ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Год нашей любви
Заразум
Пять травм, которые мешают быть самим собой
Любимые английские сказки / My Favourite English Fairy Tales
Русич. Бей первым
Английский язык. 10 класс. Базовый уровень. Книга для учителя с ключами
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Щегол
Доктор, у меня стресс. Психозы и страхи большого города

  - Игорь Владимирович, говоришь..., - протянул он, раскуривая трубку, - Русин.

  Короткий кивок в испанском стиле и парень замирает, слегка морщась от ядрёного запаха табака.

  - Из староверов, что ли? - с интересом спрашивает командир, - табак-то не любишь.

  - Католик, - коротко отозвался парень. Брови майора поползли вверх, но... Ничего не поделаешь - назваться православным, не зная никаких обрядов и молитв, значит нарваться на крупные неприятности. Никакая оторванность от Руси здесь не поможет, уж греческая-то церковь распространена достаточно широко. А католические обряды попаданец знал - отчим просветил, да и так много общался со священниками - церкви в Испании частенько скорее музеи, так что он часто их посещал.

  - А чего тогда табак не любишь, раз не старообрядец?

  - А они его не любят? Ну если так, то молодцы. Табак - дрянь.

   Глаза у майора стали... странные**, но разговор продолжился.

  - А с чего ты так решил?

  - Так попробуйте затягиваться хоть через материю какую - что будет? Смола да прочая пакость - и это всё оседает в лёгких, - уверенно ответил Игорь. Ещё бы не уверенно - как и многие спортсмены, он был достаточно неплохо подкован в вопросах медицины.

   С табака разговор перешёл на умения потенциального рекрута.

  - Языки? Испанский, немецкий, английский, немного латынь. По французски читать-писать могу свободно, но их говор плохо понимаю, как и они меня.

  - А по русски? - внезапно оживился ещё один немолодой офицер, недавно зашедший в избу.

  - Прочесть смогу, но не слишком хорошо, но писать - никак.

  Офицер сокрушённо поцокал и пожаловался майору:

  - Вот беда какая - писаря нормального никак не найду. Грамотных-то много, но почти все - полузнайки.

  - Оружием владеешь, верхом ездить умеешь? - продолжился расспрос.

  - Только клинковое, ну и фланкирование*** немного. Но только как пехотинец! Верхом езжу, но конному бою не обучен. Огнестрельное - умею (на фестивале показали), но плохо.

  - А на кулачках? - заинтересовался второй офицер.

   Игорь пожал плечами и честно ответил:

  - Если чисто на кулачках да по каким-то правилам, то нет, а если чтоб не только на кулачках - то хорошо умею.

  - Эт значит - ногами лягаться можешь? - сощурился Иван Сергеев.

  - И ногами и локтем двинуть и лбом зарядить.

  - Экий ты... Ну-ка, ступай во двор, проверим.

   Во дворе его облачили в кирасу, шлем и поножи, после чего вручили тяжёлую, тупую саблю и привели немолодого, крепкого усача.

  - Вообще-то я больше со шпагой привык, а не с такой, - протянул попаданец, после чего принялся разминаться, крутя восьмёрки. Сабля неожиданно оказалась... Не лёгкой - инерция была солидной, но как-то... как будто сил прибавилось.

   Ветеран со скучающим видом наряжался в такие же доспехи - явно чисто тренировочные. Короткий салют, сближение, жестяной лязг... и через десяток секунд сабля ветерана ощутимо бьёт по кирасе.

  - Нормально, - хрипло говорит солдат, - потянет. Видно, что к сабле не привык, да и в доспехах первый раз, но школа есть. Шпаге учили?

  - В основном рапире, но и шпаге тоже. Умею и саблей, но только лёгкой, - ответил парень.

   Принесли тренировочные рапиры и через полчаса выяснилось, что будущий рекрут владеет ими лучше всех в полку. Повод для гордости? Пожалуй, да, - решил Игорь, - не так чтобы сильный, для кавалеристов шпага явно вторична. И... было странное ощущение, что то ли он стал быстрей, то ли уланы движутся медленней.

  - Давай на кулачках! - азартно предложил майор.

  - С вами? - не понял парень. Смешок:

  - Нет, я слабоват на кулачках.

   Несколько желающих вышли на ходу делая короткую, достаточно неграмотную разминку.

  - А какие правила-то?

