ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя гениальная подруга
Зов из могилы
Зов кукушки
Ничей ее монстр
Охотница
Книга, в которой прячется семейное счастье. О мудром воспитании без помощи психолога
Хрустальные Звёзды
Лед
100 великих городов мира

  Но не было большего долга,

  Чем выполнить волю твою.

  Пускай утопал я в болотах,

  Пускай замерзал я на льду,

  Но если ты скажешь мне слово.

  Я снова все это пройду.

  Надежды свои и желанья

  Связал я навеки с тобой,

  С твоею суровой и ясной.

  С твоей непростою судьбой.

  Летят перелетные птицы

  Ушедшее лето искать.

  Летят они в жаркие страны,

  А я не хочу улетать.

  А я остаюся с тобою,

  Родная моя сторона,

  Не нужно мне солнце чужое,

  Чужая земля не нужна.

   Песня произвела неоднозначное впечатление - вроде бы и понравилась, но так - слишком уж непривычная.

  - А танцы у тебя тоже... такие, - неопределённо покрутил рукой поручик. Хмыкнув, Игорь вышел на середины и начал танцевать Барыню. Уже через десяток секунд зрители повскакивали из-за столов и начали пританцовывать вместе с ним. Через несколько минут попаданец прекратил плясать, но начали остальные уланы, пытаясь повторить его коленца.

   Поручик протиснулся с парню, обнял его и негромко сказал на ухо:

  - Вот теперь я верю, что ты Русин.

  Практически поголовный алкоголизм* в те времена в русской армии выдавалось чекушка водки и три литра пива на человека каждый день. Пьянство поощрялось (если солдат не был буен во хмелю, да не напивался во время учений и караулов) - это был ещё один якорь, держащий человека в армии и отдалявший его от "мирской" жизни. На Руси же в то время пили ОЧЕНЬ мало.

  С клеймами на руках** Начиная с Петра Первого и заканчивая Екатериной Второй, подневольных рекрутов клеймили татуировкой в виде креста на руке. Воспринималась эта мера крайне тяжело - многие искренне считали её "клеймом антихриста". И да - это ещё одно средство оторвать человека от "мира" (общества).

  Русских среди торговцев алкоголя не встретилось*** Не то чтобы они совсем не встречались, но в основном торговлей вином занимались "Немцы" и евреи.

  - Жена боится, - несколько виновато сказал он попаданцу, - тут недавно гвардейцы заходили**** Русская гвардия описываемого периода уже начала становиться янычарами. В походы они ходили всё реже, а в дворцовых переворотах уже успели отметиться. Появилась и наглость, некая вседозволенность, так что многие гвардейские полки всё больше напоминали военизированные банды, а не армию.

Глава девятая

   С наступлением холодов совместные учения почти прекратились - пусть и нельзя Петербургскую зиму назвать особенно снежной, но сочетание грязи с заморозками тоже неприятно и опасно - лошади ноги ломают "на раз". Просто ездить верхом не слишком опасно, да и индивидуальные занятия проводить можно, пусть и с осторожностью, но вот что-то более-менее массовое - нельзя.

   Уланы скучали и соответственно - искали себе занятия. Какое? Да в основном - пьянствовали... Провести конную тренировку, пусть даже индивидуальную, можно было не более пары-тройки раз в неделю - так, чтоб только лошади не застоялись.

   Игорь нашёл себе занятие - начал учиться. Прежде всего - читать и писать. И нет - это действительно нужно. Здешний алфавит достаточно заметно отличался от современного ему. Во первых - букв было просто-напросто больше, а во вторых (и самое главное) - написание этих самых букв отличалось весьма заметно.

   Хуже того - они писались в разных случаях по разному: устав, полуустав, скоропись, вязь* - это только основные варианты местного алфавита, который должен знать по-настоящему образованный человек. И главное - деваться-то некуда. Вот та же официальная документация писалась в разных случаях по разному. И да - буквы СИЛЬНО отличались в разных вариантах азбуки - пусть и назывались одинаково.

