ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот только Розамунде надоело наблюдать за этим спектаклем. Сделав два стремительных шага вперёд, она обогнала парня и заслонила его собой, чётко отдав команду:

– Пошёл прочь, Френч! Пошёл прочь!

Тот в ответ притих и перевёл взгляд своих умных глаз на девушку, но с места не сдвинулся. Тогда Роуз топнула ногой и с грозным выражением на лице ткнула пальцем в сторону заднего двора, указав место, куда ему надлежало немедля удалиться.

С минуту псина колебалась, переводя взор с Эрика на девушку, но всё же не посмела ослушаться и, недовольно глянув на неё, потрусила в указанном направлении, позволив Розамунде облегчённо перевести дух. Полностью расслабилась она только тогда, когда Френч скрылся с глаз.

Вот только испуг, который она успела испытать, теперь перетекал в злость и раздражение. Повернувшись к парню, Розамунда смерила его всего разгневанным взглядом, не смотря на то, что это было несколько неудобно, так как они оказались буквально нос к носу из-за того, что Эрик стоял слишком близко.

– Ты что, с ума сошёл? Что за сумасбродные выходки? – грозно осведомилась девушка.

– А что, если так? – как ни в чём не бывало поинтересовался он в ответ.

– И ты ещё Д.Д чокнутым называешь? По- моему, тебе к доктору заглянуть не мешало бы! Ты знаешь, придурок, как я за тебя испугалась? Не знаю, что бы сделала, если бы Френч тебе в горло вцепился.

– Но ты бы такому не позволила случиться?! Но знаешь, не смотря на то, что я уже буквально плавлюсь от сознания того, что ты беспокоишься обо мне, могу тебе с уверенностью сказать, что ни одному твоему выдуманному кошмару не суждено было стать реальным.

– Откуда ты знаешь? Он же взбесился! Я его таким никогда не видела. И если от Дерека он сбежал, то тебя был готов порвать! – горячилась девушка.

– Поверь. Я знаю, что говорю. Собаки боятся открытого напора. Надо лишь дать понять, кто здесь хозяин, и они отступят. Человек, в конце концов, – более разумное существо. Так что и твой лохматый защитник сдался бы и рванул прочь. Он уже готов был это сделать, когда ты пришла на подмогу. Скажу даже больше, я чувствовал его страх.

– Хватит, Эрик! – остановила его пространственное объяснение девушка. – Идём, выпьешь свою чашку кофе и езжай домой.

– Хорошо, – покладисто согласился парень, но было заметно, как он помрачнел, а чёрные омуты глаз наполнились раздражением. – Но вот твоего гнева я не понимаю.

– А я и не думала, что поймёшь.

Эрик схватил её за плечи и легонько их сжал, заставляя взглянуть на него.

– Зачем ты так говоришь? Почему хочешь испортить то, что хорошо началось? В чём я провинился? Если ты действительно так испугалась, я искренне прошу прощения, Роуз, за свою необдуманную выходку.

– Да всё в порядке, Эрик. Наверное, ты прав, и я действительно люблю всё усложнять и портить.

– Но…

– Пойдём, – твёрдо сказала девушка и, развернувшись, при этом легко стряхнув руки парня, направилась к дому, и тому ничего не оставалось, как послушно последовать за ней.

В таком порядке они вошли в особняк.

– Кухня и столовая там, – отрапортовала Розамунда, делая первые шаги в нужном направлении.

Однако остановилась, потому, как Эрик не пошёл следом, а замер на пороге и теперь с любопытством рассматривал внутреннее убранство дома. Его взгляду были доступны широкий холл с увешанными вдоль лестницы на стенах картинами, высокие потолки, резные дубовые двери и натёртый до блеска пол. И, судя по его выражению лица, Принстон был удивлён и впечатлён увиденным, а видел лишь малую часть. Розамунда невольно испытала гордость за своё нынешнее жилище. Она не сомневалась, что особняк не уступает по красоте и изысканности другим домам Скофхэгэна, даже принадлежащему семейству Эрика.

– Он, наверное, старый? – спросил парень.

– Ага. Примерно сотня лет прошла, как его построили. Но я не особо интересовалась этим вопросам. Может, потому, что до сего времени бывала наездами и очень короткими.

