ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пока смерть не обручит нас
Выбор офицера
До встречи с тобой
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир
Чары ветреного властелина
Приморский детектив
Папа для волчонка
Спорим, ты влюбишься?

Первоначально итальянец говорил о деньгах, но Вольгаст недаром носил прозвище «Калита». Договорились на максимальном покровительстве Рюгеном, представлению Павлу и самым значимым вельможам. Владимир (спасибо психологам, у них нахватался) повернул дело так, чтобы тот стал связывать предстоящее благополучие с замужеством дочерей. Ну а объяснить, что покровительство Наставника цесаревича и личного друга императора будет не лишним, не сложно. И да – сюда ещё не дошли слухи об охлаждении отношений между попаданцем и Петром Фёдоровичем…

Объявив войну, Рюген пригласил на неё добровольцев из милиционеров.

- Золотых гор не буду обещать, - сказал он собрании доверенных лиц, - просто появится наконец настоящее государство – достаточно сильное, чтобы войти в Большую Политику и заставить окружающих считаться с собой.

- Выша Светлость, а как быть с привилегиями и правами?

Смерив торговца (и по совместительству одного из командиров милиции) насмешливым взглядом, Померанский ответил:

- В зависимости от личных заслуг. Хочу объяснить также, что от милиции не потребуется участие в серьёзных боях, а каким-то отрядам и вовсе не выпадет случая пострелять – вы нужны мне, чтобы обеспечить сохранение порядка на новых землях, пока мои войска идут дальше. Впереди будет идти армия, а за ней уже вы – для наведения и сохранения порядка.

Бургомистр Штральзунда огладил объёмистый живот и спросил негромко:

- Это насколько нам нужно рассчитывать, Ваша Светлость? А то сами понимаете…

- Около трёх недель. Но тут многое будет зависеть не столько от меня, сколько от вас – сумеете эффективно ловить шайки дезертиров и подавлять мелкие выступления юнкеров*, то быстрее. По поводу же льгот и прочего ещё раз скажу – ничего «особенного» вам не будет, но нужно ли объяснять, что присоединение новых земель означает новые рынки? Да, потом местные тоже подтянутся, но кто вам помешает закрепиться? Если по уму сделаете, то никто вас уже не вытеснит. По крайней мере – не в ближайшее десятилетие.

Бюргеры постарались сделать равнодушные лица, но в эмоциях читалось предвкушение и азарт. Торговцы и ремесленники прекрасно понимали – что такое новый рынок и новые, не избалованные нормальными зарплатами работники. В общем, командиры милиции дали своё согласие – пусть Померанский и не обещал чего-то заоблачного, но они уже знали, что герцог выполняет ВСЕ свои обещания, а если имеется возможность, то и перевыполняет.

В сторону Узедома отправился шеф контрразведки Юрген фон Бо и Август Раковский, специализирующийся на торговле и договорах. Каких-то боёв не предвиделось, но показать военную силу требовалось – чтобы не допустить каких-то эксцессов, так что в качестве таковой им придали полк из проверенных уже в войне с турками «пруссаков».

Алекс Николич, которого Грифич планировал сделать главнокомандующим, получил под начало два полка свеженабранных ветеранов, две сотни конных юнкеров из лояльных и тысячу милиционеров, после чего тот выступил из Вольгаста в сторону Мазекенхагена и Гайфсвальда. Пусть тамошние бюргеры уже давно предвкушали объединение и никак не собирались сражаться против солдат Померанского, но какие-то войска у местных властителей имелись.

Именно «властителей» - в своё время англичане ради каких-то своих нужд сочли целесообразным раздробить и без того небольшие владения на несколько частей, после чего поставили там английские гарнизоны и английских же управляющих. Номинальные властители должны были служить своеобразными буферами, выполняя представительские функции.

После Договора и ухода войск «посторонних» государств, внешние управляющие остались, но и властители «ожили». Так что сейчас там царил откровенный бардак и опасность представляли разве что многочисленные, но достаточно разрозненные отряды наёмников. Причём опасность была не столько для войск, сколько для населения и Алексу предстояло выполнять полицейско-карательные функции, защищая будущих подданных Рюгена.

Сам же Владимир выступил из Штральзунда, где стояли его основные войска. Помимо трёх тысяч войск, к нему присоединилось почти четыре тысячи милиционеров, большинство из которых должны были воевать во втором эшелоне.

