ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психология влияния
Черная кошка для генерала
Твоя случайная жертва
Реанимация судьбы
Рассуждения о методе. Начала философии. Страсти души (сборник)
Сингулярность
Всепоглощающий огонь
Сталинский сокол. Комэск
Фаворитка проклятого отбора

   Широкое движение кистью - и поперёк спины унтера возникает кровавая полоса... Увернуться от широкого удара прикладом, кончиком клинка дотянуться до горла... Замешкавшемуся рядовому, потерявшему равновесие, ребром левой руки по основанию шеи. Хруст.

   Тут подоспел и остальной авангард, связав боем два десятка оставшихся гвардейцев. Нельзя сказать, что это были волки, напавшие на овец, но... Всё они были не просто отменными бойцами, а бойцами, прошедшими кровавую кампанию и умели применять свои знания не только в теории. Во всяком случае, тот же Аюка от хлестанувшей в лицо крови врага только взвыл по волчьи и явно впал в своеобразный транс.

  - Пали! - Услышал Рюген голос Миниха, а затем и звуки выстрелов. Подоспевший основной отряд практически в упор расстрелял оставшихся гвардейцев.

  - Контроль! - Прорычал князь и прошёлся по баррикаде, добивая оставшихся в живых. Такая привычка была у многих ветеранов - слишком часто покрытые кровью "трупы" оживали и всаживали клинок в спину товарищу. Ну а если он просто тяжело ранен, то с современным уровнем медицины это элементарное милосердие - всё равно умрёт, только мучительно...

   Быстро разбросав баррикаду и оттащив в сторону тела, бойцы вновь вскочили на коней и поскакали в сторону порта. Несколько раз им попадались разрозненные кучки гвардейцев и каких-то непонятных вооружённых людей - то ли гайдуков, то ли вообще - лакеев.

  " - Судя по всему, - подумал попаданец, - это какие-то личные гвардии вельмож. Не случайно же Разумовский хотел меня задержать."

   В порту была непонятная возня - что-то похожее на смесь пьянки и агитации.

  - Княже, я проскользну, - подошёл к нему Емельян, - на рожон переть не стоит.

  Прикусив губу, князь задумался - лезть на рожон и в самом деле не следовало, но время...

  - Давай, только побыстрее - сам понимаешь, наверняка гоняться.

   Пугачёв возник рядышком минут через пятнадцать. Именно возник - только сверх-чувства попаданца в сочетании с настороженностью, позволили понять ему, что кто-то подходит. Подивившись "ниндзюку" и поняв, как именно тот с товарищами "шалил" прямо в прусском лагере, Владимир тихонько сказал:

  - Докладывай.

  Из слов разведчика выходило, что это вельможи со своими людьми мутят - водки да вина привезли. Флотских пытаются даже не завербовать, а просто смутить. Где-то разговоры об уме Екатерины, где-то о "предательстве" Петра... Не суть важно - важно то, что они просто пытаются блокировать полк и обезвредить флот.

  - Пройти сможем?

  - Да хрен его знает, - Пугачёв с сомнением покосился на Государя, обмякшего в седле, - мы-то пройдём, а вот с ним...

  Помог Миних, отошедший от основного отряда, спрятавшегося за постройками. Фельдмаршал прекрасно ориентировался здесь и понимал саму структуру порта и Кронштадта. Вернувшись из ссылки, он быстро восстановил многие связи и теперь мог назвать даже суда и капитанов, за которых ручался.

   К большой компании гулявших флотских подошёл важный вельможа.

  - Я Миних, - представился он, если здесь кто-то, кто не знает меня?

  - Да кто ж тебя не знает? - удивился пьяненький матрос, - ты конечно пёс ещё тот, но службу знаешь и зазря служивых не обижал.

  - Ну а раз знаете, - продолжил старый фельдмаршал, - то слушайте. Екатерина замыслила переворот. Гвардия и вельможи за неё. Что такое переворот - сами знаете. Гвардии да вельможам будут деньги раздаваться, да поместья, да крестьяне... Да и сами должны понимать - что такое баба на троне, да такая... Гулящая.

   Миних говорил короткими, рублеными фразами - так, чтобы поняли даже пьяные флотские. И те поняли... Началась было шумиха, но Бурхард быстро успокоил народ. Словом, спустя несколько минут нестройная толпа прошествовала к одному из стоящих у причала кораблей.