– Знаешь, я давно хотел посетить этот особняк. Очень красивый, но в то же время такой уютный. Твоя тётя, видно, хорошая хозяйка, раз способна содержать такой большой дом в таком образцовом порядке. У нас это делает целая армия слуг. Я просто восхищён.

– Тётушка у меня и вправду самая лучшая, – согласилась девушка, тронутая отзывом парня о своей дорогой родственнице. – Но ты как? Идёшь? Или тебе кофе подать к порогу?

И в тот же миг, как девушка это произнесла, из распахнутых дверей гостиной вышла Лидия, как по мановению волшебной палочки, с недовольным выражением лица и томиком стихов в руках. Судя по всему, она была занята чтением, когда они с Эриком пришли, и, видимо, услышала какую-то часть разговора, но что-то из сказанного явно её расстроило. Как убедилась Роуз в следующую минуту, именно она стала виновницей этого.

– Розамунда Сент-Джеймс, почему ты грубишь такому милому мальчику, да ещё после столь чудесных комплиментов в мой адрес? – осведомилась тётя, с укором взглянув на племянницу.

Правда, взгляд тут же переместился с замявшейся Рози на Эрика, который скромно замер на пороге, терпеливо вынося оценку собственной персоны. Лидия же пристально оглядела его с головы до ног и, судя по одобрению, появившемуся в её взоре и доброжелательной улыбке, расцветшей на губах, парень ей понравился и прошёл кастинг. А вот девушка, судя по всему, теперь увязла по самые уши…

– О, миссис Мэйсон, это не комплимент, а сама настоящая правда, – подал между тем голос Принстон, буквально всем своим видом излучая восхищение. – Дом просто великолепен, хотя я не видел и половины. Но уверен, что всё остальное так же достойно похвалы. Я думать боюсь, сколько нужно сил, чтобы такой хрупкой женщине, как Вы, содержать такой особняк в столь примерной чистоте, порядке и наполнить его уютом. Розамунда наверняка гордится такой замечательной тётей и тем, что приехала к Вам с мистером Мэйсоном.

Розамунда слушала хвалебную речь Эрика, буквально остолбенев. Челюсть у неё весьма неприлично отвисла, а глаза полезли из орбит. Она, конечно, уже сталкивалась с его весьма искусной способностью льстить, но это не было в таком объёме и не столь пространственно. Но что было удивительно, произносил Принстон свои дифирамбы так страстно и в то же время с таким искренним видом, что ему поневоле начинали верить. Правда, девушка не могла сказать, что сказанное им далеко от истины, однако он-то этого знать не мог. Розамунде казалось, что она видит, как мёд стекает из уголков губ парня. Уж слишком сладкими были его речи. Однако мастерство в словоблудии у «принца школы» было неоспоримым. Слова, которые он произносил, выражали столько чувств, что нельзя было не поразиться, а похвала каким-то непостижимым образом не переходила черту, где начинались ложь и притворство. Принстон сумел сохранить серьёзность, а его статная фигура излучала достоинство. Вот только девушке с каждой секундой всё более и более не нравилось то, что Эрик столь усиленно пытается очаровать её тётушку, да и как бы между прочим создал впечатление, что они с Роуз друзья. Если не сказать большего. Которому она на досуге любит изливать душу. Конечно, благодаря их совместной поездке и щедрости Принстона, мнение её о нём улучшилось, и она была не прочь дать ему шанс, но до близкой дружбы было далеко, а о более пылких чувствах и говорить нечего. Девушка начала испытывать желание вытолкать Эрика за дверь и перенести его визит, если конечно он вообще состоится, на другой раз.

Только вот недовольна, как оказалось, была только лишь она одна. Тётя же благосклонно слушала похвалу парня и буквально млела от удовольствия: глаза засияли, щёчки заалели, а на губах цвела чуть смущённая улыбка. Эрик мастерски завоевал благосклонность и симпатию Лидии, добившись таки своего.

– Ты мне льстишь, юноша, но не могу не отметить, что делаешь это умело! – проворковала женщина, чем невероятно поразила племянницу.

– Я огорчён, миссис Мэйсон, что у Вас создалось такое мнение, – с нотками искреннего расстройства произнёс парень.

59
{"b":"256022","o":1}