   Так что пришлось начать учиться у эскадронного писаря Тимофея - человека весьма значимого в местной иерархии. Сперва он воспринял желание попаданца в штыки - как покушение на свои привилегии, но затем быстро оттаял и начал учить - за денюжку немалую - аж пятьдесят копеек в месяц. Но правда - предоставлял казённую бумагу, чернила и перья, объяснял все тонкости - не только письма, но и составления документов и бюрократические тонкости. В общем - отрабатывал зарплату.

  - Всё, Никифор, я к Тимофею, - сообщил парень сенсею, - по дороге никуда зайти не надо?

  - Да, зайти к Матрёнину, я ему вчерась пиво проспорил, так занеси, будь ласка.

  Занеся пиво и выслушав насмешки Матрёнина над Никифором - вояки были этакими "заклятыми друзьями", которые постоянно собачились друг с другом ради забавы, попаданец пошёл в штаб.

   В штабе, где расположился писарь, было жарко натоплено и пустынно - почти все офицеры на зиму разъехались по домам**. Тимофей встретил его радостно - они вообще начали приятельствовать в последнее время. Ангелом писарь не был и по меркам местных был... грязноват. По меркам же попаданца, привыкшего к куда более эгоистичным и подловатым современникам - обычный молодой мужик. Писарь чувствовал нормальное к себе отношение и отвечал тем же.

   Вообще, Игорь на удивление легко сходился с местными - буквально весь полк он уже знал в лицо и по именам***. Ничего особенного - привык в мегаполисе мгновенно заводить знакомства и приятельские отношения - это часто встречающаяся черта у горожан. Но вот с дружбой... Тут было сложнее - какое-то подобие дружбы вырисовывалось только с членами контубернии ещё с полудюжиной улан - но именно подобие, к сожалению.

   Местные не до конца воспринимали его своим и к своему стыду, попаданец только к середине зимы понял - почему. К стыду - потому что не догадался, а банально подслушал чужой разговор...

  " - Да аж из самой Тайной Канцелярии проверяли, - услышал Игорь голос секунд-майора, - чист. Ну то есть перед нашим законом чист - никого не грабил, не убивал, не самозванец. А так... Мутят что-то. Сказали только, что он действительно Русин из Неметчины, да что точно - роду знатного. А вот какого - говорят, что и сами не знают.

  - Да как это, - раздался удивлённый голос ротмистра, - что знатный - определили, а какого рода - нет?

  - Да ты сам подумай? - с ехидцей ответил майор, - Игорь Владимирович, да танцевать умеет так, что... Да на шпагах биться, да и... В общем - типичный отпрыск знатного рода, которого учили лет этак до двенадцати, а потом... Что уж там случилось, понятия не имею, но некоторые его замашки говорят, что попутешествовать парню пришлось, да не как наёмник... Я бы сказал - как член какой-то из Ночных гильдий".

   Раздался грохот, мат ротмистра и попаданец понял, что в избе что-то разбилось. Разговор прервался и он поспешил удалиться - очень осторожно

   Только тогда (!) парень начал всерьёз обращать внимание на какие-то знаки, которых было предостаточно. Стыдобища... В своё оправдание он бы мог сказать только, что тут сработали очередные психологические "закладки" и он что называется - "Смотрел, но не видел".

   Когда начал смотреть всерьёз... Ну вот к примеру - "Игорь Владимирович". Вроде имя как имя - ан нет, здесь пока что такое сочетание имени и отчества позволялось только людям знатным - с предками-князьями. Прямого запрета не было, но "самозванцев" сильно не любили. Далее - даже среди знати такие исконно русские имена были редкостью, что говорило о сильном фрондёрстве предков.

14
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зачет по приворотам
Грокаем алгоритмы. Иллюстрированное пособие для программистов и любопытствующих
Перед рассветом
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
Илон Маск. До встречи на Марсе
Самые невероятные факты обо всем на свете
Истребитель-2. Орки
Война за проливы. Призыв к походу
Доктор, у меня стресс. Психозы и страхи большого города