ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тренажер по чтению
Русич. Бей первым
Тропик Рака. Черная весна (сборник)
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Превращение
Как избавиться от манипуляторов. Есть такая возможность
Случай из практики. Осколки бури
Врата скорби. Дикий Восток
Костяной дракон

- Не боишься, что от тебя все подданные утекут? – Спросил Павел, всё-таки приехавший к Наставнику после окончания боёв.

- Хм. А подумать? – С ехидцей отозвался тот.

- Да думал уже, - с досадой ответил цесаревич, облокачиваясь о ствол дерева – гуляли в парке.

- Ладно… Уезжает кто? Кто не нашёл себе места – ну или не хочет искать по каким-то причинам. Мало ли – я ему не нравлюсь или кажется, что на чужбине вода слаще. Вдовы дворянские? В России они могут претендовать на место учительниц у барышень да гувернанток-компаньонок. А здесь? Лишние рты – тут таких… Вояки безземельные? И снова – куда их мне девать? Солить?

Парень хохотнул и мотнул головой – дескать, продолжай.

- Ну исполчу я часть юнкеров для войны с турками, но потом куда их девать? Я такую армию не потяну… Точнее, потяну, но они же претендуют на места в кавалерии, а если в пехоте – так не меньше, чем капралом!

- То есть уезжают лишние? – Уточнил Наследник.

- Точно. Заметил ты или нет, но крестьяне от меня не уезжают, не уезжают и мастеровые, торговцы и промышленники остаются…

- Получается, что дворяне тебе не нужны? – Несколько удивлённо спросил подопечный.

- Нужны. Но в Германских землях их очень уж много и в таких количествах – точно не нужны. Вообще, остаются у меня те, кто готово работать, понимаешь? Про вдов я не говорю, это отдельная тема, а юнкера… Не могу сказать, что они бездельники, но мышление у них почти исключительно средневековое – они видят себя только на войне или в поместьях - это я о тех, кто уехать хочет. А я земли раздавать не хочу, мало!

- Ну, у нас-то земли хватит… Но они будут верны?

- Конечно – я же говорю, мышление средневековое. Оно не всегда минусом!

- Минусом, плюсом… Баланс, да? – С ноткой уныния сказал Павел.

- Он самый, учись… Кстати – ко мне едет больше народа, чем от меня. Не знал? Из России много – староверы…

- Да батюшка вроде прекратил на них гонения…

- Ага – запретил преследовать их с солдатами, да и вообще многое облегчил. А дальше церковь вмешалась – иерархи на дыбы встали. Ну и всё равно им в России не сладко живётся – налоги увеличенные, да ограничения на проживание в городах, да… Много всего.

- Знаю. А куда деваться? Батюшка хотел им равные права, да понял, что дело до гражданской войны может дойти. Но он всё равно многое сделал, а в Сибири да на Кавказе так вообще – почти равные права с православными.

- Так у меня – равные, - хмыкнул Владимир, - да не где-то на границе мира… Нет, я императора понимаю – мало того, что церковные иерархи взбунтуются и народ поднимут… Точнее, народ-то они не поднимут, но вот дворянство точно – заговоров будет… Так и сами староверы вторыми ролями не удовольствуются. Они и так борьбу за души ведут нешуточную и если дать им равные права… До гражданской войны точно дойдёт!

Формируя полки, Рюген старался переложить их содержание на Петра. Свинство? Так для кого полки формировались-то? Если немецкая пехота русскому императору не особо была нужна – хотя и лишней не была, то вот кавалерия – ещё как. Добрая половина юнкеров, претендующих на места в кавалерии, успела отслужить у Фридриха – непосредственно в его полках или в полках зависимых властителей. А между прочим, в настоящее время именно прусская кавалерия считалась лучшей!

Если прусская пехота уступала русской из-за пресловутой «механичности»*, то вот от конницы он требовал не только отменной выучки, но ещё и инициативности.

Так что пусть немногочисленные русские драгуны/кирасиры/уланы-карабинеры и не уступали пруссакам, то вот иррегулярная конница уступала – и ещё как. И дополнительные полки тяжёлой и «полу-тяжёлой» кавалерии в войне с турками лишними не будут. Ну а дальше… Кто-то из юнкеров вернётся домой, ну а остальных «перемешают» с русскими воинами и сформируют уже новые полки – это было заранее обговорено как с Петром, так и юнкерами. Сразу формировать смешанные части? Долго – выучка, язык… А ведь война идёт!

