную компанию молодых людей, девушка за что-то неожиданно зацепилась. Не глядя, она резко дёрнула свою скованную лодыжку, желая поскорее высвободить из пут, но вместо этого покачнулась и, выпустив руку Сэм с громким вскриком стала заваливаться на бок. Спустя минуту она поняла, что распласталась во весь рост на чём-то мягком и явно живом, так как под её щекой вздымалась и опадала чья-то широкая и довольно мускулистая грудь, а нос вдыхал свежий аромат мужского лосьона. Более того, она отчётливо слышала стук сердца, а лёгкое дыхание щекотало волоски на её затылке. Рядом негромко охнула Саманта.

Когда же мир из-за падения перестал бешено вращаться, Розамунда поняла, что опасения стали жуткой реальностью.

Слуха коснулся негромкий смешок, и она почувствовала, как парень, который наверняка отошёл от первого шока и осознал, что у него в руках по счастливой случайности оказалась девушка, решил воспользоваться представившимся случаем. Его руки хозяйским жестом обвили её стан и прижали к крепкому мужскому телу. Это ещё более явственно подтвердило то, что она действительно оказалась столь неуклюжей, что умудрилась на кого-то свалиться.

«Вот чёрт… молодец, Роуз, ничего не скажешь! Это же надо быть такой неповоротливой!» – мысленно выговаривала себя Розамунда, чувствуя, как щёки заливает жар смущения.

Решив, что пора бы уже выбираться из объятий пострадавшего и одновременно своего спасителя, она довольно решительно упёрла ладони в грудь парня и оттолкнулась, давая понять, что хочет встать. Руки, до сего момента крепко её обнимавшие послушно разомкнулись. Парень оказался понятливый. С помощью Саманты Розамунда поднялась на ноги, но глаз не подняла, не желая встречаться взглядом с тем, на кого так бесцеремонно свалилась, и желала только одного – поскорее ретироваться отсюда. Унизительных сцен с её участием на глазах у множества очевидцев, которые, несомненно, донесут до ушей всех и каждого о происшествии с новенькой, на сегодня было достаточно.

– Извини, – глухим от смущения голосом пробормотала она. – Сэм, пошли!

Благо уговаривать никого не понадобилась. Саманта не менее её хотела исчезнуть от направленного на них внимания, которого было более чем достаточно, так как многие подошли узнать, что происходит. Взяв Розамунду за руку, она потащила её сквозь окружившую их толпу прочь. Но прежде чем подруги смогли сделать шаг, Роуз почувствовала, как её запястье очутилось в плену чьих-то цепких пальцев. Поражённая таким нахальством, она резко обернулась к захватчику, о чём мгновенно пожалела, так как это едва не стоило ей очередного позорного падения. Мир завертелся перед глазами, а ноги предательски подогнулись, но девушка успела вернуть себе равновесие. Этому способствовала поддержка Саманты, подхватившей её за плечи, а так же удерживающая Роуз в плену рука, оказавшаяся надёжной опорой, в которую вцепилась девушка. Когда же мгновение спустя окружающий мир вновь принял чёткие грани, и она смогла воспринимать действительность, то, взглянув вниз в поисках того, кто её удерживает, встретилась взглядом с парнем, который, подавшись всем корпусом вперёд, буравил Роуз взглядом, сидя практический у её ног. Надо сказать, он был сногсшибательно красив и принадлежал к той категории мужчин, за которыми девушки бегают толпами, а затем позволяют топтать свои сердца с каким-то мазохистским наслаждением, зная, что большего за своё обожание они не получат, и радуясь тем крохам внимания, что им уделялись. Этому способствовала и та притягательная для женской сущности невероятная сила и первозданная мощь, окружавшая его подобно ауре. Она висела в воздухе, словно аромат духов, которые можно ощутить на вкус, а чувство собственного превосходства и неотъемлемое от этого высокомерие проскальзывали в каждом движении молодого человека и лежали отпечатком на чертах его лица. Поджарый, мускулистый, с сильными руками и широкими плечами он напоминал прекрасного экзотического зверя, которого хотелось погладить, приласкать. Однако при этом не подавлял ни массой тела, ни излишне наращёнными мускулами. Незнакомец обладал идеальной фигурой, данной именно природой, а не той, что создавали себе представители сильной половины человечества посредством анаболиков. К тому же парень был высокий, судя по длинным стройным ногам, затянутым в джинсы, которые тот поджал под себя, чтобы удобнее было сидеть. Лицо же его было под стать телу – притягательно, красиво, идеально. Аристократическое, словно вырезанное рукой мастера, оно поражало своим совершенством: твердый мужественный подбородок, лепные скулы, узкий прямой нос и красиво очерченные губы, искривившиеся в лёгкой насмешке. А волосы, густые, волнистые и чёрные, как вороново крыло, обрамляли нежными завитками чуть вытянутый овал лица и доходили до воротничка его тёмно-синей футболки. Только во всём облике парня больше всего поражали и привлекали внимание не статная фигура и даже не совершенная красота лица, а глаза. Они были невероятно чёрного цвета, как обсидиан, словно радужка и зрачок слились воедино, а окруженные длинными, густыми ресницами, эти глаза обретали невероятную глубину. Взгляд их был пронзителен, будто способен был проникнуть в самую глубину человека, раскрыть его сущность, а также проницателен и светился острым умом. Розамунде они показались двумя омутами, способными утянуть её на самое своё дно, поглотить душу и сердце. На одно страшное и волнующее мгновение, глядя в глаза незнакомца, Роуз захотелось утонуть в них. Однако в следующий миг она пришла в себя и ужаснулась собственному желанию, по коже пробежал жар, дыхание пресеклось, а перед глазами замелькали цветные ленты. Девушка тряхнула головой, желая избавиться от наваждения, и поспешно отвела взор, чувствуя, что её самообладание пошатнулось под взглядом чёрных глаз парня. Ей стало страшно, второй раз за этот день, как при знакомстве с Д.Д. Он и сидящий перед ней парень напугали её, и Розамунде это не понравилось. Но так как Дрейка рядом не было, весь свой гнев она направила на черноглазого наглеца, который всё ещё удерживал её запястье в плене своей руки. К тому же она осознала, что вот уже несколько минут стоит на всеобщем обозрении и пялится на сидящего перед ней парня, а он позволяет ей это и, устроившись поудобнее, сияет наглой, искушающей улыбкой. Злость и стыд раскрасили кожу Роуз нежным багрянцем, а глаза приобрели цвет грозовых облаков. И в следующую секунду она вырвала свою руку из горячих тисков, одарила наглеца полным холодной ярости взглядом и с достоинством, не забыв схватить оторопевшую Саманту, удалилась прочь. Однако уходя, Розамунда всё-таки оглянулась и увидела, каким озадаченным и удивлённым стало лицо незнакомца, когда она совершила свой манёвр. Окинув его пренебрежительным взглядом, Роза отвернулась и целеустремлённо зашагала вперёд, более не обращая на парня внимание. Хотя такое нельзя было сказать о нём, так как девушка чувствовала обжигающе-горячий, пропитанный гневом взгляд, устремлённый ей в спину. Самолюбие красавчика она явно уязвила и чувствовала по этому поводу злорадство и удовлетворение, стараясь при этом не вспоминать, какое действие оказали на неё его глаза. Если бы Роуз была излишне суеверна, то могла бы подумать, что встреча с двумя парнями, способными её напугать и околдовать, не смотря на все принципы и убеждения, весьма подозрительна. Только девушка таковой не была, поэтому попросту отмахнулась.

13
{"b":"256022","o":1}