ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свадебный салон, или Потусторонним вход воспрещен
Стивен Хокинг. Непобедимый разум
Сказки для маленьких
Некрасавица и чудовище. Битва за любовь
Распутница и принц
Моя гениальная подруга
Эмоционально-образная терапия каждый день
Фальшивый золотой ключик
Эмоциональный интеллект лидера

  - Рассказывай, - мягкой улыбкой велел он пленнику. Тот с ненавистью уставился на князя.

  - Мы всё равно убьём Петра и Россия станет свободной!

   Громкое заявление, однако вскоре выяснилось, что подразумевается республика по типу Польши - с правами для аристократов и бесправием для всех остальных. О подробностях заговора пленный говорить отказался.

  - Зря, - с такой же мягкой улыбкой сказал Рюген и рукояткой кинжала раздробил ему мизинец, зажав предварительно рот. Затем начал "играть" с раздробленным пальцем, а как только пленный пытался орать, следовал тычок в солнечное сплетение.

  Чувствовал ли он что-нибудь к жертве? Да - отвращение. Владимиру были омерзительны все эти заговорщики, готовые заведомо ослабить страну ради того, чтобы лично им было лучше. Впрочем, они подводили под своё предательство весьма своеобразную философию - они лучшие представители народа и потому должны жить лучше. Ну а представители более... низкие должны быть счастливы служить таким господам, как они. Несчастливы и вообще не желают признавать себя низшими, а их, таких хороших, высшими? Выродки, твари, нелюди - засечь плетьми, стоптать конями! Они не имеют право на жизнь!

   Через две минуты лейб-гвардеец с ужасом смотрел на него и выкладывал всё, что знал, а знал он немало - друг от друга они не слишком таились. Спортсмен сидел перед "языком" по татарски, со скрещенными ногами и молча кивал, всё так же улыбаясь. Когда тот начал повторяться раз за разом - коротко, без замаха ударил пленного в висок тыльной стороной ладони. Пугачёв молча и даже с некоторым одобрением, смотрел на него. Закончив допрос и убив врага, они не стали что-то говорить, а просто отошли в сторону - пусть считают, что умер позже от ран...

  - Не зря спешат, - объявил Владимир Семёновцам, - знают, что времени у них немного, ведь в Петербурге народ уже начинает понимать, что им хотят посадить на шею Екатерину, убив императора. Раньше-то они могли считать, что дело уже сделано и потому присягнуть ей, но теперь наши люди рассказали, что Государь и Наследник живы и в безопасности.

  - Ну а что, они разве не знают, что Кронштадт невозможно взять? - удивился один из жадно слушавших гвардейцев.

  - Да может и знают, - пожал плечами князь, - но надеются взять город и короновать Катьку. Ну а там - может, кто-то из гарнизона крепости соблазнится и предаст или ещё что...

  - То есть нам просто выстоять немного, а там и город поднимется - если будут знать, что мы ещё держимся? Так?

  - Верно.

   Боевые действия на территории порта, по совету попаданца велись маневренные. Для этого сделали смешанные группы из гвардейцев и флотских, знающих территорию. Ну и получалось неплохо - в нужном месте накапливали силы, били и сматывались, не дожидаясь "ответок". Тактика в большинстве случаев была стандартной - залп из засады, затем экстремал с Емельяном и сержантом Вахромеевым врезаются в ошеломлённого противника и "связывают" его боем, давая своим время на перезарядку. Затем ещё один залп - и в штыки.

   Грифич почернел от порохового дыма и покрылся пятнами чужой крови. Много раз они пересекались с другими отрядами, объединялись в условленных местах и вновь разбегались. Встретившись в очередной раз, князь увидел, что Челищев чрезвычайно доволен.

  - Их с тыла начали бить, - хрипло сказал майор, не дожидаясь вопроса, - уланы твои ядром стали, ну а к ним остальные армейские присоединились. Пока мы тут силы на себя стянули, к бунтовщикам сзади пристроились.

  Сказав это, он хрипло рассмеялся немудрёной шутке, заржали и остальные, сбрасывая напряжение.

   Постепенно силы мятежников начали таять - не только из-за действий оборонявшихся. Князь уже наблюдал несколько сценок, когда в одиночку или небольшими группами противники просто бежали прочь.

  - Любим Арсеньевич, тебе не кажется, что они очень уж бестолково действовали, - заметил принц вот время одной из передышек, жуя подобранную щепочку.