   Придворных частично переодели, а частично просто заслонили от других компаний гуляк. Однако нужно сказать, что прошли скорее благодаря наглости мероприятия, ну и тому факту, что сейчас в порту хватало таких вот странных, смешанных компаний.

   Погрузившись на "Гордость Балтики" - довольно ветхую и совсем небольшую, спасители императора отправились к Кронштадту. С берега им кричали что-то запретительное, но тут снова спас Миних - он представил дело так, будто компания отправилась к флотской базе ради агитации за Екатерину.

   Погрузились не все - Тимоня отправился в расположение Семёновского полка, Аюка - в уланскую слободу, его там многие знали. Пусть и там и были в основном инвалиды да выздоравливающие, как и в других окрестных армейских полках, но даже несколько сот ветеранов - это сила.

  - Бегом вестового к адмиралу, - скомандовал Миних, едва к приставшему судну подоспела вооружённая охрана, - с нами император, в Петербурге переворот.

   Князь Мещерский прибыл очень быстро и увидев императора, которого перетаскивали на руках, побледнел и схватился за сердце.

  - Жив, - успокоил его Владимир, - плохо стало от таких известий, так я его снотворным напоил, чтоб от волнения не помер. Степан Михайлович, вы распорядитесь пока, чтобы императора с Наследником во дворец проводили.

  - Да-да, - слабым голосом, отозвался растерянный вице-адмирал и отправил в их распоряжение группу флотских******.

   И снова бразды правления перехватил Миних. Впрочем, Грифич не в обиде - жизненный опыт, связи, знания... Всё в его пользу, так что пусть "рулит".

  - Адмирал, - поднимайте гарнизон в ружьё, - властно приказал фельдмаршал, - ну и далее как положено - гонцы, приготовления к вражеской атаке и прочее.

  - Как вы думаете, - вместо ответа растерянно спросил Мещерский, - этот переворот - он серьёзный?

  - Уже нет, - веско ответил Миних, - императора с наследником из под удара заговорщиков вывели. Ну а дальше сами знаете - Кронштадт им не взять, а гвардия против армии, это не серьёзно, да и не все гвардейцы предатели.

   Тут немец прервал беседу и как-то очень хищно сказал:

  - Давно пора было проредить эти... сорняки, а тут повод какой, а?

  Хлопнув адмирала по плечу, он сказал, сменив тон на доверительный:

  - Можете считать, что Андрей Первозванный и повышение в чине у вас уже имеются, вы же теперь - один из трёх спасителей Государя.

  Кирилл Григорьевич* Разумовский - младший брат фаворита/мужа Елизаветы, гетман (последний) Запорожского Войска, президент Академии Наук. И разумеется - незаслуженно, исключительно за постельные заслуги брата. То есть дураком его никак не назовёшь, но в четырнадцать он - неграмотный пастушок, в шестнадцать - уже граф, а в восемнадцать - президент Академии Наук. Согласитесь - немного слишком... Тем более, что на этих постах он проявил себя или плохо (гетман) или никак (президент Академии Наук).

  Гайдук** - вольнонаёмный (как правило) телохранитель.

  Туалетов*** В то время - одежда, обычно парадного типа.

  Пистоль**** Не путать с пистолетом. То, что подразумевается под этим словом, напоминает скорее крупнокалиберный обрез. Изначально это лёгкое кавалерийское ружьё, которым можно было управляться одной рукой. Позже сюда включили и кавалерийские же пистолеты с длинными стволами и крупным калибром.

  Карабин***** нарезное (то есть дальнобойное) ружьё. Первоначально карабин - укороченное нарезное ружьё, предназначенное прежде всего кавалеристу.

  Флотских****** В то время моряками нередко именовали собственно корабельных специалистов, под матросами - морскую пехоту и какую-то часть флотских гарнизонов. Плюс во флотских гарнизонах могли быть ещё и обычные солдаты, технические специалисты со званиями, вольнонаёмные. Так что в некотрых случаях проще обозначить их как "флотских", чем писать подробные разъяснения.

Глава десятая

   Вице-адмирал пусть и был назначен в Кронштадт совсем недавно, но всё про всех знал - Русский флот в настоящее время был достаточно маленький, так что каждый был на виду.

52
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Договаривайся, а не говори. Техники управляемых переговоров
Не надо думать, надо кушать!
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Семь сестер
Голова профессора Доуэля. Властелин мира
Всё хреново
Играй в меня, или Порочная расплата
Озорная классика для взрослых
Ханна Грин и ее невыносимо обыденное существование