ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как избавиться от наследства
День, когда я начала жить
Цепь
Гимназия Царима
Некоторые не попадут в ад
Чужое прошлое
Воля и самоконтроль: Как гены и мозг мешают нам бороться с соблазнами
Русская канарейка. Желтухин
Чистовик

   Экскурс в прошлое - Гросс-Егерсдорф

  " - Да нас ить больше почитай в два раза! - орал пьяный гвардеец, - растопчем немчуру!

  - Топтальщик, - пробормотал Репин, - с нехорошим прищуром глядя на преображенца. С нехорошим - потому что именно этот гвардеец был... не лучшим представителем, мягко говоря. Орал много, делал мало...

  - Да уж, - поддержал непосредственного (на тот момент) командира Игорь, - в два раза! А толку-то от этих двух раз? Шестнадцать тысяч иррегулярной кавалерии - толку-то от неё...

   Утверждение было несколько странным, если не знать ситуацию в целом. Иррегулярная конница хороша только в разведке и рубке уже убегающего врага, а уж если эта конница в большинстве калмыцкая... Не внушали они доверия ни ему, ни остальным.

   Грабить - да, а вот воевать - нет. Были уже случаи убедиться, что в битвы они не спешат, а вот по части сбора трофеев - первые. Доходило до того, что русские полки громили врага, а трофеи собирали калмыки. Мало того, они могли ограбить ещё и русских солдат - были прецеденты. Наказывали - вплоть до виселиц, но как-то бестолково, так что бардак продолжался.

   Плюс казаки. Тоже мародёры ещё те, да и в битву совсем не спешат - хотя и умеют, тут не отнимешь. Но эти-то хоть разведкой занимались, да охраной обозов, да арьегард-авангард... В общем, при деле. Правда, Апраксин почему-то не спешил пользоваться их услугами... Даже разведку не высылал!**

  - Да мать! - Егор крепко сжал зубами погасшую трубку, - неужели нельзя было выслать тех же калмыков погулять по прусским тылам!?

  Вопрос был из серии риторических - Апраксина солдаты невзлюбили. Командующий оказался таким, что попаданец стал понимать Сталина с его репрессиями. Тут не то что расстреливать - на свечке поджаривать начнёшь! Хреновый командующий, снабжение армии отвратительное... Продолжать можно было долго, так что в солдатской среде уже шли разговоры об измене.

   Войска уже не первый день стояли друг перед другом, испытывая нервы на прочность. Однако если пруссаки делали попытки провести рекогносцировки, то русским войскам Апраксин прямо запретил это делать. То есть небольшие отряды, посылаемые командирами полков и батальонов, что-то пытались делать, но результаты были скромные.

   Уланы стояли вместе с казаками перед левым флангом, у посёлка Зитенфельде. Именно впереди - сзади их подпирала пехота, расположившаяся практически на берегу Ауксины. Место, по мнению руфера, было не самым удачным - возможности для маневра были слабоваты. Да и казаки...

   Сейчас это было не воинское сословие, служащее России, а жители отдельных государств***, которые ещё недавно посылали своих послов в Европу. Сравнительно недавно, с исторической точки зрения, они стали некоей автономией Российской Империи. Ну а сейчас та самая Империя давила на них, стараясь лишить самостоятельности.

   В общем, воевать они умели, но не слишком-то хотели, да и к уланам относились с изрядной долей пренебрежения...

  - Лапотники! - и всё тут. Они - потомственные вояки во многих поколениях, а большая часть сослуживцев Игоря - вчерашние крестьяне. Ну и отношение - соответствующее. И пусть эти лапотники воевали эффективней, но:

  - Быдло!

  Никакого понимания идеи "Русского единства" у них не вызывали.****

   На утро было назначено выступление и самое паршивое, что русские толком не знали расположение противника. Оставалось надеяться, что противник тоже не знает...

   Авангард ушёл вперёд - сквозь лесные заросли пошла пехота, а по открытой местности - казаки. Примерно в версте за казаками следовали уланы. Шли без особого шума, но через какое-то время вдали затрещали выстрелы - авангард столкнулись.

   Пропела труба и офицеры скомандовали:

  - В колонну! - и унтера начали выстраивать людей.

  - Назад, осади, - громко командовал попаданец, приказывая как своим, так и помогая соседям.

  - Только бы не пушки, - нервно сообщил ему подъехавший Егор. Парень только хмыкнул - пушки они не любили...

