ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эта мысль заставила девушку исторгнуть тяжёлый вздох. Эрика перекосило бы от ярости, если бы он узнал, что в случае с Дрейком те тридцать шесть, а точнее уже почти тридцать девять часов с момента, когда они виделись с парнем последний раз, она действительно успела соскучиться. От сознания сего в груди разливалось щемящее чувство тоски, от которой становилось начинало противно ныть сердце и тяжёлые вздохи слетали с губ. Хотелось увидеть Дерека хоть мимолётно, что бы убедиться в том, что с ним всё в порядке и в который раз понять, что любит этого странного во всех отношениях парня.

Далее её размышления были прерваны вклинившимся в них вопросом Саманты, заставляя девушку вновь вернуться к действительности.

– А это что такое? – спросила Сэм, резко замедлив шаг, а затем и вовсе останавливаясь.

– Что случилось? – недоумённо спросила Роуз, не понимая причину остановки и удивлённого выражения, появившегося на лице Саманты.

– Смотри сама, – вместо ответа сказала та и кивком головы указала в направлении скамейки в нескольких ярдах от них.

Розамунда послушно поглядела в нужную сторону и в миг будто окаменела. А мгновение спустя, в ней ожигающим пламенем вспыхнули обида, злость и ревность. На глаза мимо воли навернулись слёзы, а сердце полоснула, словно бритвой, боль. Глядя на стоящего под сенью деревьев с пожелтевшей и багряной листвой Дерека Дрейка собственной персоной, можно было констатировать тот факт, что её желание исполнилось. Как она и хотела. Вот только недаром говорят, что нужно опасаться собственных желаний, потому что судьба может их обернуть так, что сам рад не будешь. Вот и Розамунда была далека от чувства удовлетворения и счастья, а всё потому, что рядом с ним бок о бок стояла незнакомая ей девица и что-то воодушевлённо ему рассказывала. Ко всему прочему соперница была довольно хорошенькой: хрупкого телосложения, с каскадом густых, блестящих каштановых волос рассыпавшимся по плечам, миловидным личиком в форме сердечка, тонкими чертами лица и губками «бантиком». Таких малышек-прелестниц парни любят и, судя по-всему Дерек тому не исключение. Он с улыбкой, которой саму Роуз одарил лишь однажды – на злосчастной вечеринке и редко демонстрировал окружающим, глядел на свою очаровательную собеседницу, внимательно слушая её. То, что это редкое зрелище, подтвердила и Саманта.

– Глазам своим не верю. Д. Д. улыбается. Не часто такое увидишь, – удивлённо произнесла подруга.

Это заявление поразило девушку в самое сердце. До сего момента она ни разу не видела, что бы он с кем-то общался и поэтому в душе, даже была рада, что она – единственная, кто пробился сквозь его панцирь отчуждения. Однако теперь Роуз имела перед собой наглядное доказательство того, как глубоко заблуждалась. Только не могла понять, почему такой замкнутый парень, как он выбрал в собеседницы именно эту особу, которая пользуясь его благосклонностью, бесстыдно флиртует с ним. Неужели ему действительно приятно её общество?

«А почему бы и нет?» – насмехаясь над собой, мысленно спросила себя Роуз, хотя боль в груди становилась всё более жгучей. Впрочем, к ней это не имеет никакого отношения. Он волен любить, кого хочет, и общаться с тем, с кем пожелает. Её опека ему не нужна, а чрезмерное внимание наверняка только раздражает. Но, даже понимая это, она жаждала подойти и отшвырнуть надоедливую девицу от Дерека, а затем, вцепившись в него всеми четырьмя конечностями во всё горло орать, что он принадлежит ей одной. Только конечно, ничего подобного она никогда не сделает. Такая демонстрация чувств не принесёт ничего, кроме лишнего унижения. Поэтому оставалось только глядеть на эту воркующую парочку и задыхаться от ревности и боли.

– Кто она? – решилась спросить Розамунда.

Саманта с сожалением взглянула на нее, и девушка поспешно отвела глаза, не желая демонстрировать подруге своё смятение от увиденного. Впрочем та и без того всё прекрасно понимала.

– Барбара Хилл, – ответила Сэм. – Она давно сохнет по Д.Д. Только вот он, никогда ранее не замечал её томных взглядов. Ты ведь знаешь, какой он! А тут…

«Ты ведь знаешь… А вот и нет! Ни черта я, как оказалось, не знаю!» – зло подумала Роуз. Правда несколькими часами ранее, она может и согласилась с тем, что действительно начала понимать Дерека, узнала его, однако теперь уверенности в этом не было. Скорее наоборот парень в очередной раз доказал, что остаётся для Розамунды загадкой, тайной, которую разгадать невероятно трудно, если вообще возможно. Ведь он всегда сумеет поставить её на место, своим очередным необъяснимым, неожиданным поступком, как в этом случае.

– Пошли отсюда. Хочу поскорее оказаться дома и завалиться спать, – сказала Роуз, поняв, что глупо стоять тут и таращиться на Дрейка с его пассией. К тому же она не страдала склонностью к мазохизму, а их довольный вид ничего кроме раздражения и ревности не вызывал у девушки.

– Конечно, – быстро согласилась подруга.

И они продолжили путь, правда Розамунда не сдержавшись, бросила прощальный взгляд через плечо на Д.Д. и едва не споткнулась, встретив его пристальный, прямой и откровенный взор. Девушку опалило жаром и колени вмиг превратились в желе, как обычно когда их глаза встречались. Однако это длилось лишь мгновение, спустя которое он выпустил из обжигающе горячих оков её взор и вновь переключил внимание на свою собеседницу, оставив за его гранью всех остальных, в том числе и трепещущую Розамунду. Ей же ничего не оставалось, как идти своей дорогой. Однако поступок Дерека был для неё равносилен пощечине или грубому пинку, которым тот оттолкнул её прочь от себя. Но если раньше такое поведение либо разозлило девушку, либо она его вовсе проигнорировала, то теперь заставило ощутить себя бессильной и глубоко раненой. Любовь делает людей слабыми, беззащитными особенно перед теми, кого они любят. Вот и Роуз ничего не могла поделать с отчаянием охватившим её. Испытывая к себе отвращение и стараясь проглотить комок, сдержать слёзы, затуманившие взгляд, она крепко вцепилась в Саманту и словно за поводырём механично пошла за ней. Подруга же не заметила их быстрой переглядки с Д.Д. или благоразумно сделала вид, что не заметила. Она лишь удобнее перехватила руку Роуз и, приноровившись к её ходу, зашагала рядом.

Так они неспешно добрались до стоянки. Но, не доходя до автомобиля Розамунды, Саманта резко затормозила.

– В чём дело? Что на этот раз? – устало, поинтересовалась девушка у подруги и, рассеяно оглядевшись добавила:

– Моей машины здесь нет. Она в следующем ряду.

– Я знаю. Я вижу её. Вот только, что за парень так по-хозяйски привалился к ней? – поинтересовалась в ответ Сэм.

– Что? Какой парень?

– Такой сногсшибательный красавец, что вокруг себя уже целую толпу девчонок собрал.

Розамунда оторвавшись от понурого разглядывания мысков собственных туфель, недоумённо взглянула сначала на Саманту, а затем, пробежав взглядом по ряду стоящих автомобилей, отыскала свой «Форд». Признаться сделала она это с опаской, боясь вновь увидеть то, что не следует. Но Владычица-Судьба руководившая жизнями людей, видимо с помощью метода «кнута и пряника», после жёстких ударов бича, которые уже получила Роуз, решила в этот раз побаловать её сладким угощеньем. Потому что, как иначе воспринимать тот факт, что рядом со стареньким авто девушки стоял тот, кто разом разогнал тучи в её душе, заставив сиять ярко солнышко и забыть о тревогах этого дня. Не веря своим глазам Розамунда не отрываясь, глядела на своего бой-френда Адама Смита, что так внезапно вернулся в её жизнь. Она даже было подумала что спит и видит чудесный сон, очнуться от которого не пожелает и во век. Вот только парень развеял сие ошибочное предположение. Он заметил застывших неподалёку Саманту и Роуз. На миг, так же, как и девушка, бой-френд растерялся, но затем широко улыбнулся и помахал рукой, дав тем самым понять, что всё происходящее реальность. Этот простой жест, заставил оцепеневшую Розамунду, наконец, прийти в себя.

– Адам…- прошептала она.

94
{"b":"256022","o":1}