ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты, наверное, точно псих?! Ты чего ревёшь? – вопрошал он

– Я не реву! – уже всхлипывая и чувствуя, как слёзы скатываются по лицу, заспорил Эрик.

– Ты из меня идиота не делай! Я ведь ясно вижу, что ты готов разрыдаться как девчонка!

– Сам ты девчонка!

– Ладно, ладно не девчонка! Но может, объяснишь, чем же я тебе так не угодил, что ты ко мне драться полез? Или в тебя дух какой вселился? Сегодня же Хэллоуин как-никак! Всякая нечисть по улицам шастает, – стал выдвигать теорию мальчишка.

Она была столь удивительной и бредовой, что Эрик даже плакать перестал и, только изредка всхлипывая, с недоумением взирал на своего противника, который по-прежнему прижимал его к земле, крепко сжав запястья.

– Ты что за глупость несёшь? Сам себя со стороны слышал? Какой дух? Это же сказки для детей! – сердито сказал он. – И вообще, слезь с меня, придавишь!

– Ты, знаешь ли, тоже далеко не пёрышко. Я тебя еле спихнул! – возмущённо ответил паренёк на такое высказывание Эрика, но отпустил его, предупредив:

– Только снова драться не думай! Скручу в бублик!

Но Принстон Младший более драться не собирался, оценив собственные перспективы. Но едва вновь не кинулся с кулаками, когда тот, подобрав его ведерко, заглянул внутрь и заметил:

– Пусто. А где конфеты?

Эрик вскипел и зверем глянул на «вампира», испуганно шарахнувшегося в сторону.

– Ты чего? – осведомился он. – Снова кулаками махать собрался? Ты явно припадочный!

– А ты что, думаешь, я твои издевательства терпеть намерен? – злобно прошипел Эрик.

– Да что я сделал? Всего-то спросил.

– Что ты сделал? А то ты не знаешь?

– Неа, не знаю. Но готов выслушать. Как говорит мой отец: «Надо выслушать мнение другого и уже затем принимать решения!»

– Раз так, я тебе скажу, что ты мне сделал! Ты, гад, меня обокрал!

– Обокрал? Ты чего городишь? – вытаращил недоумённо глаза мальчишка и, покрутив пальцем у виска, добавил:

– Явно сбрендил или действительно дух вселился! Как же я мог тебя обокрасть, если увидел тебя только тогда, когда ты на меня с кулаками накинулся?

– Ты меня даже не заметил? – рыкнул Эрик и подобрался. – Я тебя точно убью!

– Посадят! Это я тебе как будущий юрист говорю. Но твои обвинения мне неприятны, так что, может, перестанешь беситься и расскажешь всё по-человечески. Хватит тут загадками говорить!

– Да пожалуйста, – фыркнул Принстон Младший и как на духу рассказал, как тот оказывался у него на дороге и постоянно опережал, собирая всю добычу единолично и Эрику ничего в итоге не оставалось.

– Так кто же виноват, что ты такой нерешительный? Кто успел, тот и съел – как говориться! Не надо было топтаться на месте! – ответил на обвинения «вампир». – Или ты трусил?

– Я не трус! Просто, я таким раньше не занимался! – выпалил Эрик и сам устыдился своего признания.

– Что, правда? Никогда? Да это же такая ерунда! – поразился соперник.

– Для кого как! А я сегодня целый день промучился, чтобы сбежать из дома для этого, а тут ты…со своими дурацкими клыками!

– Ничего не «дурацкие». Для моего костюма Дракулы вполне подходят. Но знаешь, я действительно тебя не заметил и совершенно не хотел никого «обкрадывать», как ты выразился.

– Однако именно это сделал!

– Тогда, может, возьмёшь половину? – предложил парень. – А хочешь, бери все! Я вообще-то не особо люблю сладкое.

Это было щедрое предложение, но Эрик не мог его принять. Такого удара его самолюбие бы не пережило, хотя в глубине души взять предложенные конфеты ему хотелось.

– Не надо мне твоих подачек, – с пренебрежением оттолкнув ведёрко «вампира», заявил Эрик.

– Как хочешь, – пожав плечами, сказал мальчишка. – Значит, придётся выкинуть.

– Зачем выкидывать?

– А что прикажешь делать? Такую прорву сладкого одному не съесть, а тащить домой лень. Значит, остается одно – выкинуть. Ты же не хочешь брать, а упрашивать я тебя не буду.

От этих слов гордость и желание завладеть сладкой добычей вступили друг с другом в бой внутри Эрика. Он не знал, как поступить.

