ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не девичья память
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Последняя петля
Спаси меня
Теоретик
Человек- Паук. Вражеский захват
Год нашей любви
Сбежавшая игрушка
Поток: Психология оптимального переживания

   Площадь Стурторьет, центральная в городе, была уже подготовлена: в последние месяцы здесь постоянно проходили казни, выступления и митинги, так что магистрат в конце-концов перестал разбирать небольшой помост.

   По городу проскакали заранее подготовленные всадники с воззваниями горожанам и просьбой приходить на площадь. Уже через полчаса Стурторьет и прилегающие улицы были набиты битком. Люди тревожно переговаривались, с тревогой посматривая на штандарты Померанского.

   'Помариновав' толпу, Вольгаст вышел из магистрата и взошёл на помост. Некоторое время он молчал, давая людям возможность обсудить себя. Затем поднял руку и голоса начали стихать.

  - Я - Великий герцог Померании..., - далее он перечислил все свои титулы, звания и награды - психология, пусть люди оценят, какой важный человек снизошёл до них...

  - Горько мне смотреть на Швецию - страну, в которой некогда правили мои предки. С той поры утекло немало воды и мои предки уступили престол другим династиям, а королевство Швеция из Великой Державы, на которую оглядывались все прочие, стало нищей страной, которая вот-вот развалится на куски...

   Речь была составлена по шведски и выверено не просто каждое слово... Интонация, вторые 'слои', манера держаться... Всего несколько предложений, а он связал величие страны в прошлом с родом Грифичей, а нынешнее ничтожное состояние - с тем, что править начали другие династии. И ведь формально не подкопаешься!

  - Я пришёл сесть на опустевший трон не потому, что меня привлекает королевская корона! Вы и сами должны понимать - сейчас она представляет ценность только для ювелиров... До того момента, когда корона Швеции станет не просто куском золота, но и чем-то сакральным, пройдёт немало лет - если я решусь взяться за эту тяжёлую работу.

   Померанский помолчал, окидывая толпу давящим взглядом - нехитрый, но действенный трюк, когда каждому в толпе кажется, что это тебе заглядывают в глаза.

  - Я не оговорился - ЕСЛИ решусь. Скажу не таясь - меня уже приглашали занять престол страны, но как! Так же, как сидел на нём Адольф Фредерик! Толку от такого сидения я не видел - всё равно в стране продолжал бы править ригсдаг, депутаты которого открыто получают деньги от чужеземных государей.

   Толпа внимала, как заворожённая - ещё бы, речь была отрепетирована как хорошая пьеса.

  - Я не умею сидеть на троне, я могу только править. Как - вы знаете сами. Но я не хочу править, подпираемый штыками, поэтому спрашиваю один раз... Вы готовы назвать меня своим государем? Нет, не говорите пока! Хочу сразу сказать: вам придётся много работать. Очень много! Будут изменены многие законы - потому, что они устарели и могут помешать. Вы согласны слушать меня и поддерживать во всём?

  - Даа! - Заревели в толпе. Сперва - 'подсадные' агенты Юргена, а затем 'завелись' и остальные. Орали долго и тон воплей был самый восторженный. У многих на глазах были слёзы...

   Коронация прошла всего через неделю, но нужно сказать, что несмотря на спешку - удачно. Владимир вместе с Натальей и приближёнными придумал весьма неплохой сценарий. Поскольку с деньгами в шведской казне было туго, а тратить на это деньги Померании не было никакого желания, то решено было опереться на старинные обычаи. Правда, часть этих обычаев пришлось придумать... Но неважно, получилось славно: обнажённые клинки 'Волков' и 'Лучших людей' Швеции, клятвы на мечах, праздничные танцы на площадях при свете костров, пиво рекой и свиные туши на вертелах... Народу понравилось, да и большая часть 'лучших людей' оценила - дешёво и сердито. Короновался он как Вольдемар Первый.

   Объединять Померанию и Швецию в единое государство новоявленное величество не стал - разные народы, разные обычаи и законы, а главное - яростное неприятие такого события Великими Державами. Короновалась и Наталья, что шведы восприняли с восторгом. 'Готская принцесса' была как бы не популярней самого Грифича. Особенно восхищал их тот факт, что несмотря на рождение пятерых детей она оставалась красивой и молодой. Попаданец с самого начала подлечивал её с помощью эсктрасенсорики, но... народу такого не скажешь, так что шведы ходили чрезвычайно важные и к месту и не к месту вставляли слова про 'Готскую кровь'.

