ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Как вожак стаи он обязан быть примером остальным и беспристрастным блюстителем того, что бы законы соблюдались и мир царил на его территории. Поэтому он постоянно спускал Д.Д. не уважение к себе – ему было попросту плевать на изгоя. Именно из-за своих обязательств перед стаей, парень даже был готов отпустить девушку. Но это было до того как он узнал, что Роуз одна из оборотней. После же, столь ошеломляюще новости, желание обладать ею троекратно возросло, став просто нестерпимым, так что Эрик был готов использовать любой предлог, что бы добиться своего. Впрочем, переходить границы разумного он всё же не собирался, не только из-за своего статуса альфы, но и дабы Роуз не возненавидела его. Так что Дрейку в любом случае не досталось бы больше, чем тот способен был перенести без последствий. К счастью девушка сдалась раньше и не узнала что, ещё немного понаблюдав за трёпкой своего недруга, Принстон был бы вынужден в любом случае остановить бой, как бы это зрелище не радовало глаз. И он не желал думать о том, что случилось бы, прояви девушка выдержку и дождись этого момента. Но к его радости, она слишком мягкосердечна, чтобы спокойно наблюдать за страданием другого человека. На это парень и рассчитывал, натравив своих волков. А увечья, полученные Дрейком, можно считать моральной компенсацией выплаченной Эрику, за то, что лишил его удовольствия обучать Роуз с нуля, взяв на себя эту приятную обязанность. Но в то же время, как бы трудно не было, Принстон признал тот факт, что тем самым грязнокровка оказал стае и ему лично огромную услугу.

Обращение нового оборотня – это величайшее событие в жизни стаи, которое зорко отслеживается и к чему ответственно готовятся все её члены. Оно проходит под зорким контролем вожака и заранее назначенного «наставника», для каждого малыша появившегося в семье оборотней, начиная от его рождения и до момента, когда он впервые перекидывается. Поэтому весь процесс превращения и становления молодняка проходит гладко, в окружении заботы стаи, готовой в любой момент прийти на помощь. Так было с Эриком, его отцом, дедом, так же как и с каждым оборотнем в Скофхэгэне. Уклад жизни не нарушался ни разу, что позволяло им мирно сосуществовать с обычными людьми и при этом не раскрывать себя. По крайней мере, так было до тех пор, пока в их тихий городок не переехала Розамунда Сент-Джеймс. Казалось бы, на первый взгляд не примечательное событие, но у Эрика просто волосы вставали дыбом, когда он просто представил, что произошло бы, если бы Дрейк каким-то чудом, не оказался рядом с ней в нужном месте и в нужное время. Тем самым, он не позволил девчонке угробить не только себя, но и жизнь всех живущих в этом городе оборотней. Потому как сомнительно, что человечество обрадовалось бы, узнав, что рядом с ними бок обок, живут те, кого они привыкли считать легендой. Страшно предположить, последствие их прозрения. Так что её сущность стала одновременно приятным сюрпризом и катастрофой, едва не обрушившейся на всю стаю. И хуже всего то, что он – глава клана учуял появление новичка лишь, когда Роуз уже вовсю наслаждалась жизнью оборотня. Оправдывало его лишь то, что её зверь, каким-то загадочным и до сего не известным образом, отлично «маскировался», никак не проявляя себя и впадал в спячку после каждого превращения, так, что сородичи не могли его отследить и почуять.

Поэтому Дрейк стал буквально спасителем оборотней Скофхэгэна, позаботившись о Роуз и Эрик, прекрасно понимал это, а честь, обязывала его выплатить долг. Просто парадоксально, что такой откровенный ненавистник оборотней, готовый мучиться и истязать себя каждое полнолуние, только бы сдержать желание обратится, махнёт рукой на свои принципы и станет нянчиться с молодым чистокровкой. Хотя это не совсем верно. Наверняка будь на месте девушки кто-то другой, Дрейк просто «слил» бы информацию о новеньком оборотням и не тратил бы свои силы и время на его воспитание. Но в случае с Роуз, Принстон был готов спорить на свой «Порше», что Дрейк бы и дальше продолжал играть роль её наставника, не смотря на всю ту боль, что испытывал «укушенный» перекидываясь, если бы они не пришли за ней. Видимо желания Роуз (которая, несомненно, и была инициатором их уроков), стали для Д.Д. первостепенны, а значит догадка Эрика о чувствах грязнокровки к девушке, оказалась на сто процентов верной. Как впрочем, и то, что Дрейк наверняка в этой ситуации так же увидел способ «насолить» ему. И ведь не прогадал! Только думая о том, что Розамунда в очередной раз предпочла ему этого пса, в качестве наставника, вполне довольная их занятиями настолько, что даже не попыталась связаться с кем-то из стаи, парень внутренне закипал. Именно поэтому он решил пока повременить с благодарностью. Сейчас ему хотелось насладиться своим триумфом и царствованием со своей подругой, которая несомненна, станет достойной спутницей жизни. Теперь же, благодаря благополучному стечению обстоятельств, девушка будет не досягаема для Дрейка, и его главный соперник может начинать кусать локти на «скамье запасных».

