ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роуз словно бы парила. Сон и явь смешались для неё, утратив границы. За видением похожим больше на страшную сказку, пришло другое… Розамунда, как когда-то на уроке снова увидела людей…нет, оборотней! Их было так много! Сотни, тысячи людей! Разных национальностей и возрастов. Здесь были мужчины, женщины и дети. А незримые нити оплетали каждого, соединяя их между собой на подобии паутины, в центре которой, Розамунда чётко разглядела, смуглую брюнетку, с глазами цвета бирюзы, в одежде из грубо выделанных шкур. Ту самую, которая едва избежала смерти от рук собственных односельчан! Она сидела на вырубленном прямо в камне троне и у ног её, сидел огромный волк. Образ Прародительницы был тусклым, словно Роуз смотрела через пыльное стекло. Но на какое-то мгновение их взгляды встретились, и время будто замерло. В груди у Роуз разлилось тепло, от возникшего вдруг ощущения сильной связи между ней и темноволосой красавицей из далёкого прошлого… Розамунда воспринимала гостью в своём видении, словно перед ней была давно потерянная старшая сестра: радостно, а ещё с глубоким почтением и уважением. Это было не объяснимо, невероятно, но девушка чувствовала именно так. Только напряжённый и окрашенный печалью взгляд черноволосой красавицы, обеспокоил её. Девушка заметила, что губы Прародительницы, шевельнулись, будто она пыталась ей что-то сказать и действительно, спустя мгновения, словно шёпот ветра, играющий в листве, раздался тихий голос: «Если ты хочешь найти его… тебе стоит только захотеть…ведь вы связаны с ним…вы все связаны дети мои…Но торопись…» – а затем ещё миг девушки смотрели друг на друга и видение исчезло. Следом пришло другое: Розамунда увидела ветхий, вросший в землю, с почти обвалившейся крышей сарай. Сердце забилось быстрее – она узнала эту старую рухлядь. Когда-то там хранили сено для лосей и оленей, но потом забросили и тот медленно превращался в труху. Но сарай всё равно был на территории стаи. Неужели Дерек там? Тогда почему Эрик не почувствовал присутствия Д.Д? К тому же его тоже проверяли…но, может быть ни так тщательно как должны были? Впрочем, сейчас для Розамунды всё это было не важно. Она знала, наконец, знала, где был Дрейк, и только это имело для неё значение! И Роуз ни на миг не усомнилась, в данной ей подсказке.

Спустя мгновение, девушка уже выскакивала из ванны, едва не поскользнувшись на скользком кафеле. Вода к её удивлению оказалась ледяная, а она даже не почувствовала, как та остыла. Значит, ни один час длилось забытьё, а ведь ей показалось, что всего пара минут прошло. Кое-как промокнув себя полотенцем, в следующую секунду, распахнув дверь, Розамунда вбегала в комнату. Схватив первые попавшееся в шкафу джинсы и джемпер, с дико колотящимся сердцем, дрожащими от нетерпения руками, девушка поспешно натягивала одежду на всё ещё влажное тело.

«Милый мой! Хороший мой! Ты только дождись меня» – молила мысленно Дерека Роуз. – «Я уже иду!»

Она ни на миг не задумалась о том, а надо ли Д.Д. это? Будет ли он счастлив, такой компании в ночь полнолуния?

Единственно, в чём девушка была уверена, это в том, что она должна быть рядом с ним, во что бы то ни стало, а там, пусть хоть мир вверх ногами перевернётся.

Сунув ноги в кроссовки, Розамунда выбежала из комнаты.

