ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тестировщик миров
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Сладкое зло
Махинация
Искусственный интеллект. Большие данные. Преступность
Грусть пятого размера. Почему мы несчастны и как это исправить
Записки феминиста. О женщинах и не только, с любовью и улыбкой
Сердце дракона
Вещие сны. Ритуальная практика

  Дружный мужской хохот не прекращался долго.

   Вообще, попаданец обнаружил, что знание множества забавных историй из будущего и колоссальное количество всевозможного "мусора" в голове, сделало его великолепным рассказчиком. Не сразу, понятно дело - сперва нужно было понять, что здесь считается смешным. Так и с этой историей - чуть акценты сдвинул и смешно стало. На самом-то деле та баронесса рыдала, рассказывая о завистливых соседях, имущественной тяжбе и женской неустроенности. Так что Трифону пришлось стараться не только в постели, но и поработать психотерапевтом (а немецкий за годы компании он немного освоил) в промежутках между...

   Хвала небесам, что хоть трофеи можно было продавать через Илью Лукича. Капитан давно уже наладил неплохие связи с местными купцами/портными/кузнецами/прочими ремесленниками и продавал барахло за достаточно приличную цену - не забывая и себя, понятное дело.

  - Ну с сукном ты неплохо разживёшься, - оглядел залежи капитан, - где-то на тысячу талеров точно потянет. А вот что делать с остальным барахлом - понятия не имею. Тут уж как повезёт.

  Поручик и сам не знал - что ему делать со всевозможными портретами, посудными сервизами и прочим. Досталось вот согласно жеребьёвке, но те же фарфоровые сервизы... Для уланского поручика они слишком хороши, а для имперского князя и кавалера двух орденов - мусор...

  - А знаешь что, Лукичь? Почему бы не выставить всё это барахло - и не только моё, как в лавках выставляют. Народ-то у нас разъехался, так что какой-никакой амбар найдётся. Да пустить слух промеж штатских, что здесь можно трофеями из Пруссии разжиться. И вот ещё что - я в живописи да в искусстве мала-мала разбираюсь, так что сам понимаешь - могу дать нормальную оценку.

  - Да где ж ты раньше бы! - Вырвалось у капитана.

   Разбирался с барахлом, прерывая это увлекательное (без шуток - вещи попадались порой очень интересные) занятие визитами, ровно неделю. За это время не было никаких гонцов из дворца...

  - Да болеет матушка, - с сочувствием сказал знакомый гренадер, - она сейчас вообще плоха. Дай бог, хоть этот год переживёт...

  Выдав информацию, гвардейский сержант перекрестился на купола ближайшей церквушки и пошёл дальше, откровенно пошатываясь. Ну что вы хотели - трезвая гвардия, это нонсенс...

   Гонец прибыл на восьмой день - молодой чиновник невысокого ранга. Он с таким откровенным восторгом смотрел на князя, что Владимир не выдержал и подарил молодому (лет шестнадцать от силы) парню одну из трофейных сабель.

  - При Кунерсдорфе взял, хороший боец ей владел.

  Парень аж прослезился от чувств - клинок и в самом деле был хорош, да с историей, да подарок Рыцаря Моста... В общем, улан не успел опомниться, как Яков Сирин успел записаться "в команду" и начал вываливать новости, снабжая поручика ценной информацией.

   "Матушка Елизавета" любила устраивать праздники и решила устроить праздник в его честь. Поскольку она болела и капризничала, то праздник откладывался, как и общение с императрицей. Такому поведению никто не удивлялся - привыкли...

   Сейчас Елизавета Петровна пошла на поправку, настроение улучшилось так что она затеяла маскарад - поэтому и гонец.

  - К портному должен вас отвести, - откровенничал Яков. - Какой костюм? Вот уж не знаю... Вроде как будет вам два мундира и что-то машкарадное. А вот что...

  Юноша растерянно развёл руками - императрица славилась чудачествами и угадать её желания было порой весьма проблематично.

   Оседлав Звёздочку... Да, ту самую кобылу, выданную ещё рядовому улану. Пусть она была и не самых лучших кровей, но о ней единственной попаданец бы горевал, если б та погибла. Вот и берёг, выезжая только в тех в тех случаях, когда предполагалась обычная прогулка.

   Оседлав Звёздочки, в компании с молодым чиновником улан отправился к портному, жившему сравнительно неподалёку от дворца в богатом собственном доме. Не придворный портной, но близко, так что не бедствовал.

