ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Княгиня Гришка. Особенности национального застолья
Отбор наоборот, или Папа, я попала!
Кровососы. Как самые маленькие хищники планеты стали серыми кардиналами нашей истории
Метро 2035: Крыша мира. Карфаген
Вещие сны. Ритуальная практика
Трезориум (адаптирована под iPad)
Шведская уборка. Новый скандинавский тренд Döstädning – предсмертная уборка
Что за рыбка в вашем ухе?

Павел же, несмотря на все достоинства, был пока несовершеннолетним и сидеть на престоле мог, а вот править – нет. А кто у нас ближайший кандидат? Правильно – канцлер Воронцов, который ещё является и дядей императрицы… В общем, цесаревичу при таком раскладе не грозило ничего хорошего.

Вот-вот, проблемка – продержись Петр на престоле слишком долго – власть уйдёт от Павла к Воронцовым. Уже уходит… Слишком мало – снова к ним. И вроде бы даже экстрасенсорика не говорит ничего плохого об их отношении к Наследнику, но это сейчас. А потом, когда появится возможность, да окружение начнёт нашёптывать… Хреново, в общем.

Ну и если честно – дело не только в жалости к воспитаннику, хотя он воспринимал его уже как… племянника, что ли. Дело ещё и в том, что «Проект Померания» без поддержки России, а точнее – Романовых-Гольштейн-Готторпских мог заглохнуть. Да что там «мог» - заглохнет гарантированно.

А это… Мало того, что он сам останется в лучшем случае второстепенным правителем крохотного, условно-независимого государства, так ещё и заглохнут многочисленные проекты «ославянивания» Европы. А ведь пока можно – славян здесь хватает и они пока не онемечены/оскандинавлены. Многое можно сделать!

И теперь перед Рюгеном стояла непростая (в том числе и психологически) задача – подвести к императору медиков/знахарей, которые помогут ему продержаться ещё пару лет. И при этом иметь возможность «удалить» его в нужный момент.

Чувствовал себя Грифич препогано, но «Великая цель оправдывает любые средства».

Глава третья

Отзыв своих полков Грифич обставил без особых изысков – намерение сделать наконец настоящую армию, а не подобие ополчения, он высказывал достаточно давно, ну вот теперь, «обкатав» полки, он намеревался развернуть их – такова была официальная версия.

Неофициальная же ещё проще – войска прибудут домой, получат долю за проданные трофеи и похвастаются удачливым и рачительным командиром. Мелочь? Ан нет – подавляющее большинство немецких властителей выжимало из подданных все соки, пытаясь не отстать от «больших», ведя «красивую» жизнь. Точно такое же отношение было и к армии – её держали на «голодном пайке» и уж точно никто не выделил бы ТАКИЕ доли.

Пара-тройка недель такой вот рекламы (уже подготовленной) – и те самые «анклавы» просто упадут ему в руки. Ну а как же – как правитель Рюген уже состоялся и получил определённую известность и добрую славу. Добрую ещё и потому, что соседи были… Не фонтан – и это мягко говоря. Фридрих с его гипертрофированной военной экономикой выглядел на этом фоне едва ли не образцом умелого экономиста. Остальные же… Крепостное право и рабство не хотите?

Да-да, в Германских землях оно было распространенно* – тот же Мекленбург был настоящим заповедником феодализма и рабства. Положение горожан было значительно лучше, но и там – постоянная зависимость от прихотей сеньоров сильно мешала.

И на таком вот фоне вторжение войск Померанского, да с объявлением о «Правах и Свободах»…

Что самое приятное – особого сопротивления дворянства не ожидалось – их частично повыбили в войнах, а частично – при установлении в анклавах про-французской и про-английской власти.

«Большие» игроки постарались не допустить возможности бунта и посадили на троны тех, кто не имел на них никаких прав – люди были едва ли не случайные, нищие авантюристы, пусть и достаточно знатного происхождения. С одной стороны – подход вполне грамотный, поскольку такие правители будут опираться на чужие штыки. А с другой – поддержка местных у них отсутствовала, в том числе и потому, что среди местных хватало более законных (хотя всё равно сомнительных) претендентов на престолы. Ну и самое приятное – заключённый не так давно Договор вынудил вывести войска из вассальных и полу-вассальных стран не только Петра, но и тех же французов с англичанами. И сидели сейчас эти самые правители, опираясь на немногочисленных наёмников…

У самого же Грифича поддержка дворян была, пусть и неоднозначная. Да, он отменил крепостное право и все намёки на барщину. Неприятно дворянству? И снова – да, вот только после всех «прогулок» по его родовым владениям многочисленных армий, местное дворянство было частично выбито, частично разорено. А Рюген ведь устраивал дворян на русскую службу, организовал несколько школ (бесплатных) военизированного образца… Да много чего сделал, а проще говоря – вытащил людей из нищеты и дал какую-то уверенность в завтрашнем дне.

Пусть дворянство и лишилось многих привилегий, но… Большая часть в принципе не смогла бы ими воспользоваться, ибо давно потеряла родовые земли. Так что – минимум три четверти дворянства поддерживало его безоговорочно.

Павла пришлось оставить в России, хотя его присутствие было сродни установке «Град» и погасило бы все возможные конфликты только своим присутствием. Пётр был не против, но… нельзя.

Прежде всего потому, что таким образом Рюген пусть и упрощал себе захват анклавов, но усложнял их дипломатическое признание. Да и в дальнейшем сложнее было бы отвертеться от роли вассала России. Тоже вроде бы ничего страшного, но именно «вроде».

Это сейчас на престоле дружественно настроенный Пётр, пусть и подпадающий под влияние Воронцовых с каждым днём всё больше и больше. Павел тоже не забудет Наставника. А дальше? Сядет на трон… Даже не дурак, а просто человек, который ничем не обязан Грифичу – и всё, владения могут оказаться разменной монетой в Большой Игре.

Ещё один момент – в отпуска «неожиданно» отправились его подданные, состоящие на русской службе. Не все, но добрая половина таковых. Как-то «случайно» сложилось, что проведать родные места именно сейчас было наиболее удобно. И снова – не мелочь, а важный элемент пропаганды – почти три сотни человек будут рассказывать, как хорошо им живётся благодаря Померанскому. Плюс – военные…

- Ты там поосторожней, - чуточку нервно попросила Наталья перед отъездом, - я понимаю, что ты у меня воин великий и разумник, но в такой большой игре между Державами и тебя могут схарчить за милую душу.

- Обещаю. Я и сам подстраховался более чем серьёзно.

Супруга слабо улыбнулась и явно начала успокаиваться – несмотря на все авантюры мужа, она прекрасно знала, что дурной лихости у него нет и пусть он способен выйти на медведя с голыми руками, но в делах серьёзных Владимир просчитывает всё досконально. Порой даже слишком.

Переправлялись в несколько этапов – сперва гражданские, состоящие на русской службе, затем часть свиты и раненые вояки, затем сам Рюген и уже после – основная часть войск.

Поздней осенью Балтика была неприветливой и пусть серьёзной опасности не было, но мотало судно изрядно. Морской болезни у принца не было, но была она у многих свитских… Ну и проблемы с приготовлением пищи… Наверняка «настоящий» яхтсмен что-то бы вспомнил и придумал, но самому попаданцу ничего в голову не приходило.

В общем, путешествие не назовешь ни комфортным, ни приятным. Особенно выбесила проблема с гигиеной – даже пописать в гальюне было было рискованно, не говоря о чём посерьёзней. Да и с ночным горшком не лучше, особенно когда даже встать или сесть нормально не получается – мотает… Ничего удивительного, что в Штральзунд Грифич прибыл в несколько дурном настроении.

- Всё потом, - кинул он на ходу портовому чиновнику, - сейчас уже ближе к вечеру, так что никого не жду и сам никуда не пойду.

Тот понятливо кивнул и через пару минут портовые мальчишки разбежались по домам почтенных бюргеров, делясь информацией.

Следующий день пришлось посвятить делам – привычный сокращённый приём и дела, дела, дела… Как только подданные обнаружили, что он не зверь и открыт дельным предложениям, Рюгена стали буквально осаждать.

- Налоговые льготы на пасеки?

В голове у герцога завертелись воспоминания о целебных свойствах мёда и связи урожайности с опылением.

- Готлиб!

Камердинер, выполняющий иногда функции «записной книжки», возник у правого плеча.

109
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Избушка на курьих ножках
Трансформа. Големы Создателя
Жить заново
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Горечь войны
Крупная бойня
Безумная медицина. Странные заболевания и не менее странные методы лечения в истории медицины
Привычка к темноте
И только сердце знает