   Прискакали казаки, докладывая командованию ситуацию. К сожалею, информацией там делиться не любили...

  - Выстраиваются, - бросил им проскакавший мимо казак. Ну хоть какая-то определённость...

   К сожалению, информация оказалась неполной.

  - Конница, - с нотками паники пронёсся молоденький казак.

  - Уланы! Рысью!

  Стиснув зубы от бессилия, спортсмен принялся наводить порядок в вверенном подразделении. Зубы стискивал не столько от страха, сколько от злости - бесил идиотизм происходящего, бардак.

   Им предстояло сбить атаку, дать возможность войскам перегруппироваться.

  - Драгуны! - прошло по рядам и лица улан просветлели. Противник не самый страшный, вот кирасиры, те да - немного хуже... Выстраиваясь на ходу в боевой порядок, кавалерия мчалась навстречу врагам. И нет - место Игоря было не в первых рядах, а слева-сбоку.

   Нна! И пика, удерживаемая левой рукой, влетает остриём под драгунский шлем. Удержал древко чудовищным даже для него усилием, зато на острие повисла лицевая кость врага. Неприятно? Нет, только какой-то злой азарт - и желание повторить столь удачный удар. Удаётся - и остриё вонзается в шею - не слишком сильно. Однако и этого оказывается достаточно. Следующий удар отбивает палашом, одновременно уклоняясь. Слегка поправив траекторию, удаётся вонзить пику в грудь его товарища - и вытаскивать уже не получится.

   Лошади перешли на шаг и началась сабельная рубка. Острие палаша устремляется у морде Звёздочки. Отбить, сильно вытянуться вперёд, отрубить кисть...

   Развернуться в седле упражнением из спортивной гимнастики и подошвой сапога сбить с лошади противника, вцепившегося было в горло Тихону.

   Вылетевшим из рукава кистенем спутать вражеский клинок, пригнув его к низу и лезвием клинка перерезать горло. Брызги крови в лицо.

   Игорь вертелся, умело работая клинком, руками и даже ногами. Довольно скоро пространство вокруг него расчистилось и контуберния ломанулась в прорыв. Судя по всему, таких прорывов было достаточно много, так что голштинцы дрогнули и побежали.

  - Руби их в песи! - волком завыл командир полка.

  - Круши в хузары! - поддержали офицеры... И уланы кинулись за беглецами, рубя их в спины. Недолго - это оказался передовой полк, сдуру оторвавшийся от своих и сейчас на выручку шла остальная кавалерия.

   Отступали организованно - удавалось не только отбиваться, но и прихватить трофейных лошадей. Галопом залетая за полевые укрепления, уланы спешились.

  - Раненые есть?!

  Вопрос не праздный и не глупый - в горячке боя многие не ощущают ранений и продолжают сражаться даже тогда, когда можно отойти в тыл. Однако раны-то - сабельные, так что кровопотери просто ой и самое неприятное, что такой вот "берсерк" может погибнуть буквально "на ровном месте" в абсолютно рядовой ситуации. Так что - прислушивались к организму и посматривали на товарищей.

  - Боярин, да ты никак загрыз кого? - с весёлым смешком спросил у парня один из солдат. Проведя по лице рукой, попаданец обнаружил кровь. Ах да... Тот самый драгун, которому перерезал горло.

   Затем было много, много контратак и схватки несколько раз докатывались до орудий. У Игоря сломалась пика и клинок - рубился запасным, кончился порох для пистолетов, заработал несколько лёгких ранений и один ушиб от пули на излёте*****... Положение спас Румянцев, ударив с четырьмя свежими полками - по собственной инициативе! Апраксин ничего не предпринимал...

   В том бою он получил признание не только коллег и офицеров полка, но и самого Румянцева, заметившего отчаянного улана. Благодаря его протекции он перескочил через ранг фурьера и стал сразу каптенармусом..."

   Тряхнув головой, попаданец отогнал воспоминания и принялся обходить хозяйство. Он многое поменял в... Да, можно сказать, что в своей роте.

   Централизованное снабжение и по возможности - питание******, организовал что-то вроде "кратких курсов" по основам медицины для желающих...

20
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Еда и мозг. Что углеводы делают со здоровьем, мышлением и памятью
Смерть миссис Вестуэй
Изнанка
Замуж за дракона. Отбор невест
Великие мужчины
Ницше в комиксах. Биография, идеи, труды
Проникновение
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Триггер