   Праздники быстро закончились и начались будни. Основная работа - наведение порядка, воровство чиновников и 'народных избранников' достигло невиданных высот. Именно сейчас, когда поддержка народа велика как никогда, можно 'проредить' этот контингент.

   Юрген со своими ребятами давно уже собрал досье на самых злостных. Увы и ах, но среди них были и неприкасаемые - послы некоторых государств (в том числе и России), слишком нагло вмешивавшиеся в дела Королевства, знатные аристократы и прочая публика. Здесь работа шла иными методами - шантаж, вербовка, призывы вернуть часть украденного. Остальные же...

   Рокот барабанов и на помост выводят почти полтора десятка человек. Это офицеры, военные чиновники и гражданские поставщики, работающие на армию. Все они виновны в воровстве - из-за них уже больше двух лет не поступали деньги на военные учения, на порох, на амуницию, на закупку и содержание лошадей... Даже жалование солдатам и офицерам не платили по полгода!

   Короткий рассказ с перечислением вины каждого из них, перечисление уворованного, конфискованного...

  - Конфисковали всё имущество! - Говорит Владимир, - до последней монетки! Кому-то это может показаться слишком жестоким, ведь у них есть жёны, дети и внуки, престарелые родители... Однако воровали они у армии, у солдат и офицеров, которые тоже имеют детей и престарелых родителей... Они воровали у всего народа! Случись война, сколько бы людей погибло просто из-за того, что солдаты не умеют стрелять, а у коней из-за бескормицы нет сил тянуть пушки!? Что, они не понимали происходящего? Понимали... Просто считали, что лично им ничего не грозит, а гибель вас, ваших детей и внуков, ваших родителей... Им плевать!

   Рюген говорил, умело подогревая толпу - всё-таки ораторская школа двадцать первого века, это серьёзно. Научные диспуты с ней как-то не выходят, а вот 'разогреть' толпу... Постепенно горожане начали смотреть на приговорённых к казни, как смотрели бы в двадцатом веке после ВМВ на Геббельса или доктора Менгеле - как на нелюдей. Поэтому прозвучавший приговор встречен был одобрительным рёвом.

   Но Померанский умел не только говорить, в дело пошли и газеты, комиксы... После своего успеха, когда он сумел после 'Резни мекленбуржцев' отбиться (не победить!) от обвинений в крайней жестокости, выпуск комиксов и газет стал делом стратегическим. К августу 1776 года, всего через два месяца после вступления на престол, общественное мнение не только Швеции и Скандинавии, но и всей Европы, склонилось на сторону Грифича.

   Понятно, что французские и английские про правительственные газеты всячески поливали его грязью. Но хватало и оппозиционных или условно-независимых газет, которые его защищали. Не потому, что он был прав, а потому, что это было выгодно оппозиции. Но защищать человека, у которого в распоряжении великолепная разведка и мощнейший пропагандистский аппарат, значительно легче. Так что средний европейский обыватель, считающий себя 'умным и независимым', составил мнение о новом короле Швеции, как о человеке безусловно жёстком, но не жестоком. А что казни... Ну так там такой бардак, что вешать можно тысячами - и всё за дело!

   Бардак и правда был знатный, так что пришлось Померании делиться чиновниками. Мера эта была временной, о чём сразу объявили. Ещё было объявлено о изменении бюрократической системы в сторону большей 'советизации'. В Померании и Поморье (что с недавних пор одно и то же) система была отработана. Принцип прост - там, где можно обойтись без чиновника, следует обходиться без него. Вместо этого - всевозможные старосты, квартальные и т.д., которых выбирали сами люди.

   В большинстве случаев от них не требовалось особой квалификации или досконального знания делопроизводства, да и времени это отнимало не так уж и много. Так что большая часть выбранных стали пахать не за деньги, а в стиле 'общественной нагрузки'. И между прочим - охотно. Какой-нибудь лавочник и так каждый день общается с покупателями и большую часть вопросов способен решить на месте. А к повышению статуса местные относились ой как серьёзно и любая, даже мелкая общественная должность, ценились невероятно.

148
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бояться, но делать
Последняя ведьма Ишэна
Новая Зона. Синдром Зоны
Занимательная история мер измерений, или Какого роста дюймовочка
Притворись моей невестой
Все изменяют всем. Как наставить рога и не спалиться
Как попадать в ноты?
Ведьма огненного ветра. Ответный визит
Смерть навынос