Здесь большое значение отводилось военному инженеру Михелю Покоре и Рюгенскому ополчению. Поскольку островитян тренировала в своё время русская морская пехота – и тренировала очень хорошо (!), то была парочка моментов, где их услуги окажутся особенно важны. Увы и ах, но почти вся армия Вольгаста была типичными «сухопутными крысами», а военный флот был представлен скорее символически – кораблями Пограничной Стражи. Вот и получалась анекдотичная ситуация, когда боевые действия около побережья вынужденно ведутся исключительно (ну почти) сухопутными методами. А что делать, если у герцога Барта… Очередной нищий представитель побочной ветви знатного итальянского рода Паллавичини, имя которого попаданец категорически отказывался запоминать, очень уж враждебно был к тому настроен, разорил владения, но военный флот имел достаточно мощным. Правда, мощь эта была сомнительной по ряду причин, но всё-таки была…

Юнкер* - немецкий и голландский помещик, дворянин. Обычно под этим словом подразумеваются мелкопоместные представители низшего дворянства, имеющие небольшие земельные владения.

Глава пятая

Объявление войны не было пустой формальностью – эпоха сейчас была такой, что неожиданные нападения обществом не одобрялись. Не так чтобы очень и Большие Игроки могли позволить себе нарушать правила, остальным же… Чревато – могли вмешаться соседи, могли начаться дипломатические осложнения, могли… Да много чего могло. Впрочем, ничего критичного в этом не было – всё-таки до радио и телеграфов было ещё очень далеко, так что вручение пакета с объявлением войны часов этак за двенадцать ничего не решало.

Плохая разведка и «прошляпил» подготовку соседа? Сам дурак… Ну а у Померанского что разведка, что контрразведка были на высоте и вроде бы владетель Барта считал, что войска он готовит именно для войны с турками. Ну а что – если учесть количество трофеев, дело-то выгодное…

Из-за подавляющего превосходства на море… Впрочем, подавляющее оно было только на фоне откровенно убогого флота Померанского – очень уж дорогое это удовольствие… Деньги бы нашлись, но что хуже всего – остальные державы Балтики не горели желанием выращивать конкурента.

Россия? Она и сама в Балтийском море едва ли не птичьих правах* – гребной флот хорош и в десантных операциях не найдёшь никого лучше, но вот в открытом море слабоват. Ну и самое главное – на хрена Петру ввязываться в морские дрязги из-за Грифича? России это никак не нужно…

Сухопутный метод сработал – армия Паллачивини просто была не готова к войне. В районе побережья войны велись скорее с помощью флота, армия же была явлением вспомогательным. Вообще-то такой метод вполне хорош и даже более, но тут Рюген воспользовался наработками русской армии, успешно воевавшей в таких неблагоприятных условиях.

У Фельгаста его встретил спешно собранный заслон.

- Это что тут, одни ополченцы? – Озадаченно проговорил Грифич.

- Они самые, Ваша Светлость, - доложил командир разведчиков, - немного гарнизонных вояк и юнкеров, так да – горожане.

- С чего бы это вдруг? Их тут всего тысячи три, для профессионального войска, да в поле…

- Пропаганда, мой принц – их уверили, что вы пообещали своим войскам трофеи, вот и опасаются за свои семьи.

Владимир недовольно глянул на разведчика и произнёс:

- Вот почему ты пока и не готов работать самостоятельно – это же важнейшая информация, о которой следовало говорить заранее.

Принесли кусок белой материи и один из вестовых отправился к горожанам, вызывая на переговоры. Согласие было получено быстро, хотя в подзорную трубу было видно, что командир «настоящих» солдат, которых было чуть больше роты, категорически с этим не согласен.

На переговоры поехал сам Рюген с одним только Тимоней. Горожан представлял хмурый, невысокий толстячок с решительным видом и такой же толстячок, но обильно потеющий и сильно нервничающий.

111
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жанна
Кактус. Никогда не поздно зацвести
Go green. Яркие растительные рецепты для здоровой и счастливой жизни
Марк и Эзра
Искусство под градусом. Полный анализ роли алкоголя в искусстве
Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников
Застолье Петра Вайля
Плата за успех: откровенная автобиография
Элементарная социология. Введение в историю дисциплины