– Взять я не могу, – наконец неуверенно изрёк он. – Но может, помогу съесть?

– Ок, – быстро согласился собеседник на такое предложение и протянул ведро со словами:

– Выбирай.

И они слаженно принялись, уничтожать собранные конфеты, сидя бок о бок на земле в ночи, слушая шум ветра и тихий шелест фантиков, когда кто-нибудь из них начинал разворачивать очередную сладость.

– А чего ты по домам попёрся, если сладкое не любишь? – решил поинтересоваться Эрик.

– Так дома скучно сидеть, когда все вокруг выселятся.

– Ага. И как, твои родители не против?

– А чего им быть против? Это же старая американская традиция. Они сами конфеты собирали, будучи детьми.

– Мои же, видимо, нет, – со вздохом сказал Эрик и отложил в сторону очередной фантик. – Отец всё это считает глупостью.

– Что, правда? – не преминул удивиться собеседник. – А кто твой отец, что он так думает?

– Мэр.

– Ух, ты… я думал, что люди, занимающие подобный пост и избранные народом, должны быть ближе к этому самому народу.

– Да не то, чтобы отец так уж далёк. Ты не знаешь, сколько он делает для Скофхэгэна, а я знаю. Просто он со скептицизмом и недоверием относится ко всему, что связано с мистикой.

– А ты не спрашивал, почему?

– Да спрашивал как-то…

– И что он ответил?

– Сказал, что в его жизни и так мистики хватает. Столько, что уже тошнит.

– Странно. Значит, ты и вправду никогда не занимался подобным ранее? Не собирал конфет по домам? Не вырезал чудище из тыквы? Не пугал прохожих?

– Неа. Я вообще чудом сбежал и мне крупно влетит, если до рассвета я не окажусь в своей спальне, как и полагается.

– А как ты это провернёшь?

– По дереву, что растёт на участке и упирается ветвями в стену рядом с моим окном.

– Ясно. Знаешь, я тоже люблю лазать по деревьям. У меня даже есть своё «гнездо», как я его называю, где храню все свои сокровища.

– Здорово, – восхитился Эрик. – А у меня только старый сундук на чердаке. Там пыльно и лежит всякий хлам, но мне нравится, и я тоже храню там свои сокровища.

– Хотел бы я на них взглянуть. А я бы тебе свои показал! У меня много чего собрано.

Так слово за слово у них завязалась дружеская беседа. Для Эрика это было внове, потому как друзей у него ранее не было, и люди относились к нему с прохладой или лебезили перед ним. Сверстники же считали высокомерной выскочкой и избегали его, а ему приходилось прятать свои чувства за маской равнодушия и терпеть непонимание. Но мальчишка, которого он до недавнего времени считал врагом, не выказал к нему ненависти, хотя он кинулся на него с кулаками и обозвал вором. Он обращался с ним как с равным, товарищем, другом. И Эрику было легко, уютно, спокойно сидеть вот так рядом с ним и обмениваться секретами.

Однако конфеты были съедены, наступал рассвет, и ему надо было спешить домой. Расставание было неизбежным, и как бы Принстон Младший того не желал, он не был уверен, что встретится с «вампиром» вновь. Но ему он, видимо, так же приглянулся, потому как новый знакомый сам вызвался проводить Эрика домой.

– Слушай, приятель, а как тебя зовут? – вдруг спросил его паренёк, когда он уже готов был спрыгнуть с торца забора на территорию их семейного особняка.

Вопрос был вполне уместным. Они так заговорились, что совсем не поинтересовались именем друг друга.

– Эрик. Эрик Принстон.

– А я Дерек Дрейк, – ответил с улыбкой парень.

– Приятно познакомиться.

– И мне тоже. Слушай, Эрик, а хочешь, я завтра приду?

– Давай, – с радостью согласился Принстон.

– Тогда договорились.

И прежде чем Эрик смог что-то сказать, «вампир» скрылся в предрассветной мгле. А на следующий день, как и обещал, новый знакомый действительно пришел. Стояло воскресное утро, и будущий «принц школы» ещё спал в своей постели, отсыпаясь после ночных приключений. Его разбудил тихий стук в окно. Спросонья Эрик было решил, что ему просто показалось, и готов был продолжить свой прерванный сон, но звук повторился. Так что ему ничего не оставалось, как пойти и проверить, что происходит. Трудно передать его удивление, когда за окном он заметил повисшего на ветвях дерева, как обезьяна, своего недавнего знакомого Дерека. Тот же, заприметив заспанную физиономию Принстона, весело ему помахал и знаками показал, чтобы он выходил на улицу.

64
{"b":"256022","o":1}