  - Вестимо, - солидно согласился командир Семёновцев, - они и так-то потерянные были - чувствовали всё-таки свою неправду, а сейчас и вовсе...

  Постояли, помолчали...

  - Орловы гвардию в атаку ведут! - Прибежал с донесением рядовой гвардеец с выпученными глазами. Впрочем, пока не вели, а только воодушевляли.

  - Экие они.... - неопределённо выразился майор, глядя на происходящее в подзорную трубу.

  - Ну-ка, - бесцеремонно отобрал её Грифич, - аа... Понял. Видишь, они там все в орденах - видать, Катька навесила. По принципу - победите, так всё ваше будет, ну а проиграете, так всё равно подыхать.

  Снова посмеялись - это был вполне отчётливый жест отчаяния.

   Как оказалось, воодушевлять Орловы умели. Что уж там пообещали гвардейцам, неизвестно, но атаки начались беспрерывные, да с удивительным остервенением. Пришлось Рюгену как следует пострелять, да помахать клинком. Во время боя к нему пришло интересное решение проблемы - как можно остановить нападающих, да одновременно сделать себе "имя" в этом деле. Не факт, что получиться...

   Фигура парламентёра с белой тряпкой в руке озадачила нападавших, так что стрелять не стали. Да собственного говоря - карбинов у них не было, а из обычных мушкетов просто не попасть...

  - Все меня слышат? - Зычным баритоном поорал парламентёр.

  - Ты что-то тихо говоришь, - демонстративно поковырялся в ухе один из Измайловцев, - в Зимнем тебя точно не слышали.

  По рядам разгорячённых алкоголем гвардейцев прошли смешки.

  - Ну а раз раз слышали, - не смутился парламентёр, - то слушайте дальше. Я, князь Грифич, принц Рюген, генерал-майор на русской службе*****, вызываю на поединок всех зачинщиков бунта и прежде всего - братьев Орловых! Да не по очереди, а всех сразу! Надоело мне убивать русских людей!

  - Так и не убивал бы, немчура! - крикнул всё тот же Измайловец, - отойди в сторонку, да повинись перед императрицей Екатериной!

   Вместо ответа парламентёр развёл руками...

  - Я понимаю Орловых - те такие же предатели, как и вы, но они хотя бы пытаются пробиться к власти, а вы-то? Жалование на несколько рублей поднять обещали да пряжки серебряные выдать - с надписью "Изменившим присяге от неверной жены и незаконной правительницы"?

  - Не твоё дело, что нам обещали!

  - Понятно, не моё. Но оно и ежику ясно - поместья да чины, каждому. Вы хоть думали, что обещания эти они просто не в состоянии выполнить - нет в России столько поместий!

  Вместо ответа Измайловец поднял мушкет и нацелился в Грифича, но тот в последний момент просто спрыгнул вниз. Да впрочем, это была излишняя предосторожность.

  - Вышло? - Жадно спросили его соратники.

  - Да хрен его знает, искренне ответил Владимир, - но даже если какая-то часть противника просто задумается - уже благо.

   Оказалось, что вышло - мятежники заметно засомневались и атаки стали достаточно вялыми, скучными. Ну и...

  - Орловы там! - прибежал довольный Тимоня, наконец-то присоединившийся к командиру, - что-то орут да руками машут.

  Выяснилось, что попытки ещё раз воодушевить толпу как-то не слишком удались и тогда Орловы решили принять вызов. А что им терять? Если проиграют, то уж точно хреново придётся, а если выиграют... То может быть, воодушевлённые бунтовщики всё-таки смогут переломить ход сражения, а дальше - и и всего мятежа.

   Шпагу для поединка пришлось одалживать у майора - сабля против шпаги не слишком удачный вариант, даже с учётом выдающихся физических кондиций попаданца. Но и Орловы - ребята далеко не слабые и фехтовать умеют очень неплохо.

   К месту поединка вышел вместе с Челищевым - секундант.

  - Господа, - с нескрываемой иронией поклонился спортсмен мятежникам. Ответные сухие поклоны и Владимир снимает мундир и рубаху, показывая отсутствие доспехов. Григорий ожёг его злым взглядом и принялся стаскивать кирасу. Мелочь? Ан нет - психологически князь уже взял первое очко...

55
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фактор умолчания
Истребительница вампиров
Казус Кукоцкого
Нож
Приключения Робина Гуда
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Положись на принца смерти
Попугай на передержке
Большая и грязная любовь