Впрочем, тот тип из ЭлЭй, так же выведен из игры. Зверь Роуз отныне встал между ней и этим городским недомерком, нерушимой стеной и они, никогда не смогут быть вместе. Если только она, подобно своей тётушке, не решиться отречься от хищной части себя, что бы создать союз с обычным человеком. Но, наблюдая за Сент-Джеймс со стороны, за её рьяными и воодушевленными попытками обучится жизни оборотня, Эрик сомневался, что она решится на подобное, даже не смотря на тот поцелуй, что он имел «удовольствие» видеть на парковке. Он до сих пор не понимал, как сдержался, чтобы не удавить гадёныша там же, на месте. Самообладание всё же – отличная вещь. К счастью, судьба была благосклонна к ним обоим и её Адам, уже на следующий день благополучно отчалил восвояси, а вот Розамунда осталась. Таким образом, на нынешний момент для него всё складывается просто превосходно. Обратившись, девушка тем самым дала ему возможность устранить препятствия на пути их воссоединения. Теперь же, когда это произошло и она рядом с ним, Эрик собирался приложить все усилия, что бы растопить сердце серебряной Розы, вернуть себе её благосклонность и пошатнувшееся доверие.

Однако «принц» школы забыл, что за всё в этой жизни надо платить, особенно за достижение мечты, а заранее построенные планы, чаще всего рушатся. В скором времени ему предстояло вспомнить об этом.

Часть третья

Час испытаний

Глава 43

Розамунда с яростью захлопнула дверь своего старенького автомобиля, так что жалобно заскрипели петли, завела мотор и, не медля не секунды, выехала с парковки, желая наискорейшим образом оказаться в тишине и покое своего дома. Прибавив скорости на трассе, девушка воровато оглядывалась в зеркала, чтобы убедится, что за ней не увязались провожатые. Но видимо сегодня удача ей благоволила и никакого «хвоста» не было. Это обстоятельство, как и долгожданное уединение, наконец, позволили Роуз несколько спустить пар.

Прошли всего две с половиной недели с той памятной ночи, когда она согласилась стать подругой Эрика, а ей казалось что целая вечность. Время, когда она жила для себя, подчиняясь лишь собственным желаниям и прихотям, закончилось. Нынешнее положение второй персоны в иерархии стаи обязывало, так как они с вожаком жили во имя стаи, на её благо и были гарантом стабильности и благополучия всех оборотней Скофхэгэна, неся за них ответственность, выступая исполнительной, судебной и законодательной системой. Но Скофхэгэн был небольшим городом, да и жизнь в стае была вполне мирная и урегулированная, поэтому для Роуз тут всё оказалось не так уж плохо, как показалось сначала. Она старалась со всей внимательностью и ответственностью подойти к каждой проблеме стаи, конфликту или спору, с которыми к ней обращались сородичи. Прекрасно понимая, что отныне это её долг. Впрочем, ей и самой было интересно узнать, чем живёт и дышит стая, знакомясь с её традициями и устоями. Поэтому свои обязанности она приняла без лишнего недовольства, с желанием их исполнять. И всё бы ничего, если бы к этому не прилагалось то, что теперь Роуз, когда она находилась вне дома, везде и всюду будут сопровождать члены стаи, следуя за ней буквально по пятам. Почётный эскорт, охрана и слуги, призванные лелеять и угождать бете. Подобное внимание к её персоне было ни к чему, да вот только желание Розамунды ни кто не спрашивал. Это был ещё один атрибут и демонстрация власти и исключительности. А для свободолюбивой натуры девушки это как дышать через раз, ощущая себя на гране удушения. Хуже этого было разве что, ежедневная многочасовая демонстрация пылкой любви «принца школы». Наконец-то отхватив лакомый кусочек в лице Розамунды, Эрик старался отыграться за всё то время, когда девушка пренебрегла им, за то, что выбрала не его. Роуз же ничего не могла с этим поделать, раз уж она официально согласилась стать его девушкой, поэтому молча, сносила все его демонстративные знаки внимание и игру на публику. Теперь парень постоянно был рядом с ней, словно надоедливой свиты ей было мало. Войдя во вкус, и не отказывая себе в удовольствии, он старался при возможности чаще прикасаться к Розамунде: просто держать за руку, переплетя с ней пальцы, обнимать, крепко прижимая к себе, даже целовать, ломая сопротивление. Ему, несомненно, импонировало всеобщее внимание и тот ажиотаж, который вспыхнул, едва слухи об их сближении достигли стен школы. Эрик ходил гордый как павлин, с явным наслаждением демонстрируя их с Розамундой изменившиеся отношения, тем самым доказывая всем и каждому, что он, Эрик Принстон, всегда добивается того что хочет и Роуз в его объятьях прямое тому доказательство. А у девушки от одного его довольного вида сводило скулы. И если раньше она могла бы назвать его своим другом, находила приятным собеседником, а его близость считала волнующей, то теперь Эрик, подавляя её волю, навязывая себя, сам уничтожал всё то хорошее, что ещё было в её душе по отношению к нему. С каждым днем, проведённым рядом с ним, она чувствовала, что терпение её на исходе и только данное слово и беспокойство о судьбе Дерека, не давали ей проявить свой темперамент и поставить на место завравшегося засранца. Однако встречаясь в коридоре или во время ланча с Дрейком, который поджав губы, отвернувшись, проходил мимо обдав ледяным холодом, не имея возможности с ним заговорить и объясниться или видя потерянный взгляд ничего непонимающей Сэм, решимость Роуз как никогда чувствовала себя потерянной. Дерек не простит и не поймёт её решения, а Саманте ничего не объяснишь, не нарушив грозящий смертью закон.

136
{"b":"256022","o":1}