Глава 52

Дерек почувствовал, как что-то прохладное практически невесомо касается его лица. Заставив себя разлепить ресницы и поднять отяжелевшие веки, парень спустя какое-то время потребовавшиеся ему, чтобы помутневшее зрение, вновь вернуло свою чёткость, смог разглядеть в потолке небольшую дыру, через которую ему на лицо сыпался снег. Сдвинуться в сторону сил не было. Впрочем, прикосновение прохладных снежинок, были даже приятны, облегчая, пусть лишь на секунду ту боль, что казалось, пропитала его всего. А тело ослабело так, что, скорее всего, любое действие, сложнее моргания, вполне могло отправить его в глубокий обморок. Но, раз уж он пришёл в себя и может пусть ещё и не совсем ясно, но способен мыслить – значит, та дрянь, которой его обкалывали, каждый раз едва ему удавалось вернуться к сознанию, пробиться сквозь марево бреда и агонии, наконец, выветрилась из организма. Только надолго ли? Вполне возможно, что сейчас снова появится один из его тюремщиков со шприцом, чтобы очередной инъекцией превратить его в пускающего слюни, бредящего и орущего от боли идиота. Хотя орать он наверняка уже не сможет – если связки ещё не сорваны, то он сильно удивится. Но было бы неплохо, если бы перед этим ублюдки додумались его хотя бы напоить. Рот Дерека превратился в пересохший колодец, язык опух и прилип к нёбу. Можно было бы конечно попробовать разлепить пересохшие и потрескавшиеся губы, что бы поймать несколько снежинок, но их ему явно для утоления жажды не достаточно и сомнительно, что его разбитое тело, способно на такой подвиг. Поэтому парню оставалось только с жадностью наблюдать за падающим снегом. Мысленно парень вернулся в тот день, когда начался этот ад.

Фактически всё началось, конечно, в ночь полнолуния с череды событий – когда напали на Саманту, его подставили, а затем швырнули в тюрьму за решётку из серебра. После их разговора с Принстоном, когда тот ушёл, так как на дне ямы делать было особо нечего, разве что пересчитывать на стенах кладку из камней или попробовать заснуть. Тут организм принял решения за него, всё ещё не до конца окрепший, после одной из самых тяжелых ночей полнолуния – Дерек задремал. Проснулся он резко, как от толчка. Он даже не понял, что его разбудило. Впрочем, в неведенье он пребывал не долго. Сначала парень услышал приглушённые голоса и лязг замка, который пытались сбить. В конце концов, тот подался, с глухим стуком упав на землю, а дверь с грохотом распахнулась. Когда рядом с его ямой раздался топот, парень, поднявшись на ноги, уже был готов защищаться. Всё в нём буквально вопило об опасности. Запах нежданных гостей, который он учуял, был ему не знаком. Не оборотни, а обычные люди, буквально пропахшие фастфудом из дешёвых закусочных, едким одеколоном, которым те видимо пытались перебить вонь немытых тел и давно нестиранной одежды, а так же среди всего этого многообразия «ароматов», можно было учуять запах пороха и смазки для оружия. Вид двух шкафообразных типов, подошедших вплотную к яме и зверское выражение на заросших щетиной лицах, ясно говорил, что эти двое здесь не для светской беседы с ним.

– Эй парень, – окликнул Дерека один из них, с жутким шрамом на пол лица. – Ты что ли Дрейк?

– Стив, да кто ещё это может быть? – тут же одёрнул его второй здоровяк, недовольно зыркнув на товарища – видимо в их команде он был за старшего.- Нам же ясно сказали: брать того, кто будет в яме. Так что давай, подстрели его и валим, пока никто не явился, – пробасил он.

После его слов, парень заметил в лапищи «шрамолицого» Стива, винтовку.

Дело начало принимать весьма плачевный оборот для него, можно сказать летальный… Если там серебряные пули – ему конец.

Дерек лихорадочно искал выход из своего явно поганого положения. Но в яме просто негде было укрыться, а из неё, пока решётка на месте, – не выбраться. Он перед ними как на ладони. А этих «горилл» видимо предупредили, потому, как поднять решётку они не спешили. Неужели Принстон всё же решил не мараться и таким образом избавится и от недруга, и от проблем с ним связанных?! А ведь на какую-то секунду Дерек поверил, что Эрик ему действительно поверил. Теперь придётся платить за доверие…Интересно, как этот сукин сын объяснит потом его смерть стае? Скажет, повесился на шнурке? Впрочем, этот найдет, как выкрутится. И шериф у его отца в кармане, так что официально будет написано в рапорте, после недолгих поисков, что он пропал без вести и дело отправится в архив.

– Может, договоримся? – попытался он.

– Это вряд ли. Извини приятель, за тебя полторы куска каждому из нас отвалят, – усмехнулся главный.

«А Принстон не мелочился…» – скрипя зубами, подумал Дерек.

– Если я дам по две тысячи каждому, а вы за это, открываете решётку и вытаскиваете меня? – предложил парень.

160
{"b":"256022","o":1}