   Поскольку ордена цеплять офицер не стал, да и ехал в изрядно потрёпанном мундире, то особо не глазели. Попадались и внимательные.

  - Ваша Светлость! - Вытянулся покалеченный солдат, выходящий из кабака.

  - Светлость, Светлость, - согласился князь, глядя на егерский мундир, - а ты случаем не Ефим Смолянин?

  - Он самый, - приосанился егерь.

  - Как же, помню... На вот, - Владимир покопался и вытащил полтину, - поправь здоровье.

   Портной с домочадцами встретил улана суетливо, окружив заботой.

  - Какой красивый молодой человек, - льстиво забубнил портной, обмеряя спортсмена. Однако через несколько минут несколько успокоился - увидев, что клиент не реагирует на комплименты. Ну да - здесь работали достаточно примитивно, так что на закалённого реалиями двадцать первого века такие кунштюки действовали слабо.

   Александр Иванов - тот самый портной, был крещённым евреем, но крещённым явно для вида - вряд ли в доме православного человека уместна кипа. Впрочем, это попаданец благодаря интернету подметил такую деталь, а обычный русак из этого времени вряд ли понял бы - что это такое. Да плевать... Пусть он и не одобрял лицемерие, но - не ему судить людей...

   Обмеры заняли около часа - и не только возня с измерительной лентой. Ему пришлось одевать какие-то мундиры и штаны, смётанные откровенно "на живую нитку" и принимать в них причудливые позы.

  - Ножку отставьте в сторону, как в танце. Так, замечательно..., - бубнил портной, делая какие-то пометки прямо на материи.

  - Руки вытянете вверх, Ваша Светлость, - и офицер послушно вытягивает, - ага... Ох, какая у вас грудная клетка! Вдохните как можно глубже... А теперь выдохнете... Ничего себе...

  Ремесленник с озадаченным видом уставился на аршин.

  - Сложный вы клиент, князь.

  Владимир вопросительно посмотрел на портного.

  - Фигура у вас - хоть статуи лепи, хоть и худа чересчур... Ах да, вы же ещё от ран не оправились... Понимаете, пропорции непривычны - талия к вас, как не у всякой девушки, а плечи даже после ранения - не у всякого амбала** такие. Непривычно, у господ придворных обычно животики...

  Тут он задумался о чём-то своём, шевеля губами и опомнился где-то через минуту.

  - Ой, не беспокойтесь - старый Соломо... Александр сделает всё в лучшем виде! Это я так...

   Кстати, Яков прояснил и не совсем понятную ситуацию с отсутствием приглашений от аристократии. В нормальной ситуации улана бы просто замучили визитами, даже если бы он не был аристократом. А так - только старые товарищи из окрестных полков.

   Виновницей такого отношения была "Елисавет" Петровна". Императрица не слишком вникала в государственные дела, но вот праздники и развлечения были только её вотчиной. Если кто-то переходил дорогу, то гнев "матушки" мог сломать человеку судьбу. Формально смертной казни в России не было, но оставались такие "милые" обычаи, как драние ноздрей и нужно сказать, что истинная "Дщерь Петрова" не слишком стеснялась в применении подобных средств.

   В чём-то серьёзном придворные могли бы пойти против её воли - те же государственные дела, к примеру. Но вот развлечения... И князь до самого приёма должен оставаться в своеобразно вакууме.

   Через неделю был готов парадный мундир, а ещё через три дня сияющий Яков Сирин влетел в слободу на калмыцкой лошадке.

  - Через два дня - приём в вашу честь, - выпалил он с порога.

  - Присаживайся, - флегматично отреагировал Владимир, - щей будешь?

  Парень было удивился, видя такое спокойствие, но быстро отошёл.

  - Буду! - И засмеялся, - В конце-концов, не каждый может похвастаться, что ел за одним столом с имперским князем и тот сам наливал ему щи!

   Причина такого спокойствия проста - перегорело. Ну что такого может быть на приёме? Дадут новое звание или орден, может имение какое или денег подкинут. Интрига заключалась в том - что он не знал, какая именно "плюшка" ему обломиться. Но откровенно говоря... устраивала любая.

38
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Размышления Ду РА(ка): Жизнь вне поисков смысла
Подкована
Маркетинг 4.0. Разворот от традиционного к цифровому. Технологии продвижения в интернете
Вторая попытка Колчака
Гиперфокус
Видок. Чужая боль
Русский частокол
Наука влияния
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса