ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что правда, то правда! – подтвердила Саманта, сияя улыбкой, заметно расслабившись. – Я нисколько не сомневалась, что ты меня поймёшь!

– Кто, как ни друг, должен понимать тебя?

– Конечно! Правда, на твоём месте я бы меня наверно придушила! Просто до ломоты в теле ненавижу кого-либо ждать!

– Ну, раз ты так считаешь…- сказала Роуз и, натянув кровожадную улыбочку на лицо, потянулась руками к шее Саманты.

– Ой, – пискнула та, уворачиваясь от рук девушки. – Я пошутила!

– Шутки в сторону! Молилась ли ты на ночь Дездемона? – прогрохотала Розамунда голосом шекспировского мавра с грозным выражением на лице, вновь пытаясь поймать подругу.

Таким образом они словно дети минуту гонялись друг за другом, пока Саманта, хохоча, таки не угодила прямо в цепкие пальцы Роуз, сомкнувшиеся на её шее, трясущейся от смеха. Привалившись к стенке, девушки весело смеялись, глядя друг на друга, чувствуя себя легко и непринуждённо, дурачась столь детским образом. Нисколько не заботясь о мнении окружающих, наблюдавших за этим комедийным представлением, и о том, что они своим бурным весельем сбивают их с толку.

Когда смех поутих, они смогли перевести дух.

– Но ты точно не в обиде?

– Конечно, нет. К тому же мне всё равно надо было ждать дядю довольно долго. У него, как оказалось впоследствии, машина сломалась, – успокоила Саманту Роуз.

Она на миг замялась, не зная, стоит ли продолжать и рассказать Сэм о Д. Д, но та удивила Розамунду, продолжив за неё.

– Так что тебя отвёз домой Дрейк, а красавчик Принстон со своей миленькой машинкой остался не удел, за что тебе отдельное спасибо. Я хоть и не могла разглядеть выражение лица Эрика, но уверена, что наш «маленький принц» был просто в гневе. Хотя, конечно, мог это открыто и не демонстрировать.

– Ты видела?

– Ага. Я как раз выходила из школы, когда ты садилась к Д.Д в машину.

– А я тебя и не заметила.

– Это не удивительно. Когда находишься между двух огней, надо быть весьма осмотрительной и осторожной, чтобы не сгореть дотла в их пламени. Так тебе по нраву наш загадочный Дерек? – без перехода спросила Саманта, с лукавством в глазах поглядывая на Роуз.

– Нет! Он хам! В отличие от того же Принстона, с девушками ведёт себя просто возмутительно!

– Он со всеми так себя ведёт, и никогда не знаешь, что у него на уме, и что он сделает в следующую секунду.

– Да.

– И он тебе нравится, – теперь уже не спрашивая, а утверждая, произнесла Сэм.

– Да. Нет. Я не знаю, – со вздохом ответила Розамунда, привалившись к стенке и опустив глаза, совершенно не зная, как объяснить свои возникшие чувства. – Это удивительно, как парень мог так быстро заинтриговать меня. Но это ничего не значит, Сэм. У меня, как я говорила, в Лос-Анджелесе есть жених, к которому я вернусь, с которым намерена провести всю оставшуюся жизнь. Да которого я попросту люблю! А так как я себя не причисляю к легкомысленным и ветреным особам, способным на ничего не обязывающие интрижки на стороне, то ничего между нами быть не может! А я этого и не хочу!

– Мда… ситуация.

– Ага, – хмыкнув, согласилась Роуз.

– А как ты собираешься поступить с Принстоном? Теперь ты на его радаре и являешься лакомым кусочком, так просто он тебя не оставит в покое. К тому же по правилам Эрик вряд ли станет играть, зная его. Когда «золотой мальчик» добивается своей цели, то тут для него все средства хороши.

– Это я поняла. Только парню придётся умерить свой пыл, когда поймёт, что не на такую дуру, как думает, нарвался. Хотя, когда хочет, он может быть сущим ангелочком.

– Конечно. Только за эту любезность придётся дорого платить.

– Чего, конечно, я делать не собираюсь, – категорично заявила Розамунда.

– И не забывай про Мару. Лишь только стерва заметит вас в крайней близости друг к другу с Принстоном – жди беды. Девица эта, как я говорила, может запросто усложнять жизнь и устранять соперниц. И даже то, что Эрик тебе безразличен, не будет иметь никакого значения, когда она возьмёт тебя на мушку и начнёт зачистку. Крайне опасная особа. Аккуратней с ней, Роуз.

– Поверь, Сэм, если до этого дойдёт, и возникнут претензии со стороны Мары ко мне, я, конечно, постараюсь этого избежать, но всё же сумею за себя постоять. Я ведь из семьи Сент-Джеймс, а нас не так-то легко сломить.

– В общем, я тебя предупредила, а ты как знаешь. Но в любом случае, ты всегда можешь ко мне обратиться, и я встану на твою сторону и поддержу тебя, – вмиг став серьёзной, твёрдо произнесла Саманта, для пущей убедительности качнув головой, отчего кольца в её ушах закачались.

– Спасибо, Сэм, – улыбнувшись, поблагодарила подругу Розамунда. – Я ценю твою поддержку и рада, что отыскала такого человека, как ты. Я буду крайне аккуратна и постараюсь не усложнить свою жизнь, и твою тоже.

– За меня не беспокойся.

Переглянувшись, девушки улыбнулись друг другу, чувствуя себя в эту минуту так, словно знакомы уже давно. В одно мгновение между ними установилась прочная связь двух близких по духу и понимающих друг друга людей.

– Наверно только я, живя второй день на новом месте, могу отыскать себе проблемы, а также создать их другим.

– Всё будет хорошо. А теперь пошли на урок, а то мы с тобой что-то совсем расслабились. У меня сейчас испанский с мисс Гарсиа. А у тебя что, Роуз?

Розамунда, вытащив из рюкзака расписание собственных занятий, сверилась с ним и возликовала. Первым уроком у неё так же как и у Саманты стоял испанский язык. Значит, расставаться с подругой и учиться в одиночку ей, к счастью, не придётся.

– И у меня тоже!

– Вот здорово! – обрадовалась Сэм.

– Не могу не согласиться.

– Тогда пошли. Нам на второй этаж в правое крыло, 237 кабинет. Сегодня точно во время ленча покажу тебе нашу школу.

– Ага.

Девушки, было, двинулись к лестнице, чтобы подняться на нужный им этаж. Но тут их обогнал высокий худощавый парень с копной встрепанных русых волос и быстро направился по коридору вперёд.

– Ой, это же Дени Грайс. Рози, ты меня извинишь, если я тебя оставлю? Мне надо срочно отловить этого негодяя, пока он не исчез куда-нибудь, и перекинуться парочкой, как я чувствую, весьма недобрых слов. Мы с ним готовим доклад по естествознанию. Угораздило же меня так вляпаться, чтобы согласиться на такое! Я свою часть уже выполнила, а он всё тянет, хотя до представления презентаций осталось совсем мало времени. Я на грани срыва и, наверное, просто придушу этого мерзавца. Ты можешь меня подождать здесь, если хочешь! Я быстро! Или пойдёшь в класс?

– Конечно, иди. А я загляну в уборную по пути. Встретимся в классе.

– А… хорошо. Я бы тебя проводила, но ты понимаешь…

– Да ладно тебе, думаю, не заблужусь. В случае чего завербую проводника.

– Думаю, счастливчик, которому выпадет эта честь, будет просто в эйфории, – рассмеялась Сэм.

– Иди уже, – усмехнувшись и подтолкнув подругу, сказала Роуз.

– Ладно. Увидимся.

И с грозным криком: «Грайс, стой!», взывавшим к непутевому напарнику, Саманта бросилась за ним вдогонку. Розамунда же, выйдя к лестнице, неторопливо поднялась на второй этаж.

Вербовать на её счастье никого не пришлось. Необходимое ей место отыскать оказалось просто и даже не потому, что оно было снабжено необходимыми опознавательными знаками, а потому, как туда входил и выходил практически непрерываемый поток девушек, стремившихся навести последние штрихи в своей внешности. Так что Розамунду не удивило то, что туалет был буквально набит, а перед большим зеркалом не было ни единого свободного места из-за столпившихся девушек. Гул же стоял просто невообразимый из-за болтовни девчонок, спешивших с утра пораньше перекинуться свежими сплетнями. А то, что большинство посвящено именно Роуз, стало ясно, так как едва она вошла в дверь, все разговоры если и не смолкли, то понизились до перешептываний. Некоторые из сплетниц густо покраснели и едва ли не подавились словами, заметив объект своих обсуждений в непосредственной близости, что наводило на мысль, что они могли быть услышаны. А быть застигнутым за столь постыдным делом мало кому может прийтись по вкусу. Губы Роуз искривила насмешливая улыбка. Она обвела взглядом примолкнувшую толпу, отмечая зажёгшийся интерес в воззрившихся на неё глазах, и, как ни в чём не бывало, двинулась к зеркалу. Плотный ряд стоящих там до этого момента несколько поредел, и Розамунда поспешила занять одно из освободившихся мест, решив не обращать внимания на окружающих. Она хотела выглядеть надлежащим образом, когда пойдёт на занятие, где затем её целый урок будут изучать пристальные взгляды. Времени же для этого оставалось ничтожно мало, чтобы тратить его на собравшихся вокруг неё глупышек. К тому же лучший способ заткнуть рты сплетницам – не воевать с ними, а попросту игнорировать. Поэтому Розамунда, сохраняя внешнюю невозмутимость и абсолютное равнодушие, закинула сумку на умывальник, немного покопавшись в ней, извлекла расчёску и, как ни в чём не бывало, стала расчёсывать волосы. Она словно позабыла об остальных, сосредоточившись на этом нехитром и успокаивающем деле, не заботясь о том, что за каждым её движением пристально наблюдают. Хотя многочисленные взгляды на коже ощущались булавочными укольчиками, покалывающими каждый дюйм её тела.

33
{"b":"256022","o":1}