Окончательно сформировать армию удалось только к концу мая – требовалось доставить оружие, сшить форму, «обкатать» части в маневрах. Военный заказ Грифич переложил на свои мануфактуры – по большей части «свои» в буквальном смысле, были у него как суконные мануфактуры, так и оружейное производство. Россия? Неа, на свою армию с трудом хватало, разве что немного поделились клинками и совсем немного – ружьями. И увы, немного – оружие пришлось докупать у шведов.

Заказ сильно подстегнул экономику – полторы тысячи кавалеристов, да семь тысяч пехотинцев требовалось одеть/обуть/снарядить/прокормить… Благо ещё, что хоть деньги шли через Петра Фёдоровича.

Такой вот найм чужих армий был в те времена явлением чрезвычайно распространённым и нужно сказать, что русский император дураком не был. Во первых – наёмникам платили меньше (зато с трофеями ситуация обстояла несколько иначе), пусть и ненамного, во вторых - их детям не полагалось пенсий в случае гибели отца, в третьих – как только в них отпадёт нужда, найм прекратится. Было и в четвёртых, в пятых… В общем, ситуация далеко не однозначная и выгодная как Рюгену, так и Петру.

Изначально планировался переход через немецкие земли, но Пруссия заартачилась а вслед за ней Мекленбург и другие земли. В итоге пришлось переправлять морским транспортом в Польшу.

Дома остались полторы тысячи пехотинцев и пятьсот драгун под командованием Михеля Покоры. Ну и милиция/ополчение, разумеется. Оставили в основном тех, кто ещё не до конца оправился от ранений, а таких было много. Пусть погибших под началом Рюгена было сравнительно мало, но ранения получил практически каждый. С учётом медицины восемнадцатого века, выздоровление шло долго… Помимо выздоравливающих, оставляли по жребию – тут уж солдаты сами решали. Кто-то женился недавно, кто-то овдовел и не мог бросить детей, кто-то просто навоевался.

Переход через Польшу выдался нервным – Померанский не упустил случая потренировать войска, так что почти всё время они шли в боевых порядках. Пусть это сильно сокращало дневной переход, но зато к началу июня на соединение с русской армией вышли не разрозненные полки, а настоящая армия – единый организм.

Солдаты были тренированы по русской системе – благо, чистокровных (относительно, разумеется) славян была добрая четверть, да и остальные хоть немного знали один из славянских языков и в большинстве своём были славянами хоть на четверть. Померанский изначально отбирал тех, кто сможет потом прижиться в его государстве не в качестве «винтика» из казармы, а в качестве обычного гражданина**, так что при формировании войска пусть и отдавал приоритет ветеранам, но своим – славянам. Кстати – переучить солдат на русский лад оказалось несложно, всё-таки мышление добровольцев отличается от мышления подневольных, над которыми стоит капрал с палкой.

Румянцев встретил его в своём шатре очень тепло…

- Слава Богу!

- Что, так плохо? – Удивился Грифич.

Командующий скривился.

- Корпус Репнина сильно пострадал от чумы. Умерших хватает, но больных ещё больше. Хочу отвести его в тыл, а то это не воинство, а сборище калек.

- Ясно. Это срочно? Ты просто учти, что у меня обозы ещё не все подтянулись – сам знаешь, маршрут пришлось менять.

Пётр Александрович задумался и сел на складное кресло из палисандра.

- Да вообще-то срочно, - протянул он, - там ситуация совсем скверная.

- Ну тогда делись припасами. Порох у меня с собой, как и артиллерия – но последней небогато! А вот с питанием, да с повозками и тягловым скотом неважно.

- Ладно, провизия имеется. Пушками… Ну особо не могу дать… Сколько у тебя?

- Три десятка, но так – полевая мелочёвка.

- Аа, - посветлел лицом командующий, - так там других и не надо, против них татары кружатся. Полтора десятка хватит?

- Только с пушкарями. И ещё – вводные давай. Мне разбить их надо или только продержаться... Если разбить, то подкинь войск, особенно кавалерии, а то мои пусть и хороши, но для нормальной атаки на татар их просто недостаточно – завязнуть могут, всё-таки разница в количестве очень уж велика. Ну и лёгкую кавалерию для разведки.

115
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
День непослушания
Любовь без страховки
Наполеонов обоз. Книга 2. Белые лошади
Косметический салон на вашей кухне. Все для молодости и красоты из натуральных продуктов, которые есть у каждой хозяйки
Придурки
Поговорим по-норвежски. Повседневная жизнь. Базовый уровень. Учебное пособие по развитию речи
Первый робинзон Экса
Материнская любовь
Анатомия человеческих сообществ