  - А... Ты ж не с Руси... Ну как в драке кабацкой, но не так чтобы совсем - по яйцам не бить, глаза не выдавливать, не кусаться не плеваться.

   Здоровый блондинистый (впрочем, они тут все блондинистые, - отметил Игорь) парень лет двадцати пяти вышел и размахнулся - широко так, отведя слегка согнутую руку слишком далеко. Шагнув навстречу, попаданец перехватил руку и сделал элементарный бросок через плечо, тут же опустившись на колено и обозначив добивание. Блондинистый вскочил было...

  - Хватит, Фёдор - победили тебя, - остановил его оклик майора, азартно следящего за происходящим.

   Следующего бойца экстремал встретил классически лоу-киком в бедро. Тот осел, но почти тут же вскочил и попытался продолжить бой. Парень с десяток секунд просто уходил от него. Наконец, драгун остановился и доложил окружающим со смешком:

  - Как слегой приложил, - после чего похромал к зрителям.

   Вышел боец, заметно старше остальных - явно ближе к сорока. Шёл достаточно грамотно - по сравнению с остальными. С ним Игорь провёл поединок по правилам бокса - знал и его, хотя и намного хуже. Прямой удар в солнышко остановил противника.

  - Силён! - светился второй, так и не представившийся офицер, - тебя, я вижу, даже не зацепили ни разу?

  Пожав плечами с невозмутимым видом, руфер отошёл в сторонку. Местные рукопашники его совершенно не впечатлили - такое впечатление, что всем им "ставили" школу на владение холодным оружием, причём чисто рубящим - ну или копьём. И вот эти движения они пытаются вплести в рукопашку - с закономерным исходом. Но главное - снова ощущение, что он стал сильнее и быстрей.

  - Силён! - повторился офицер, - записываем в полк! Только вот что - есть у нас традиция "Вербунок" танцевать.

  Видя непонимание будущего подчинённого, пояснил:

  - Охотники**** пьянствуют и танцуют перед записью. Традиции!

  Лица у солдат стали какие-то слишком задумчивые, так что парень просто неопределённо пожал плечами.

  Пиджак* - офицер после военной кафедры на срочной службе.

  Глаза у майора стали... странные** Дело в том, что табак в те времена широко рекламировался именно как лечебное средство. Например - от чахотки...

  Фланкирование*** - фехтование на древковом оружии. Если проще - пики, протазаны, штыковой бой.

  Охотники**** - воины добровольцы, пришедшие в армию самостоятельно, "в охотку".

Глава пятая

   Игоря поселили в избе, где жили пятеро холостых улан, остальных кандидатов в рекруты так же разбросали по контуберниям* к холостякам. Как он понял - для присмотра.

   Вояки держались несколько отстранённо, не пытаясь сесть ему на шею, но и не допуская в свой круг. Впрочем, ужином его накормили, но общались только друг с другом. Однако постоянно кто-то из них наблюдал за руфером - даже поход в сортир получился с наблюдателем.

   И да - своих лошадей уланы держали при себе, а не в какой-то централизованной конюшне, причём лошадей этих было почему-то по две.**

   С утра - никаких заданий и занятий не было - кандидатов предоставили самим себе - и снова с наблюдением. Ну оно и без знания психологии понятно - смотрят на поведение. Отдыхать предлагалось больше недели - запись в рекруты велась почему-то только по определённым дням.

   Ну, раз делать нечего, то Игорь взялся тестировать самого себя. Вот уже пару дней, как он заметил, что стал сильнее и быстрее - или это только кажется? Сделав пятиминутную разминку (а какие глаза были у зрителей!), он принялся отжиматься на одной руке. Фанатом силовых тренировок попаданец не являлся, но раз по тридцать на каждой мог отжаться, даже не идя на рекорд.

   После сотни отжиманий на каждой руке, он с невозмутимым, "индейским" лицом поднялся и начал приседать на каждой ноге по очереди, затем прыжки... И да - физические возможности выросли скачкообразно. По сути, даже сотня отжиманий не была пределом - чувствовалось, что мог бы отжаться как минимум столько же - мышцы только гудели, как будто к организму подключили какой-то трансформатор. Усталости не было.

7
{"b":"256027","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прикрой меня
280 дней до вашего рождения. Репортаж о том, что вы забыли, находясь в эпицентре событий
Во власти чудовища
Нежная война
Последний вечер встречи
Чтение с листа
Трущобы Севен-Дайлз
О вкусах не спорят, о вкусах кричат
Твои грязные правила